Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-3°
Boom metrics
Звезды17 октября 2022 13:30

К вопросу о влиянии печатной продукции эротического характера на пионеров

Наш колумнист о новых нормах литературной морали
Раньше можно было шлепнуть наклейку «18+» и продавать книжку запакованной в пленку, а теперь как?

Раньше можно было шлепнуть наклейку «18+» и продавать книжку запакованной в пленку, а теперь как?

Фото: Shutterstock

Много лет назад, когда я учился в 4-м классе, в довесок к значку «За активную пионерскую работу» мне нечаянно вручили книгу японского классика начала XIX века Акутагавы Рюноскэ. В сборнике новелл про будни самураев, монахов и гейш сексом занимались примерно на каждой пятой странице. Мне было 11 лет. Я был потрясен и проглотил толстую книжку за вечер или два.

Потом я вырос и тоже стал заниматься сексом. Конечно, без влияния Рюноскэ тут не обошлось. И слава японским богам, что самураи позволяли себе только традиционные связи (в основном)!

На самом деле письмо книгоиздателей не такое уж смешное. Их тревогу можно понять: у них склады забиты сомнительной с их точки зрения литературой — а ну как это все станет «запрещенкой»? При нынешних ценах на бумагу и печать это приговор издательскому бизнесу. Лучше перебдеть.

Дальнейшее развитие событий тоже нетрудно предугадать: РКС снисходительно объяснят, что их инициатива чрезмерна, классика прошла проверку временем и все с ней в порядке. Не сделал же Достоевский Россию страной педофилов и старушкоубийц.

Куда интереснее, что будет с ныне здравствующими писателями, когда закон примут. Раньше можно было шлепнуть наклейку «18+» и продавать книжку запакованной в пленку, а теперь как? Начнут требовать, чтобы аморально себя вели только плохие герои? А кто определит степень аморальности? Специальная комиссия? Как интересно будет, еще одна антиутопия наяву!

К счастью, литературе в высшем смысле это не повредит. Как мы помним из не такого уж давнего прошлого, когда кого только не запрещали, лучшие авторы пишут не потому, что хотят продать тираж и поднять баблишка. А потому что не писать не могут. Россияне постарше с ностальгией вспоминают, как передавали из рук в руки полуслепые машинописные листы «Мастера и Маргариты».

Как говорится, опыт есть и мы его помним.

ПО ТЕМЕ

«Тихий Дон» и «Грозу» запретят за разврат? Книгоиздатели встревожены литературными нормами морали

Книгоиздатели России тревожатся: не многовато ли в литературном наследии нестыковок с актуальными нормами морали (подробнее)