Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-8°
Boom metrics
Общество25 сентября 2022 19:30

Студента журфака затравили за патриотизм. «КП» готова пригласить его на работу

Колумнист сайта KP.RU Эдвард Чесноков — о травле второкурсника Степана Антропова в элитном либеральном вузе
Студент журфака Степан Антропов пришёл в здание факультета с флагом России и буквой Z на груди

Студент журфака Степан Антропов пришёл в здание факультета с флагом России и буквой Z на груди

Фото: Соцсети

Есть такое выражение «классическая колонка»: когда старый текст можно перепечатать под сегодняшней датой — и он станет даже ещё более зубоскальным.

Для меня подобной нетленкой, в одном ряду с едкими заметками философа Василия Розанова о России 110-летней давности, является статья под названием «Факультет ненужных вещей». Она вышла из-под пера корреспондента журнала «Эксперт» Александра Тимофеевского ещё в 2005 году; но, в принципе, вместо этой моей колонки (ну, подверстав инфоповод) её можно было бы перепечатать полностью — и никто бы не заподозрил подвоха.

Тот старый текст Тимофеевского — о том, что самая беспомощная молодёжь на нашем рынке труда, — это мальчики и девочки с корочками журфака. После пяти лет подготовки в элитном вузе на элитную специальность (потому что любой журналист с минимально работающими мозгами за пару лет катапультируется в верхние слои общества, в министерские или корпоративные пулы) — они не могут ничего, то есть совсем ничего.

Они не ведают, чем кавычки-ёлочки отличаются от кавычек-лапок; они не знают, в каком случае нужно ставить «среднее тире»; они не отличают «проценты» от «процентных пунктов»; они не умеют держаться под микрофоном; они не понимают, что такое «четыре силовые точки по двум третям» и «три горизонтальных уровня» в композиции фотографии (ибо да, основа сегодняшних медиа — конвергентность, разделения на «пишущих» и «снимающих» больше нет — но и этому тоже почти не учат; я сам преподавал журналистику этим отрокам и пигалицам, и знаю, о чём говорю).

И когда эти отроки и пигалицы пытаются с такими познаниями, — вернее, полным отсутствием оных — устроиться в крупные СМИ, то с удивлением понимают: их, таких прогрессивных, таких перспективных, таких молодых и талантливых НИКУДА НЕ БЕРУТ. Поскольку ни одному редактору не интересно тратить время на обучение работника азам профессии — проще платить штуку баксов в месяц тому, кто уже умеет и сможет сдать удобоваримый текст до сегодняшнего дедлайна (да, соблюдать дедлайн они тоже не в состоянии).

Тогда раздосадованный выпускник (-ца) идёт назад на журфак, плачется преподу (преподше). Со вздохом препод (преподша) набирает номер дальнего родственника с телерадио «Дождевое Эхо Воинствующего Либерализма» (других контактов в телефоне этого существа нет). И круг замыкается: юный человек, и так слабо разбирающийся в политике — ибо патриотизму на журфаках не учат — за пару лет на «Дождевом Эхе» становится вусмерть зазомбированным ходячим гипноизлучателем, из тех, которые искренне верят, будто «колорады в Одессе сами себя сожгли».

А мы потом вздыхаем: как же так получается, что наша молодёжь (выпускники журфака в силу возраста умеют говорить с ровесниками на понятном языке, вот этого не отнять) превращается в 666-гендерных биороботов, мечтающих «поскорее записаться в ряды ЛГБТ-батальона ВСУ» (реальный кейс)?

В хорошей статье вводная часть должна занимать примерно одну седьмую; но, с другой стороны, все фильмы Стивена Спилберга — это одна чрезвычайно затянутая завязка сюжета. На журфаке… Я бы даже назвал трёхбуквенную аббревиатуру вуза, где это произошло; но ведь мы прекрасно понимаем, что это могло произойти в любом, абсолютно любом из наших Элитных Гуманитарных Университетов.

Итак, студент Степан Антропов с началом мобилизации решил поддержать Новороссию, сфотографировался с российским флагом в Z-футболке на знаменитой парадной лестнице в здании журфака. И выразил желание отправиться на освободительную войну добровольцем.

Как думаете, что сделали журфаковцы? Устроили проводы? Скинулись деньгами на хороший броник? Ах-ха-ха, нет, облили его грязью в комментариях и личных сообщениях, пожелали лютой смерти и т.д. и т.п.

В соицальных сетях истерика

В соицальных сетях истерика

(При этом в зарубежных и иноагентских СМИ вам, конечно, будут рассказывать про страшных «русских фашистов», которые создали невыносимую атмосферу ненависти и травли вокруг «антивоенных представителей творческой интеллигенций».)

Самый цензурный комментарий к поступку Степапа звучит примерно так: «Ты высказался в поддержку Донбасса как бы от всего журфака, но университет — место для учёбы, а не политического высказывания».

По рассказам студентов журфака, вот с таким вымпелом за спиной читают лекции на третьем курсе

По рассказам студентов журфака, вот с таким вымпелом за спиной читают лекции на третьем курсе

Правда, когда на том же журфаке в 2011-м, накануне болотных протестов (да, я такой старый — помню), после визита тогдашнего президента Медведева студентики на той же главной лестнице устроили «ритуальную уборку», — креативно, типа, — то почему-то никто не говорил про «недопустимость прикрываться журфаком ради неуместного в сих стенах политического высказывания».

А такие слайды показывают студентам преподаватели на парах

А такие слайды показывают студентам преподаватели на парах

В хорошем тексте в неожиданном месте должен быть крутой поворот.

Поэтому.

«КП» готова пригласить Степана Антропова на практику. А там, если сработаемся, — то и на работу.

А что до сторонников либерализма и свободы слова, готовых убить любого, чьё мнение отличается от их собственного, — то их мы не приглашаем. Потому что «КП» усилиями нашего великого редактора Владимира Сунгоркина всегда была заповедником толерантности, где могли (ежели по делу) высказываться все: от ультралиберала Сванидзе и до сталиниста Прилепина.

Тут должен быть какой-то финальный аккорд, остроумная игра слов или хотя бы кольцевое возвращение к началу цитатой Розанова, — но зачем что-то объяснять, когда нечего объяснять.