Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-7°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
8 ноября 2022 17:35

Из Херсона эвакуировали даже зверей: Вся правда об обстановке в городе, замершем под обстрелами

Многодетная мама из Крыма Валерия Петрусевич рассказала военкору KP.RU Александру Коцу, как спасает детей из прифронтовых городов
Ламу Рому в шутку называют "ветераном боевых действий"

Ламу Рому в шутку называют "ветераном боевых действий"

Фото: Александр КОЦ

ОСТРОВ ЖИВОТНЫХ

Беспокойная волчица бегала по вольеру, с подозрением посматривая на нежданных посетителей. В небольшой херсонский зоопарк прямо из Крыма со своими сотрудниками приехал учредитель легендарного парка «Тайган» Олег Зубков – чтобы на время забрать животных к себе. Лама Рома, ослица Даша, двое волков, еноты, павлины – все они располагаются на острове посреди Херсона. И в случае подрыва Каховской плотины этот остров будет неминуемо смыт потоками воды.

За обитателями херсонского зоопарка приехал учредитель легендарного парка «Тайган» Олег Зубков.

За обитателями херсонского зоопарка приехал учредитель легендарного парка «Тайган» Олег Зубков.

Фото: Александр КОЦ

- Сейчас вколем волчице снотворное, переместим в клетку, после чего введем антидот, и животное проснется, - комментирует свои действия Зубков. – Вот эта – бодрая, носится по вольеру. Вторая вызывает у меня беспокойство. У нее аномально раздут живот. Как доедем до места – сразу под ветеринарный контроль. Остальные животные опасений за здоровье не вызывают, но проверим обязательно всех.

Ослица Даша временно переезжает в Крым.

Ослица Даша временно переезжает в Крым.

Фото: Александр КОЦ

За волчицей в парке "Тайган" присмотрят ветеринары.

За волчицей в парке "Тайган" присмотрят ветеринары.

Фото: Александр КОЦ

Сотрудники «Тайгана» грузят спящих хищников в клетки. Подводят к микроавтобусу ламу.

- Это ветеран боевых действий, - смеются местные работяги. – Когда российские войска брали Херсон, местная тероборона решила оказать сопротивление в торговом центре. Представьте, пожар, дым, стрельба, а посреди всего огненного ада невозмутимо выплывает этот красавец – из уголка животных. Его спасли и привели к нам.

ОБСТАНОВКА В ХЕРСОНЕ

Местное руководство зоопарка, похоже, не в восторге от переезда своих подопечных. Угроза масштабной катастрофы им кажется мифической. Как, впрочем, и многим жителям Херсона, которые по-прежнему остаются в городе.

Разбитый автомобиль на улицах Херсона

Разбитый автомобиль на улицах Херсона

Фото: Александр КОЦ

При этом в городе продолжает работать транспорт, коммунальные и аварийные службы. После недавнего подрыва линии электропередач работы им добавилось. Некоторые районы Херсона уже несколько суток без света, перебои с сотовой связью, мобильного интернета нет уже сутки...

При этом эвакуация из города фактически завершена. В понедельник от речного порта к восточному берегу отошел последний теплоход. И не сказать, чтобы он был забит под завязку. «С 08.11.2022 сообщение теплоходами из Херсона с левым берегом ПРЕКРАЩЕНО!!!» - гласила надпись на расписании.

Некоторые районы Херсона уже несколько суток живут без света...

Некоторые районы Херсона уже несколько суток живут без света...

Фото: Александр КОЦ

УКРАИНА ДЕТЯМ НЕ ПОМОГЛА, А РОССИЯ ВСЕ СДЕЛАЛА

В небольшой группе беженцев замечаю еще одну крымскую знаменитость – волонтера Валерию Петрусевич. Благотворительностью она занялась еще в студенчестве - как хобби. Затем 12 лет проработала в недвижимости, обеспечив себе и своим троим детям пассивный доход, полностью ушла в дело помощи людям. Восемь лет она руководит одним из крупнейших благотворительных фондов Крыма.

- У нас разноплановая деятельность. Это и донорство, и работа с детьми, лишенными родительской опеки. Профориентация и социализация таких детей. Волонтерам всегда есть, чем заняться. Я мечтаю, что мы останемся без серьезной работы, но пока нет такой возможности.

Волонтер Валерия Петрусевич известна своими добрыми делами на весь Крым.

Волонтер Валерия Петрусевич известна своими добрыми делами на весь Крым.

Фото: Личный архив

Хотя узнал я о Валерии не от благодарных детей, а от друзей-военкоров, которые рассказали о хрупкой женщине, которая лично прямо на передовую привозит необходимое для фронта. К помощи военным она пришла недавно. А для гражданских возит гуманитарку с середины марта.

