Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-8°
Boom metrics
В мире24 сентября 2022 8:50

Совпадения по-американски: после поставок иранских дронов в Россию — в республике началась попытка «цветной революции»

Колумнист KP.RU объясняет, как готовился очередной либеральный протест и при чём тут Илон Маск
Эти уличные беспорядки тоже происходят после сакральной жертвы

Эти уличные беспорядки тоже происходят после сакральной жертвы

Фото: REUTERS

Американские политики — люди простые. В том смысле, что если раз получилось — то они и в других местах действуют по тому же линейному сценарию.

Один из таких шаблонов называется «демократические протесты красивой прогрессивной молодёжи против ужасной отсталой диктатуры». Они всегда происходят по одному клише. Сначала — невинная жертва: «злобный Янукович на майдане-2013 избивает детей» (на самом деле эти «бедные студенты» — отборные нацики, прошедшие лагеря для подготовки уличных боевиков; впрочем, на любой войне, включая информационную, первой умирает правда).

Затем начинается накачка эмоциями, «невинных жертв» поднимают на щит крупнейшие СМИ, поп-звёзды строчат пронзительные посты в соцсетях и проводят концерты солидарности, западные политики вводят санкции против «диктатора». Далее сценарий повторяется, только в бОльшем масштабе: через несколько месяцев появляется уже целый сонм таких же невинных жертв — «небесная сотня», расстрелянная на майдане неизвестными снайперами. И — бинго, цель достигнута, вместо неидеального, но законного правительства устанавливается стопроцентно проамериканский режим.

Поэтому когда в сентябре 2022 года «массовые молодёжные протесты» вспыхивают в Иране — понимающие люди лишь грустно улыбаются.

Эти уличные беспорядки тоже происходят после сакральной жертвы. «Пусть весь остальной мир повторяет её имя: 22-летняя Махса Амини умерла в полицейских застенках за нарушение правил ношения хиджаба», — пишет в твиттере «мать Гарри Поттера» — британская писательница Джоан Роулинг. (Я привёл первую попавшуюся звёздную скорбь — они там все постят примерно то же.)

С «повторением её имени», правда, не очень понятно — по разным данным, девушку зовут то ли Махса, то ли Джина, то ли Жина; одни источники называют её датой рождения «сентябрь 1999-го», другие — «июль двухтысячного».

И умерла мисс Амини не в «иранском полицейском участке», а в тегеранском госпитале, куда была доставлена вскоре после своего задержания местной «полицией нравов» из-за отсутствия хиджаба. Потому как в участке с девушкой произошёл то ли сердечный приступ, то ли кома — источники вновь расходятся. В общем, история мутная; не удивлюсь, если, как в случае с другим «святым», Джорджем Флойдом, вскоре всплывут какие-нибудь десакрализирующие детали (например, впоследствии выяснилось, что гибель Флойда произошла не столько от рук полиции, сколько из-за употребления наркотиков).

Наконец, арестовали Махсу на въезде на магистраль имени Шахида Хагани — это Северный Тегеран, элитный район, где и люди обитают весьма своеобразные. Непростые.

В любом случае, соболезнования в связи со смертью девушки выразил сам президент Ирана, поручив главе МВД расследовать инцидент.

Иран не боится поставлять России свои ударные беспилотники, уже изменившие расклад на фронтах в нашу пользу

Иран не боится поставлять России свои ударные беспилотники, уже изменившие расклад на фронтах в нашу пользу

Фото: EAST NEWS

Но «демократическим активистам» это не интересно. В считанные часы после её смерти вспыхивают уличные протесты. В руках активистов — портрет безвинно погибшей красавицы Амини. Начинаются поджоги полицейских машин и участков. Почему целями погромщиков становятся именно силовики — понятно: защищая себя, те могут начать стрелять в толпу — и вот количество погибших, по неофициальным данным, превышает уже 30 человек, что становится поводом для ещё более массовых митингов.

Вдобавок, скончавшаяся девушка — курдка. Начинают волноваться миллионы граждан Ирана соответствующей национальности (давние связи курдских лидеров и политиактивистов с западными «либеральными демократами» — вещь известная).

Разумеется, для протестов нужна координация. Для координации нужен интернет. И о чудо, бизнесмен-инноватор Илон Маск просит власти США разрешить поставку его «Старлинков» (портативных систем для выхода в Сеть через спутники) в Исламскую Республику. Так-то Иран — уже треть века под американскими санкциями, экспорт высокотехнологичной продукции туда запрещён, но ради святого дела можно и поблажечку.

Остаётся пустяк — забросить чудо-устройства в Иран. Например, контрабандой через его северную границу в Закавказье. И вот же совпадение — туда зачем-то прилетает глава Палаты Представителей США Нэнси Пелоси.

И понятно, что не было бы несчастной Махсы Амини — была бы какая-нибудь другая сакральная жертва. Технологии — отработаны, личности — не важны.

А почему американцы так озаботились демократией в Иране — тоже очевидно. Вашингтон страшно боится потерять мировую гегемонию. Значит, едва кто-нибудь выступает против оной — надо сразу наказывать. Санкциями или «цветной революцией». А Иран не боится поставлять России свои ударные беспилотники, уже изменившие расклад на фронтах в нашу пользу. Вот США и отвечают, как могут.

Но между Украиной 2013 года, с которой я начал, и Исламской Республикой есть существенная разница. Законная власть в Киеве тогда была слабой, все олигархи и почти все элиты смотрели на Запад. А Тегеран с 1979 года выживает под тяжелейшим давлением «первого мира» — и ещё и развивается (смотри те же беспилотники).

Не даром на улицы персидской столицы вышли и другие демонстранты — сторонники правящей власти, для которых суверенитет и национальная культура — больше, чем просто слова. И кто победит в этом новом противостоянии — понятно.