Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-2°
Boom metrics
Экономика9 сентября 2022 9:50

Дмитрий Губерниев: "Гребля развивает 96% мышц тела, а 4% остается "Норильскому никелю", чтобы довести баланс до совершенства!"

Накануне Владивостокской международной регаты-2022 в открытой студии радио «Комсомольская правда» на Восточном экономическом форуме побывали вице-президент «Норильского никеля» Андрей Грачев и телеведущий, мастер спорта по гребле Дмитрий Губерниев

Сила в синхронизации

Евгений Проскуряков, «Комсомольская правда»:

- 9 сентября в 15:00 в бухте Новик на острове Русский состоятся международные соревнования по гребному спорту «Владивостокская международная регата-2022». Обязательно приходите, участие бесплатное!

Дмитрий, Андрей, рад приветствовать Вас в нашей студии!

Дмитрий Губерниев:

- Спасибо, что позвали! Когда радио «Комсомольская правда» пригласило поговорить о гребле, я, честно говоря, даже заплакал от счастья. Как сказал один умный человек, и слезы радости заливают декольте.

Андрей Грачев:

- С другой стороны, о чем сейчас говорить, как не о гребле?

Губерниев:

- Все верно. Во-первых, я хочу сказать огромное спасибо «Норильскому никелю» в лице Андрея Михайловича за то, что вы начали помогать гребле. Потому что мы знаем, что вы уделяете колоссальное внимание экологии, российскому хоккею, развитию спорта на северных территориях и т. д.

Грачев:

- А куда нам деваться? Ведь самое главное в гребле - синхронизация. Это главное и для нас: в «Норильском никеле» очень сильная команда, мы действуем синхронно.

Губерниев:

- Есть такой термин в гребле, он называется «попадать». Это когда весло...

Грачев:

- Нам бы не хотелось «попадать».

Губерниев:

- Нет-нет, я сейчас вам поясню. Попадать не в том смысле, о котором можно подумать. А попадать один за другим. Весло синхронно в воде, одинаковые усилия при проводке весла... И вот это попадание называется синхронной работой, тогда команда выигрывает. Поэтому мы с вами попадаем.

Так что теперь вы знаете и хорошее значение этого термина. И когда когда команда попадает - четверка, восьмерка, - это значит, что титул олимпийских чемпионов не за горами.

Проскуряков:

- Андрей, расскажите, как «Норникель» стал генеральным спонсором Владивостокской международной регаты?

Грачев:

- Мы очень серьезно взаимодействуем с Министерством Дальнего Востока и Арктики. Ведь у нас работают 85 тысяч человек, из которых 60 тысяч живут в арктической зоне.

А регата была одним из титульных мероприятий форума. Министерство Дальнего Востока и Арктики предложило нам поучаствовать, и нам стало интересно. Потому что, как я уже сказал, это синхронный вид спорта, в котором победа зависит от каждого члена команды и от общих усилий. И вообще, помогать спорту – это часть корпоративной культуры нашей компании, неотъемлемая часть социальной политики.

Проскуряков:

- Дмитрий, на ваш взгляд, что в этом виде спорта самое интересное, самое яркое?

Губерниев:

- Если говорить об «ортодоксальной гребле», то это дистанция 2 км, которую гребли еще наши деды, прадеды, прапрадеды в середине XIX века. Наша регата – которая, кстати, проходит на прекрасном гребном канале во Владивостоке - будет на дистанции в 800 метров. Это короткий вид программы, настоящий спринт. В плане зрелищности это действительно очень интересно. Вот, например, сегодня мы «гребли» на тренажерах, установленных на набережной. И просто случайные прохожие болели, кричали, как на футбольном матче.

И здесь я благодарен «Норникелю» за поддержку, потому что путь в тысячу миль всегда начинается с одного шага. Здорово, что компания этот шаг сделала. Потому что в свое время, когда в 2004 году Алексей Свирин выигрывал «золото» в парной четверке, мы профукали момент, когда греблю можно было развивать в стране повсеместно.

