Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-3°
Boom metrics
Общество30 сентября 2022 4:01

«Приватизация была тройным обманом»: как ваучеры стали крахом надежд новой России

30 лет назад началась выдача ваучеров. Бывший глава Госкомимущества Владимир Полеванов вспоминает, в чем был просчет чековой приватизации и к чему это привело
30 лет назад в России началась выдача ваучеров. Фото: Валерий ШАРИФУЛИН/ТАСС

30 лет назад в России началась выдача ваучеров. Фото: Валерий ШАРИФУЛИН/ТАСС

30 лет назад, 1 октября 1992 года, в России началась выдача приватизационных чеков (ваучеров).

Отец русской приватизации Анатолий Чубайс уверял, что на один ваучер можно будет приобрести две машины «Волга». Но порой за него давали не больше двух бутылок водки, хотя на купюре было написано «Десять тысяч рублей». Зато те, кто скупал у населения ваучеры по дешевке, смогли потом приобрести крупные пакеты акций российских предприятий.

Активной скупкой российских предприятий занимались не только ловкачи-авантюристы и «красные директора», но и иностранцы.

ТРОЙНОЙ ОБМАН

- Владимир Павлович, что можете сказать о ваучерной приватизации?

- Скажу, что ваучер - это полный обман. Причем тройной. Первое - его стоимость была сильно занижена. Десять тысяч - это было слишком мало, по сути, грабеж. Реальная стоимость национальных богатств России, если разделить их на все население, намного выше. Кто знает, если бы этот чек стоил не 10 тысяч, а от 200 тысяч до полумиллиона, как, по разным подсчетам, могло бы получиться при справедливой оценке, то люди бы не продавали их так легко. Вторая сторона мошенничества - то, что ваучер сделали обезличенным. Его можно было слишком просто продать и купить. Так его и продавали - за бутылку водки, за несколько килограммов сахара. Ловкие люди ездили по глубинке и за копейки скупали эти ваучеры. Свой, кстати, я так никуда и не вложил - понимал бессмысленность. Где-то лежит в бумагах.

- А можно было по-другому все организовать?

- Конечно! Был уже опыт Венгрии, Чехии - там ваучеры были именными, продать их можно было только через нотариуса. Кроме того, приватизационные чеки в Восточной Европе были купонными. То есть один чек делился на несколько купонов, и житель Чехии или Венгрии мог вложить эти купоны в разные виды имущества. У нас этого не было. Третья сторона обмана - это неимоверная спешка, в которой проводилась приватизация. Зачем? Абсолютно непонятно. Никакой разъяснительной работы не проводилось. Та же Венгрия 30 процентов своего имущества 10 лет приватизировала. А мы - ударными темпами, не считаясь с потерями. Новые собственники - кто по неумению, кто сознательно - рушили производства, в результате миллионы людей остались без работы.

СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ПРЕДПРИЯТИЯ ДОСТАВАЛИСЬ ИНОСТРАНЦАМ

- Как же такой «ваучерный диссидент» оказался во главе Госкомимущества? Вы же и тогда, наверное, все понимали...

- Если честно, то полное понимание пришло не сразу. Я год проработал главой администрации Амурской области, мы проводили приватизацию строго по закону и в интересах страны. И если не хапать и не жульничать, то оказалось, что все получается нормально и даже с прибылью. В результате приватизации наш регион из дотационного за полгода вышел на самоокупаемость. Просто надо знать, что продавать, и не разбазаривать стратегические объекты, не допускать к ним иностранцев. К нам приезжал Чубайс, потом Ельцин, я ему все показал, он нахваливал. Даже установил мне прямую телефонную связь со свои кабинетом. Это большая редкость для губернатора, обычно связь шла через приемную. И в ноябре 1994-го меня пригласили руководить Госкомимущества.

- А вы о безобразиях тогда еще не знали?

- Недостатки ваучерной модели я, в общем, понимал. Но к тому времени эти чеки уже были выпущены и разошлись. Дальше были чековые аукционы - приватизация предприятий с помощью этих ваучеров. И очень важно, кто покупал, что покупал и на каких условиях. Я говорю о тех, кто приобрел большое количество ваучеров и мог купить крупные пакеты акций. Вот здесь были главные риски для страны. Нельзя было приватизировать стратегические отрасли, нужно было их оставлять у государства. Ко мне приходили руководители оборонных и стратегических предприятий, жаловались, что крупные пакеты уходят иностранцам. Как раз через чековые аукционы. Если кто-то купил 10 и более процентов акций - закон обязывает дать такому акционеру место в совете директоров. Американцы через подставных лиц по дешевке скупали ваучеры, а потом за эти ваучеры покупали акции интересных для себя предприятий. И все - на заводе по производству подводных лодок появляются американцы, на заводе по производству вертолетов, самолетов-невидимок типа стелс, - везде были американцы. Стало понятно, что идет целенаправленное разрушение нашей оборонной промышленности и экономики в целом.

