Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-8°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
27 сентября 2022 16:20

Глава думского комитета по обороне Андрей Картаполов: Если права призывников нарушают — они имеют полное право обращаться в военную прокуратуру

Генерал-полковник Андрей Картаполов рассказал в эфире Радио «Комсомольская правда», кто подлежит мобилизации в первую очередь
Глава Комитета Государственной Думы по обороне Андрей Картаполов. Фото: Пресс-служба Госдумы РФ/ТАСС

Глава Комитета Государственной Думы по обороне Андрей Картаполов. Фото: Пресс-служба Госдумы РФ/ТАСС

Вопрос номер один за последние дни — мобилизация жителей России для защиты освобождаемой Новороссии. Тысячи людей из всех регионов, как летом 1941-го, встают на защиту Родины. Но, к сожалению, без перегибов на местах не обходится: то инвалида призовут, то рабочего оборонного завода... Как быть? Об этом в эфире «Радио Комсомольская Правда» рассказал глава Комитета Государственной Думы по обороне — Андрей Картаполов.

КОГО ЖЕ ВСЕ -ТАКИ ПРИЗЫВАЮТ?

— Андрей Валериевич, очень много вопросов поступает на радио «КП» о мобилизации. Все-таки кто под нее попадет, а кто — нет?

— В указе Президента о проведении частичной мобилизации все ответы на вопросы даны. Первое: подпадают под призыв те граждане, которые, прежде всего, служили в Вооруженных Силах — то есть имеют опыт службы. И имеют соответствующую военно-учётную специальность. Потому что те, кто не служил, этой самой специальности не имеют.

Второе: приветствуется наличие опыта ведения боевых действии . То есть человек где-то проходил службу, может быть, в тех районах, где он такой опыт мог получить. Не обязательно в Сирии, могли быть и другие места. Вот именно эти граждане в первую очередь подлежат призыву: младшие офицеры — до 50 лет, старшие офицеры — до 55 лет. Военнослужащие, военнообязанные, имеющие звание рядового, сержанта, старшины, прапорщика, либо мичмана, — до 35 лет. Однако не исключено, что по отдельным, наиболее востребованным воинским специальностям, могут призвать и военнослужащих из первой группы, о которых я говорил: то есть имеющих звание от рядового до прапорщика, и более старшего возраста.

КАК БЫТЬ НАРОДНЫМ ИЗБРАННИКАМ

— А если говорить о депутатах? Некоторые ваши коллеги по Охотному Ряду выразили желание поехать в зону СВО. Каков всё-таки их статус? Они сдают мандат, если хотят, чтобы их призвали?

— Мы с вами должны понимать: депутат, если он больше не хочет быть депутатом, а хочет выполнять задачу в составе Вооруженных Сил Российской Федерации, — безусловно, должен принять решение и сдать свои мандат. Тогда он становится обыкновенным гражданином, на него распространяется указ о частичной мобилизации. И если он подходит по этим параметрам, то, конечно, может быть призван. Кроме того, он может и пойти добровольцем. То есть прийти в военный комиссариат, заключить краткосрочный контракт с Министерством обороны. И поехать выполнять задачу. Поэтому те наши коллеги, которые собираются это сделать, должны это иметь в виду.

«БРОНЬ» ДЛЯ ПРОИЗВОДИТЕЛЕИ БРОНИ

— Очень много вопросов о «перегибах на местах». Вот призывают людей , работающих на объектах ВПК, причём, насколько я понимаю, сейчас даже не прописаны конкретные предприятия, для которых есть бронь.

— Правительство Российской Федерации сейчас продолжает работу над составлением перечня предприятии , которые являются как раз предприятиями оборонно-промышленного комплекса, на чьих сотрудников будет распространяться так называемая бронь. Я думаю, что в течение ближайших дней этот перечень выйдет. И если кого-то вдруг призвали, то его, безусловно, вернут.

Что касается так называемых перегибов на местах — то, возможно, они имеют место. Но хотел бы обратить внимание, что Правительство создало специальный сайт («Объясняем.РФ»); также на все вопросы, касающиеся мобилизации, отвечают в колл-центре (по телефону 122).

— Но, все -таки, о перегибах...

— Мы, депутаты Государственной Думы, прежде всего, Комитет по обороне, готовы принимать любые обращения о том, что происходит непосредственно в местах призыва. У нас очень тесное взаимодействие с Министерством обороны. И мы в рабочем порядке исключительно оперативно эти вопросы решаем. Уже решили далеко не один десяток подобных обращении . Надо просто спокойно к этому относиться и не делать трагедию. Там, на местах, работают такие же люди, они могут что-то пропустить, могут ошибиться. Если есть основания для того, чтобы вас не призывали — медицинские основания, семейные основания, какие бы то ни было другие, — внимательно смотрите закон по мобилизации, там категории все прописаны, готовьте необходимый комплект документов, спокойно идите в военный комиссариат, эти документы предоставляйте. И никаких проблем не возникнет.

НА ПЕРЕГИБЫ МОЖНО ЖАЛОВАТЬСЯ!

— Еще нам писали: людей призывают (не буду говорить, в какой области — а то будет казаться, что я специально местных чиновников очерняю), ну и призывников держат много часов на улице под дождем, не кормят... В таких случаях можно куда-то сигнализировать?

— В таких случаях нужно жаловаться обязательно. Для этого есть военная прокуратура, которая обеспечивает права граждан, являющихся военнослужащими (как только человека призвали, он уже не гражданский , а военнослужащий, и с этого момента его права защищает именно военная прокуратура). Поэтому смело обращайтесь: либо к своим нынешним командирам, либо, если они не реагируют, — то в военную прокуратуру, и меры будут приняты.

— Многих еще смутило видео из военкомата, где документы передаются из окна в окно в бумажном виде...

— Традиционный способ оповещения и работа с документами в таком военкомате, в принципе, позволяет выполнять его задачу. И, самое главное, что, по крайнеи мере, по бумагам, потом можно будет найти то, что требуется найти.

— Вот я сам не призываюсь, но собрал через свои Telegram-канал больше трех миллионов рублей. На эти деньги мы покупаем броники и шлемы для одного подразделения под Авдеевкои . Это правильный подход: тебя не призывают, но ты все равно вливаешься и «гуманитаришь»?

— Это правильный подход, потому что армия у нас одна. И наши с вами сыновья, внуки, братья, друзья — ну как же мы их бросим-то? Как помогали, так и будем помогать. Просто теперь в большем объеме.

— Заключительный вопрос. Будут ли достигнуты цели спецоперации?

— Без сомнения.