Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-11°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
21 сентября 2022 4:00

Казахстан на перепутье: еще не против нас, но уже не с нами

Корреспондент KP.RU побывал в Астане и вернулся в смешанных чувствах
Экспансию в Казахстан ведут международные игроки. На фото католические священники причащают паству во время мессы Папы Римского в Астане

Экспансию в Казахстан ведут международные игроки. На фото католические священники причащают паству во время мессы Папы Римского в Астане

Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

РОССИЙСКОЕ НАШЕСТВИЕ… ПОКУПАТЕЛЕЙ

В этом городе даже житель нашей глубинки чувствует себя королём. Или, сообразно месту, — баем.

Такси бизнес-класса по центру Астаны (городу только что вернули это имя после двух лет под названием Нур-Султан) — 150 рублей (в пересчёте на российские деньги). Чашка кофе в приличном заведении — 50-100. Ужин в лучшем ресторане на верху небоскрёба — 1500. Литр бензина — 30-35 рублей. Квартира в элитном жилом комплексе — 10 миллионов. Просто в новом ЖК — 2-3 миллиона.

— От русских покупателей последние полгода не протолкнуться, — жалуются знакомые казахи. — Вы всё тут скупили, цены на недвижку прут… А нам ведь тоже квартиры нужны!

Как в восточной сказке, если один бывший брат (по рухнувшему СССР) богат — то другой беден. Тенге, национальная валюта, за последние семь месяцев упала по отношению к нашей в полтора раза. Потому что Россия потребовала от Запада оплачивать нефть и газ рублём, и тот в одночасье стал самой прочной денежной единицей в мире…

Но казахским друзьям все эти хитросплетения глобальной политики побоку. Если им рассказать, что средняя зарплата в стране — 250 тысяч тенге (чуть больше 30 тыс. руб.) — грустно усмехнутся. К доллару за последние шесть лет — тенге просел в два раза. Инфляция за 2022 год почти удвоилась, превысив 16%. А когда цены на топливо в прошлом декабре резко поднялись (вернее, это правительство больше не смогло занижать их с помощью субсидий) — тысячи людей вышли на митинги, плавно перешедшие в погромы…

Вот и оказалось, что «казахстанское экономическое чудо последних тридцати лет» весьма неустойчиво. Две трети национального дохода обеспечивает экспорт природных богатств: нефти, медной руды, угля… Малейшее колебание мировой конъюнктуры (например, весной 2020-го, когда из-за пандемии потребление энергии сократилось, рыночная цена черного золота ненадолго упала почти до нуля) — и в Казахстане начинается экономический кризис.

А когда люди живут плохо — они начинают искать виноватого. Или им умело подсказывают, кто бы это мог быть...

Самый большой в мире памятник коррупции. По всей Астане высятся опоры несостоявшегося надземного метро. Деньги разворовали, стройку забросили

Самый большой в мире памятник коррупции. По всей Астане высятся опоры несостоявшегося надземного метро. Деньги разворовали, стройку забросили

Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

ВОЗМОЖЕН ЛИ ВОСТОК БЕЗ КЛАНОВ?

При этом нельзя сказать, что денег в стране нет. Обычные астанинцы работают в министерстве под самым большим в мире зданием в форме шара, услаждают плоть в самом большом в мире здании в форме шатра, где наверху расположен искусственный пляж с песком, завезённым с Мальдив, а после — врачуют душу в самой большой мечети Центральной Азии.

Эти и другие «проекты века» — детища политика, которого здесь осторожно называют «предыдущий человек». Экономический подъём, огромные западные инвестиции, постройка новой столицы в степи — заслуга первого президента независимого Казахстана, Нурсултана Назарбаева.

Но чудес не бывает, особенно на Востоке. Все национальные богатства принадлежали одному (назарбаевскому) клану, сверхдоходы от продажи нефти он хранил — да и до сих пор хранит — в западных юрисдикциях, родственники Нурсултана Абишевича живут и периодически умирают в Лондоне.

А уж коррупция при нём приняла сказочный размах. Самый приметный объект в Астане попадается тебе на глаза сразу по прибытии в аэропорт имени Нурсултана Назарбаева: бетонные опоры надземного метро. Тянутся на много километров через весь город. В смысле, опоры — есть, метро — нет. Набрав кредитов, стройку забросили пять лет назад, деньги распилили.

Поэтому, когда новый президент Касым-Жомарт Токаев, пришедший в 2019 году, намекнул, что «больше кланов не будет», местные чуть не плакали от счастья. А то ведь если ты — хоть казах, хоть русский — не из «нужной» семьи, продвижения на госслужбе или в бизнесе тебе не видать…

Ещё недавно название этого концертного зала было на кириллице. А сейчас - на латинице. И так со всем новыми зданиями

Ещё недавно название этого концертного зала было на кириллице. А сейчас - на латинице. И так со всем новыми зданиями

Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

ЛАТИНИЗАЦИЯ ШРИФТА

И кстати о русских. Все эти наши покупатели квартир в Астане, конечно, жить тут не собираются. И даже не потому, что искусственный город плохо приспособлен для повседневного обитания (чтобы перейти на противоположную сторону широченного проспекта, нужно отшагать метров двести до ближайшего перехода, а огромные площади без единого клочка зелени превращаются летом в пекло). Есть проблема — и о ней все говорят предельно осторожно, почти шепотом — межнациональная.