Народ окрестил приватизацию «прихватизацией», а ее идейного вдохновителя Анатолия Чубайса не простил даже спустя десятилетия. Фото: Валентин СОБОЛЕВ/ТАСС

Народ окрестил приватизацию «прихватизацией», а ее идейного вдохновителя Анатолия Чубайса не простил даже спустя десятилетия. Фото: Валентин СОБОЛЕВ/ТАСС

ПРОВАЛ АГЕНТА

- То есть дело не в неопытности наших приватизаторов?

- Нет, конечно. Все было как по нотам, только эти ноты написали американцы. Они же работали и в центральном аппарате Госкомимущества - 32 человека во главе с кадровым разведчиком Джонатаном Хэем, что потом официально подтвердили американские власти (Хэй был осужден за махинации с деньгами, которые конгресс США выделил на организацию приватизации в России. - Ред.). Чубайс прекрасно все про него знал еще тогда. Были же официальные рапорты от Евгения Примакова, который тогда возглавлял Службу внешней разведки, от Сергея Степашина, он руководил Федеральной службой контрразведки.

- Чем конкретно занимались эти американцы?

- Эта был мозговой центр, аналитики. Они полностью владели информацией обо всей нашей промышленности, в том числе и оборонной. Какое предприятие их интересовало - те торги они и выигрывали, необязательно сами, а через подставных лиц. И когда я в это вник, стала понятна логика истории с ваучерами - все делалось намеренно, чтобы их проще было скупить, концентрировать в одних руках и потом целенаправленно уничтожать ключевые стратегические предприятия. Задача была экономически уничтожить Советский Союз, резко его ослабить. И чековая приватизация - это был самый эффективный путь.

- А вы Ельцину это все рассказали?

- Зачем его отвлекать? Я стал действовать сам. Уволил Коха, лишил Бойко, Мостового и всю эту чубайсовскую команду права подписи (Альфред Кох - зампред Госкомимущества, курировал приватизацию, Максим Бойко - главный экономический советник ГКИ, разработчик программы чековой приватизации, Петр Мостовой - зампред ГКИ, один из авторов закона о приватизации. - Ред). Потом выгнал американцев - распорядился отобрать у них пропуска и вывести из здания. Они ушли. Но на следующий день пришли снова (и охрана их пропустила!) и заперлись в одной из комнат. У меня было два варианта: штурмовать или - черт с ними. Выбрал второе. Решил, что один день мало что изменит, они уже несколько лет вредили. Но вечером вышли.

- А что они там делали?

- Думаю, чистили компьютеры, стирали информацию - можно только вообразить какую. Частную охрану я сразу после того случая разогнал и заменил на милицейскую. Чубайс (он был первым вице-премьером, моим непосредственным начальником) приказывал немедленно «прекратить самоуправство», вернуть американцев. Но я сказал: дайте письменное указание, устное выполнять не буду. Письменного так и не дал.

Многих ошибок при раздаче ваучеров можно было избежать, но большинство из этих ошибок допускались намеренно... Фото: Григорий КАЛАЧЬЯН/ТАСС

Многих ошибок при раздаче ваучеров можно было избежать, но большинство из этих ошибок допускались намеренно... Фото: Григорий КАЛАЧЬЯН/ТАСС

«ЕЛЬЦИН МЕНЯ НЕ ПОДДЕРЖАЛ»

- С вами пытались договориться?

- Многократно. Например, приходили по каким-то вопросам и «забывали» в кабинете дипломат с деньгами. Я к ним не прикасался, сообщал службе безопасности, те останавливали человека на выходе, просили вернуться и забрать дипломат. Вежливо предлагали открыть. Там деньги. Человек говорил: ой, это на квартиру или машину собрал, случайно оставил, спасибо, что вернули. После нескольких таких случаев запретил входить ко мне в кабинет с дипломатами - только с папками, и то прозрачными. Чубайс несколько раз предлагал, скажем так, прекратить валять дурака и включиться в работу своей команды. Предлагал организовать мне чтение лекций в США, насколько я помню, 300 - 500 тысяч долларов за лекцию.