В 2020 году у нас две лодки стали серебряными олимпийскими медалистами. Это Аня Пракатень (спустя 40 с лишним лет «серебро» в одиночке!) и наши девочки Степанова и Орябинская, которые вообще первый раз в двойке без рулевого выиграли. То есть сейчас настал тот самый момент, когда нужно начинать это все здорово поднимать. И солнце встает на востоке. Мы недавно узнали, Андрей Михайлович, что Россия – Страна восходящего солнца. И коль скоро мы теперь Страна восходящего солнца, значит, греблю начнем развивать с истоков, то есть с востока на запад. Дойдем до Москвы...

Проскуряков:

- …И дальше будем побеждать в соревнованиях по всему миру. Во Владивостокской регате примут участие спортсмены мирового уровня. Будет и Анна Прокатень, которую вы, Дмитрий, уже упомянули.

Губерниев:

- И из Китая приехали олимпийские призеры! Очень хорошая школа у белорусов, в Узбекистане. Мы тут объединяем народы, можно сказать. Нас объединяет гребля. Ты попробуй на футболе так объедини. Фигушки! А гребля - здесь все друг другу рады, даже в атмосфере серьезного соперничества.

Будущее спорта

Проскуряков:

- Кстати, во Владивостокской регате участвуют ведь не только монстры, спортсмены мирового уровня, но и студенты.

Грачев:

- Студенческий спорт - это будущее. Мы давно взаимодействуем с международной организацией студенческого спорта. Это сотрудничество наиболее ярко проявилось во время Универсиады в Красноярске в 2019 году, где мы были генеральным спонсором. И наши ребята очень достойно выступили.

Мы уделяем внимание спорту в самых разных проявлениях. И спорту высоких достижений в том числе. Вы знаете об успехах баскетбольного клуба ЦСКА (его владельцем является «Норникель», - Ред.). Из 18 возможных 17 раз они входили в четверку самых сильных команд Европы.

Губерниев:

- Хоккейная команда ЦСКА тоже у вас.

Грачев:

- А также мини-футбольный клуб «Норильский никель». У нас уделяется серьёзное внимание и массовым видам спорта. В среднем в компании проводится 550 спортивных мероприятий в год, которые охватывают 70 тысяч человек. Президент Владимир Владимирович Путин поставил задачу, что 55% населения должно быть охвачено здоровым образом жизни но и занятиями спортом, и у нас эта норма перевыполнена.

Проскуряков:

- Дмитрий, вы уже говорили о тренажерах, которые здесь стоят, на «Улице Дальнего Востока». Я так понял, вы уже на этих тренажерах тренировались.

Губерниев:

- Да мы уже министра туда посадили!

Грачев:

- Сказали: научится грести – сразу в воду. А пока только на тренажер.

Губерниев:

- У меня дома стоит тренажер, я занимаюсь постоянно.

Проскуряков:

- Андрей, расскажите, пожалуйста, коротко, в каких ещё регионах вы поддерживаете спорт?

Грачев:

- Прежде всего это те регионы, в которых работает компания "Норильский никель". Это Таймыр, Норильск, Мончегорск. В инфраструктуру спорта на наших и некоторых других территориях с 2013 года мы вложили более 9 млрд рублей. В Норильске сердцем спортивной структуры является спорткомплекс «Айка». Там огромный зал, комплекс на 1800 человек. Стоимость строительства - 3,6 миллиарда рублей. Это же Норильск, вечная мерзлота.

Губерниев:

- Я там был, это феноменально!

Грачев:

- Также мы собираемся строить ледовый дворец в Мончегорске. Параллельно, конечно, мы строим и в других регионах, которые к нам обращаются. Спорт – это часть наших социальных обязательств.

Губерниев:

- Добавлю, что физическая культура – это часть общей культуры человечества. Очень здорово, что сейчас мы и на «Норникель» взглянули немножко по-другому, через призму регаты. Потому что одно дело, когда речь идет про игровые виды спорта, которые на слуху, за которыми наблюдают миллионы. А другое дело – чуть менее популярные, менее коммерческие виды, но с гораздо более серьезными историческими традициями.

Понятно, что биатлон сейчас – один из самых популярных видов спорта, все фанатеют… Но я вспоминаю те времена, когда я начинал его комментировать, он был совсем никому не нужен. А сейчас идет драка за права на трансляцию даже наших внутренних соревнований.

