Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+1°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
25 октября 2022 9:39

Олег Царев: «Даже из самого порочного врага народа можно сделать великолепного колхозника»

Чем наше государство отличается от любого другого в мире? И кто сегодня имеет большую опасность: враги народа или консерваторы? Об этом в эфире Радио «КП» говорили политик Олег Царев и Сергей Мардан
Россия – государство, где 5 миллионов силовиков, громадное количество всяких охранных организаций, казачьих обществ, военных пенсионеров. Их не надо даже учить. Вот их и надо призывать

Россия – государство, где 5 миллионов силовиков, громадное количество всяких охранных организаций, казачьих обществ, военных пенсионеров. Их не надо даже учить. Вот их и надо призывать

Фото: REUTERS

ПЕНТАГОН НЕ ПРОСТО ТАК СДЕЛАЛ МОДЕЛЬ ЗАТОПЛЕНИЯ ХЕРСОНА

- Вы как думаете, у Зеленского может хватить мозгов нанести удар по плотине Каховской ГЭС?

- У меня нет никаких сомнений в том, что они способны на самые радикальные поступки. Другое дело, что это все так просто. Каховская гидроэлектростанция строилась в советское время. Тогда все делалось по-настоящему, был настоящий бетон, не было откатов.

- Зато было всякое разгильдяйство…

- Все равно, думаю, одной ракетой Каховскую гидроэлектростанцию не разрушишь. И даже десятком. Это длительный процесс. И когда мы поймем, что они начали системно бить, у жителей города и у нас у всех будет возможность как-то подготовиться, покинуть какие-то территории.

- А Херсон попадает в зону затопления?

- Да, попадает.

- Подождите. Светлейший князь Потемкин строил Херсон, когда никакой Каховской дамбы не было.

- Проблема в волне, которая будет идти. Выше по течению - Каховское море. Оно действительно безбрежное. Это гигантские объемы воды. Если взорвать дамбу (если это возможно) пойдет идет волна. И Пентагон сделал модель. По ней волна будет высотой 4 метра, вода холодная. Когда пройдет волна, сам подъем воды будет незначительным - около метра.

Каховская гидроэлектростанция строилась в советское время. Тогда все делалось по-настоящему. Фото: Валерий Стурит/ТАСС

Каховская гидроэлектростанция строилась в советское время. Тогда все делалось по-настоящему. Фото: Валерий Стурит/ТАСС

«Я БЫЛ НА СОВЕЩАНИИ. ЗАДАЧА - ОТСТОЯТЬ ГОРОД»

- Вы-то как думаете (здесь мы говорим исключительно в формате веры), мы удержим Херсон?

- Я на днях встречался с военными, и у них стоит задача удерживать Херсон. Они к этому вопросу подходят с технической точки зрения, а не с политической. У них стоит задача, они ее будут выполнять. Они знают, как это сделать.

- Слова Суровикина о «непростых решениях» - это про сдачу Херсона?

- Когда он об этом сказал, а потом и глава области Владимир Сальдо объявил, что жителям надо эвакуироваться, моя первая мысль была, что нас всех готовят к тому, что Херсон будут сдавать. Я думал, что мы переходим к другой тактике: мы занимаем линию обороны, выставляем минные поля, окапываемся, заливаем дзоты, отбиваем атаки и одновременно методично, спокойно, лениво разрушаем украинскую инфраструктуру и превращаем жизнь Украины в ад.

Но я был на совещании, я понял, задача – Херсон удерживать. Скажем прямо, задача очень нетревиальная и непростая. Если мы планируем наступать, то нам Херсон крайне необходим - это шаг до Николаева, а потом до Одессы.

Олег Царев

Олег Царев

Фото: Иван МАКЕЕВ

- Они нам жизненно необходимы.

- Если мы возьмем Одессу, интерес Запада к Украине минимум на две третьих сократится. Вы же знаете про проект «Междуморье» - это игра Великобритании, когда она хочет контролировать моря, торговые потоки и тем самым всю экономическую жизнь на планете. А сейчас три крупных центра – Европа, Китай, Россия. И товарные потоки спокойно идут через Казахстан, Россию. И всем хорошо, и всем все равно, что думает по этому поводу Великобритания.

А «Междуморье» - это когда создается группа агрессивно настроенных и подконтрольных Великобритании государств, которые выступают санитарным кордоном между Россией и Европой. Они не пропускают энергоресурсы, товаропотоки. Если мы доходим до Одессы, этот проект начинает очень сильно хромать. Так что это очень серьезная проблема для них.

- Какого сценария вам хочется?

- Я сторонник того, чтобы из каждой ситуации получать максимум. Перейти к обороне мы сможем всегда. Судя по всему, наше руководство исходит из тех же соображений. Для этого есть достаточно много предпосылок. Сейчас мы неплохо обороняемся - как бы они ни старались сейчас перейти в наступление, у них не получается.

ПРИЗВАТЬ НАДО ГАИШНИКОВ И ОТСТАВНИКОВ

- Мы говорим о том, что сейчас мы более-менее достигли паритета, по крайней мере, в живой силе. Хотя на самом деле нет. Но в любом случае для того чтобы вести наступление 300 тысяч мобилизованных не хватит. Олег Анатольевич, для того чтобы воплотились самые смелые планы сколько нам нужно поставить под ружье?

- Война ведь мало чем отличается от драки.

- Лучше всего бить втроем, пять - уже начинают мешать друг другу.