Нет, формально и Токаев, и любой чиновник на публичном выступлении всегда ввернет пару фраз по-русски: мол, страна у нас нейтральная, в ней живут представители разных этносов и религий.

Но «активисты на местах» этого словно не слышат. Год назад соцсети взорвались из-за многочисленных видео с «языковыми патрулями». Бродят по городу парни ориентальной внешности и крепкого сложения, находят какую-нибудь престарелую продавщицу (русскую, или украинку, или немку — не важно). И гнобят за «незнание языка титульной национальности».

Разумеется, все казахи, с которыми я говорили, ругают этих «языковых патрульных» последними словами. Даже сейчас, спустя 30 лет после независимости, казахский средний класс старается отдавать детей в русские школы — просто потому, что качество образования там лучше.

А вот государственный вектор — другой. В новенькой мечети, о которой я уже упоминал, надписей по-русски (или хотя бы на кириллице) нет. Так же и во всех сферах — идёт плавная, незаметная дерусификация. Но надо отдать должное: казахские чиновники умнее украинских радикалов - строят свое национальное государство потихоньку, без воплей о «борьбе с российской агрессией».

Казахстан умеет произвести впечатление на иностранцев. Зал в местном министерстве похож на рубку космического корабля

Казахстан умеет произвести впечатление на иностранцев. Зал в местном министерстве похож на рубку космического корабля

Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

«СИДИМ НА ЧЕМОДАНАХ, ЖИЛЬЁ ПРОДАТЬ НЕВОЗМОЖНО»

Хотя исторически русские (и другие нетитульные национальности) составляли до трети жителей республики. Да и Астана некогда называлась «Целиноград». Местные — в основном старики — принципиально именуют себя «целиноградцами», цепляясь за прошлое, которое не вернётся.

Но в Астане всё более-менее прилично. В Караганде, где живет большинство местных русских, настроения депрессивные.

Я переписываюсь с одним из них, по имени… впрочем, имя лучше не светить, зачем создавать человеку проблему со спецслужбами. Это только главарь «языковых патрулей» после чудовищного скандала получил за свои проделки небольшой штраф, а прорусские активисты (наподобие этнического казаха, публициста Ермека Тайчибека, выступавшего за дружбу с Москвой) приговариваются к реальным тюремным срокам.

— Сидим на чемоданах, жильё продать невозможно (ещё бы — зачем покупать, когда можно получить даром — прим. авт.), кое-как собрали деньги, готовимся переехать в Россию. Говорят, по новым законам — получить гражданство проще…

Так что наши богатые покупатели выждут год-другой — и перепродадут свои астанинские квартиры с выгодой в 50-100%. А что делать обычным русским, живущим тут в пятом поколении?..

Казахстанские власти любят архитектурные рекорды. Вот это - крупнейшее в мире здание в форме шара

Казахстанские власти любят архитектурные рекорды. Вот это - крупнейшее в мире здание в форме шара

Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Роман Юнеман, русский из Караганды, политик (Москва):

«Превращение в Украину» стране не грозит

- Казахстан последние месяцы действительно отдаляется от России. Например, ищет новые способы экспорта нефти. Сейчас она в большинстве своём вывозится на Запад через наш порт Новороссийск, но есть и другие каналы: морем по Каспию и далее по трубопроводу Баку-Тбилиси-Джейхан до побережья Турции.

В то же время казахстанская зависимость от транзита нефти (да и других товаров) через нашу территорию вряд ли полностью исчезнет. Поэтому я сомневаюсь, что в ближайшее время Астана может занять столь же открыто антироссийскую позицию, как нынешний Киев.

До начала СВО Астана вообще сближалась с Москвой по многим векторам, укреплялся Евразийский союз (ЕАЭС) и ОДКБ (международные организации во главе с РФ по экономической и военной интеграции, куда Казахстан входит наряду с другими постсоветскими республиками — прим. ред.). Но восточные политики всегда ждут «быстрой победы над врагом». Не исключено, что центральноазиатские игроки будут искать себе других гарантов безопасности — это может быть Запад, Китай, Турция.

Поэтому, на мой взгляд, Токаев начнёт дрейфовать прочь от России. Другое дело, что это будет происходить плавно, незаметно. Скажем, риторика станет чуть менее дружественной, участие в ЕАЭС и ОДКБ сохранится де-юре, но де-факто приостановится, усилится военное сотрудничество с США и НАТО… Но резких манёвров не будет. Это абсолютно не в местной политической культуре, и к тому же Токаев — опытный дипломат.