Комментатор таранного типа

Проскуряков:

- Кстати, о популяризации спорта. Дмитрий, расскажите, пожалуйста, где лучше смотреть соревнования по гребле и что в них самое захватывающее? Старт, финиш?

Губерниев:

- Разбег и финиш золотой – упал за финишной чертой... Понятно, что трибуны находятся все-таки ближе к финишу. Даже когда дистанция, как у нас на регате, 800 метров, естественно, ты видишь в основном финишный момент и еще несколько сот метров. Но многое зависит от того, насколько телевидение помогает вести лодку по дистанции. И здесь как раз нет предела совершенству. Вот, например, в Москве - вы знаете, что в столице, в Крылатском, лучший в мире гребной канал? Я вам это авторитетно заявляю, я был на очень многих гребных каналах мира.

И очень здорово, что традиции продолжаются. Если ты сидишь на финише, а еще подключить телевидение, у которого есть возможность вести лодочки в течение этих нескольких сотен метров, то наблюдать за всем достаточно удобно. И конечно, должно быть табло. С этой точки зрения все то, что мы видим на стадионе здесь, в Приморье, достойно самых теплых слов. И здешний комплекс может принимать самые престижные соревнования.

- Чем хороша гребля? Ты на воздухе, работаешь с людьми, и даже если у тебя дождь, шквалистый попутный или встречный ветер - то ты преодолеваешь все это вместе со стихией. Но это означает и дополнительные сложности. Потому что на разных дорожках дует по разному.

Анатолий Петрович Ткачук – был такой заведующий кафедрой в институте физкультуры, где я учился – остался на Олимпиаде четвертым. Команда, которая много раз выигрывала, попала с лучшим результатом в финал. А дальше многое зависит от того, какая у тебя дорожка, первая "вода" (так гребцы называют дорожки) или шестая... А ветер-то может быть встречный боковой, попутный боковой. А раньше было так: когда ты лучший результат в полуфинале показал, ты стартуешь, как правило, в центре. Но при этом ты перестаешь иметь преимущество, потому что по первой воде меньше дует. Только несколько лет назад федерация приняла очень непростое решение, когда при изменении погодных условий в случае хорошего результата ты имеешь преференцию стартовать не на какой-то конкретной дорожке, а там, где нет ветра. Это справедливо.

Так вот, Анатолий Ткачук из-за того, что он греб по четвертой воде в Олимпийском финале в Мехико, остался без медали. Так что драматичных историй тоже хватает.

Кстати, вы знаете, что в гребле нет пьедестала почета? Вместо него наградной плот – ты причалил к нему, вышел, получил награду, отошел.

Грачев:

- Как вы и говорили: гребля - это не футбол и не хоккей.

Губерниев:

- Хоккей прекрасен! Мне недавно федерация хоккея сделала большой сюрприз. Они мне подарили набор формы. Вот мы увидимся с нашим другом Славой Фетисовым, и, раз теперь есть форма, придется играть. И я теперь боюсь за будущее ветеранского хоккея, потому что защитник таранного типа в моем лице может очень сильно поколебать тамошние устои.

Грачев:

- То есть вы не только комментатор таранного типа, но и защитник?

Губерниев:

- Получается, да.

А вот гребля всякая хороша. Давайте мы еще передадим привет мастерам малого весла, потому что «хочешь быть сильнее втрое – приходи грести в каноэ», а «хочешь жить на свете ярко, - приходи грести в байдарку». А если ты хочешь быть разносторонним, если ты хочешь действительно говорить на великом языке, жить в России, работать, помогать большой стране – только академическая гребля, которая сделает тебя лучше. А если ты сам будешь лучше, будет лучше и твоя страна.

Гребля - это единственный вид спорта, который охватывает при одномоментной работе 96% мышц человеческого тела. Ты же фактически гребешь ногами, спина тоже задействована, а руки только помогают. И это даже не плавание, не бег – ты сидишь, гребешь и у тебя все тело при этом развивается. А если развивается все тело, соответственно, мозг тоже подключается. Кровоснабжение-то никто не отменял.

Грачев:

- То есть, гребля делает тебя лучше на 96%?

Губерниев:

- Да. Но 4% остается «Норникелю», чтобы довести баланс до совершенства.

Проскуряков:

- Андрей, а вы ведь не были на тренажёрах на набережной? Пойдете?