- В ситуации «и один в поле воин» вы продержались недолго...

- Я полагал, что Ельцин будет меня поддерживать, но ошибся. Против меня ополчилась пресса, не только российская, но и зарубежная. Мой пресс-секретарь подготовил обзор западных СМИ - порядка 5 тысяч публикаций за полтора месяца! Я был объявлен ретроградом, врагом США и всей цивилизации. Настоящая травля была. И отвечая на вопрос журналиста о том, когда, мол, кончится это самоуправство, Ельцин сказал: «Полеванов не понял задач команды». Стало ясно, что это конец. В итоге я пробыл на своем посту 70 дней, но могу честно сказать, что за это время имуществом России руководила Россия.

ДОСЛОВНО

«У меня в то время сложилась такая грустно-ироническая формула. В вопросах приватизации страна четко разделилась на «патриотов» и «либералов». «Патриоты» считали, что Россию нужно ограбить самим. А «либералы» - что надо это сделать с помощью американцев».

Владимир ПОЛЕВАНОВ.

Только цифры

Только цифры

Фото: Дмитрий ПОЛУХИН

ИСТОРИЯ В ДЕТАЛЯХ

Кто-то обменял на водку, а кто-то на акции Газпрома

Приватизационный чек должен был стать «билетом в капитализм» для каждого жителя страны. Еще в конце 80-х экономисты спорили о путях перехода СССР к рыночной экономике. Одни предлагали оставить значительный контроль в экономике, особенно в стратегических отраслях, за государством, по этому пути пошел, например, Китай. Другие под влиянием западных экономистов выступали за прямо противоположный путь - раздать в частные руки все что можно.

Победил вариант, близкий ко второму. Крупные и часть средних предприятий должны были быть преобразованы в акционерные общества. Акции решили продавать на аукционах, причем не менее 29% должны быть проданы населению за ваучеры.

- Идею ваучера придумал, насколько я помню, экономист Виталий Найшуль, - рассказал «КП» депутат Госдумы Михаил Делягин.

Выглядело справедливо: все на старте получают равные шансы, и дальше - наперегонки в рынок.

Верховный Совет РСФСР предлагал ввести сначала именные приватизационные счета, потом именные приватизационные чеки. Однако Анатолий Чубайс, в 1991 г. назначенный главой Госкомимущества и руководивший всем процессом приватизации, настоял на том, чтобы чеки были обезличенными - для скорейшей приватизации и создания фондового рынка.

Что можно было сделать с акциями? Было три пути. Первый: продать и забыть.

- Слышал от Жириновского, что коллектив газеты «ЛДПР» поменял свои ваучеры на водку в киоске на Савеловском вокзале, Владимир Вольфович очень недоволен был, - рассказал «КП» бывший сенатор Левон Чахмахчян.

Второй - купить акции чекового инвестиционного фонда, их расплодилось великое множество.

- Мы всем коллективом купили акции фонда «Гермес» и дружно прогорели, - рассказала «КП» москвичка Елена Серова.

- А мне «Гермес» перед тем, как растворился, долгие годы писал на очень дорогой бумаге какие-то бессмысленные письма о заседаниях своего совета директоров, - добавил Делягин. - Если бы он прислал мне деньгами, сколько стоила эта бумага, то это были бы достойные дивиденды.

Но надо сказать, что некоторые фонды из созданных в то время выплачивали дивиденды и существуют до сих пор - например, Русс-Инвест.

И третий путь - приобретать акции самостоятельно. Это большой риск и финансовые потери. Предприятия преобразовывались, исчезали, менялись депозитарии (организации, занимающиеся работой с акционерами). Акции пропадали, а если и существовали, найти концы было невозможно.

- Другой ваучер мы вложили в Торговый дом ГУМ, - продолжает Делягин. - Но после того, как меня пригласили на какую-то перерегистрацию на краю Москвы, где нет ни метро, ни другого удобного транспорта, я махнул рукой и не поехал. После этого никаких известий о своих акциях не получал.

Но были и те, кто массово скупал ваучеры, а затем на чековых аукционах приобретал крупные пакеты акций. Это были не только финансовые авантюристы, но и директора предприятий.

- Есть много историй о том, как директора искусственно задерживали зарплату людям и тут же организовывали скупку ваучеров, - рассказал Михаил Делягин. - Люди, чтобы хоть что-то получить, продавали эти ваучеры. А директора получали возможность приобрести себе еще и дополнительный пакет акций своего предприятия.