- Дело в том, что нападающие несут меньше потерь, если их больше. Если мы сможем сформировать кардинальное превышение в наших вооруженных силах, мы меньше пострадаем. Некоторые думают: «вот, призовут очень много, и многие погибнут». Чем больше призовут, тем меньше погибнет. Мы знаем, что сейчас идет призыв, учебки будут загружены. Но к декабрю они освободятся.

- Кого надо призывать?

- Россия – государство, где 5 миллионов силовиков, громадное количество всяких охранных организаций, казачьих обществ, военных пенсионеров. Их не надо даже учить. Вот их и надо призывать. Не только отправляя на линию фронта, но и на освобожденные территории.

Если мы сейчас отправим туда ветеранов ГАИ, они выйдут, конечно, с удовольствием, вспомнить молодость, постоять с палочкой. И насколько я понимаю, шаги в этом направлении предпринимаются.

Если мы сможем сформировать кардинальное превышение в наших вооруженных силах, мы меньше пострадаем

Если мы сможем сформировать кардинальное превышение в наших вооруженных силах, мы меньше пострадаем

Фото: REUTERS

РЕЙТИНГ - НЕ ГАРАНТИЯ ВЛАСТИ

- Как показывает социология, страна занервничала из-за мобилизации.

- У нас есть столько всего есть и настолько легко жить - природные богатства, большая территория, все хорошо. И все расслабляются и меняться не хочется. И не меняются. А общество должно меняться, система должна меняться. Это, кстати, постоянная проблема России, причина больших катаклизмов.

- Но нельзя же вечно жить в эпоху перемен. Так и до хаоса недалеко.

- Ни в коем случае нельзя скатываться в неуправляемую ситуацию. Да, мы должны мягко критиковать, где что не так, но при этом должны быть вместе, рядом с властью, рядом с президентом

- Честно говоря, я не вижу такой угрозы, чтобы в таких драматических выражениях говорить. Ну, смотрим на рейтинг поддержки Путина. Он же запредельный.

- Сергей, вспомним второй Майдан. Рейтинг Януковича – около 34-36%.

- Это много?

- Для Украины - огромные цифры. Это больше, чем у всяких Тимошенко, Яценюков, Тягнибоков и Кличко вместе взятых. Плюс админресурс, который был у Партии регионов. Мы бы гарантированно выиграли выборы даже если начали избирательную кампанию на Майдане. Именно поэтому Запад пошел на прямой захват власти, а не на выборы. И в первый майдан была такая же ситуация. Это парадокс, что рейтинги власти не зависят от стабильности системы.

ВЕРТИКАЛИ ВЛАСТИ НЕТ НИГДЕ

- В русской политической культуре последних десятилетий принято вов сем надеяться на Путина – он все решит. Но для такой большой страны надеяться только на одного человека – это чистой воды инфантилизм.

- Я заканчивал Московский инженерно-физический институт (МИФИ). Нам очень серьезно преподавали систему автоматики в теории, на практике. Можно спорить с чем угодно, но не с инженерными и математическими дисциплинами. Сложные системы из единого центра не управляются. Не врите физикам, посмотрите в биологии - у человека есть центральная нервная система, другие системы. Почему? Потому что невозможно одновременно думать, как надо выделить желудочный сок, как вдохнуть, как сердцу стучать. Все это должны делать структуры на месте и должны контролировать эти процессы.

- С государством то же самое?

- Да везде то же самое. У меня был достаточно большой производственный бизнес на Украине, я занимался инженерией. Мы автоматизировали все производства - вот есть какой-то модуль, на него мы ставим контроллер. Да, центральный процессор управляет разными модулями, но каждое отдельное устройство работает на своем контроллере. Иначе невозможно, мы перегрузим центральный компьютер.

Так и здесь. Я изучал конституции разных стран. Нигде, кроме стран бывшего Советского Союза, нет вертикали власти.

ОБЩЕСТВО ПОМЕНЯЕТСЯ

- Это сейчас будет меняться у нас?

- Это с чего я начал. Если общество не меняется само, делая над собой усилие, то его заставят. Но это будут какие-то совершенно плохие сценарии. Так что надо это делать самим. Мы должны бороться с теми, кто не хочет меняться.

- С вашей точки зрения, что будет меняться в современном обществе в крупных городах?

- Да много что. И не факт, что поменяется. Потому что в военное время, может быть, и вертикаль власти – не самое плохое. Когда мы победим (я уверен, что мы победим), то, скорее всего, скажут, что мы победили, потому что у нас вертикаль власти. Знаете, ведь военное положение не подразумевает даже выборов. То есть мы можем, наоборот, законсервировать систему. И победа позволит законсервировать систему. Проигрыш приведет просто к падению России, к аннигиляции. И это тоже плохой вариант.

- Кто опаснее сейчас, те, кого принято называть несистемной оппозицией (враги государства), или люди, которые пытаются законсервировать тот участок жизни, который им подвластен (начальники на самых разных уровнях)?

- Нет готовых рецептов, нет готовых ярлыков: этот плохой, этот хороший. Надо смотреть по людям. В каждом человеке, как говорил Сократ, есть солнце, нужно только дать ему светить.

- То есть в принципе даже из нынешнего врага, какого-нибудь условного навальниста можно сделать верного слугу Отечества?

- Даже из самого порочного коррупционера и врага народа можно сделать великолепного колхозника, который будет работать.