Грачев:

- У меня был выбор: либо участвовать в сессии Восточного экономического форума и обсуждать вопросы государственно-частного партнерства в строительстве спортивных объектов, либо заниматься на тренажерах. Я выбрал первое. Но на тренажера схожу обязательно!

...И о спасении медведей

Губерниев:

Андрей Михайлович, хочу вас спросить о вашей компании – как ее на всë хватает? Спорт – это понятно. Про экономику страны мы помолчим, потому что все все знают – бренд и мощнейшая работа. Я тоже у вас был в гостях, в том числе и спускался в шахты, и смотрел, как там добыча происходит.

Но, честно говоря, меня поразили эти фантастические истории со спасением медведей. Мало нам было медведицы с железной банкой в зубах. Сейчас еще и обстрелянный бедный медведь. И вы очередного медведя привезли в Москву. Расскажите поподробнее. Почему вы? Что, кроме вас некому возить?

Грачев:

- По первому случаю (в июле в посёлке Диксон Красноярского края у медведицы во рту застряла банка сгущенки, - Ред.) было так. Я сижу в «Домодедово», собираюсь в Норильск, «починяю примус, никого не трогаю». Звонит мне Вячеслав Александрович Фетисов. И говорит: Андрей, так и так, надо спасать, вот тебе телефон главы Диксона, звони. Позвонил главе, он мне всё объяснил. После этого позвонила Светлана Геннадьевна Радионова (руководитель Росприроднадзора, - Ред.) и говорит: нужен вертолет, 50 кг рыбы, ветеринар и т. д.

Но мы сталкиваемся с ситуацией, что ветеринаров, умеющих общаться с дикими животными, которые могут их съесть, не в стране так уж много. Их днем с огнем не найдешь ни на Таймыре, ни в Норильске. Поэтому она мне дает телефон директора Московского зоопарка. Мы с ним договариваемся, нам сразу дают ветеринара с ружьем, чтобы выстрелом усыпить медведя. Так вот, ружье есть, а нужных пуль-то нет, потому что их невозможно провезти на самолете. Мы с трудом находим и покупаем пули в Норильске - чуть ли не годовой запас.

Параллельно мы делаем клетку для животного. Но она не входит в вертолет, потому что вертолет маленький, а клетка большая. Но и медведь немаленький. Меняем вертолет. Но клетка большая, все равно не влезает. Поэтому пришлось пилить «ушки», на которых она должна была подниматься.

Губерниев:

- У клетки пилить ушки, не у медведя.

Грачев:

- Вы все верно поняли. В итоге все прошло нормально. Ветеринар – красавец: усыпил медведицу с первого выстрела! Все сделали идеально. Отвезли ее в клетке на 70 километров ввглубь материка, где и оставили. Разбросали рыбу. Потом сделали профилактический облет, посмотрели, а она уже ушла.

Губерниев:

- То есть она жива, все с ней в порядке?

Грачев:

- Ну, если бы это было не так, она бы осталась на месте. Медведица ушла, рыба съедена. Дай бог, все с ней будет нормально.

Губерниев:

- А вот последняя история с медведем (в Красноярском крае нашли белого мишку с огнестрельными ранениями задних лап, - Ред.).

Грачев:

- Снова вертолет подготовили, снова забрали, снова сделали клетку, на этот раз уже учитывая опыт. Мы уже опытные спасатели! Собирались сделать рентген на месте, но потом все-таки решили перебросить медведя в Москву. Слава богу, несмотря на огромное количество дроби, нам удалось это сделать и в Москве уже медведем занялись специалисты.

Губерниев:

- Какое будущее его ждет?

Грачев:

- Сложно сказать. Я знаю, что Светлана Радионова - сторонник возврата в дикую природу. Это очень хорошая позиция.

Проскуряков:

- За этими историями наблюдала вся страна, и не только наша. И мы все очень рады, что все закончилось благополучно И спасибо вам огромное, друзья, что пришли в нашу стадию!

Грачев:

- Радио «Комсомольская правда» - самое комсомольское в России!

Проскуряков:

- Конечно, ведь мы говорим про все: и про греблю, и про финансы, и про большой бизнес…

Грачев:

- И про белых медведей.

Проскуряков:

- Поэтому мы всегда рады интересным гостям!