- Я тогда впервые выехала с Крыма на грузовичке, сама. На тот момент мужчинам было выезжать сложно. А для девушки - проще. Вначале возила в Херсонскую область, в апреле –в Запорожскую. В начале мая мы эвакуировали людей из Мариуполя, из окрестностей «Азовстали»...

- Какие-то случаи запомнились?

- Очень запало в душу, когда мы вывозили в марте двух девочек. Их мама застряла в Киеве, отец находился далеко на территории России, а девочки были почти на приграничной территории, где шли бои. Это было сложно. Когда дети пересекли границу, мы плакали.

Команда фонда Валерии Петрусевич.

Команда фонда Валерии Петрусевич.

Фото: Личный архив

Есть девочка Арина, у которой сложный порок сердца. Ей не могли помочь на Украине. У нее не было шанса. Врачи там сказали, что это неоперабельно. Я отправила ее документы по всей России. Мы нашли два города, где готовы были на операцию. Мы забрали ее из Мелитополя, перебороли все сплетни, мол, российские волонтеры забирают детей на органы, чтобы продать их печень и почки. Мы все это победили.

Девочка приехала в Крым, оттуда - в Москву. И получила нужную помощь! Сейчас ее жизни ничего не угрожает. Таких детей у нас было 14, у всех критические ситуации, в которых мы участвовали. Мы их эвакуировали с Украины, помогли оформить документы.

Валерия восемь лет руководит одним из крупнейших благотворительных фондов Крыма.

Валерия восемь лет руководит одним из крупнейших благотворительных фондов Крыма.

Фото: Личный архив

КОГДА ОСТАВАЛСЯ ОДИН БТР

- Как пришли к помощи военным?

- На протяжении всей спецоперации так или иначе я контактировала с военными. Для меня это - Леша из Ростова, Арсений из Чувашии. Мы общались уже в личном формате.

Я видела, как ситуация становилась все сложнее. Те же автомобили, которых вначале было много, вышли из строя. После того, как ребята из 126-й крымской бригады записали видеообращение для меня, что у них остался на 84 человек один БТР. А это не только маневры, это и транспортировка раненых. Они же на передовой. Мы откликнулись. И после этого включились в помощь армии.

Со временем фонд стал помогать и военным. На фото - одна из многих поездок к линии фронта.

Со временем фонд стал помогать и военным. На фото - одна из многих поездок к линии фронта.

Фото: Личный архив

Я помню это видеообращение. На него откликнулись не только волонтеры из Крыма, но и ЧВК «Вагнера», которая подарила своим боевым товарищам несколько пикапов.

- Что для тебя лично эта помощь?

- Я крымчанка в седьмом поколении. Я понимаю, где я нахожусь. Мы переходили из Украины. И начало спецоперации далось нам эмоционально тяжело. Несмотря на понимание всего, что назревает, это страна, в которой мы находились долгое время. Поэтому мы включаемся в защиту нашей земли. У меня трое детей, они находятся на территории Крыма.

- На машины-то в итоге собрали?

- За две недели нам удалось приобрести 15 автомобилей. Это не считая десятков дронов, многомиллионных вложений в экипировку, которая спасает жизни наших ребят. Мы будем их поддерживать. Тут тыл и фронт уже едины. Крым выступает для защиты и самого себя. Нам назад дороги нет.

Это действительно война народная. И многие это поймут сейчас, когда туда отправились мобилизованные, которые увидят своими глазами, что здесь происходит.

МУЖСКИЕ СЛЕЗЫ

- Как ребята реагируют, когда ты приезжаешь на передовую?

- Это, наверное, самые яркие впечатления. Их глаза… Это сложно описать. Эти объятья, домашние вкусности, которые готовят наши крымские девочки, передают. Эти письма, детские рисунки, которые я привожу и читаю прямо на передовой. Я вижу эти скупые мужские слезы у людей, которые восемь месяцев на фронте, без ротации. Конечно, они это ценят. И я могу передать им тепло и рассказать, как мы их ждем, в них верим.

- Страшно бывает?

- Конечно. Каждый «прилет» – это страшно. Но когда я впервые увидела в Херсонской области, как прилетает НIMARS (американская реактивная система залпового огня, переданная США Украине. - Ред.), это было метров двести или триста, поняла, что ракета не выбирает – ты сторонник спецоперации, ее противник или пацифист. Погибают все, страдают все одинаково. Наша задача – защитить нашу территорию от этого.

А НАС ОПЯТЬ «ХИМАРИЛИ»

В этот момент к пристани подносится пикап с буквой W на дверях – тот самый подарок от вагнеровцев. Бойцы 126-й бригады вывезли из-под Дудчан семью с ребенком – пять человек. Но на последний теплоход не успели.

- Надо как-то помочь, - говорит Валерия.

Вместе мчим в сторону Антоновского моста, где работает паромная переправа. Там бабушку, дедушку и ребенка пересаживаем в мою машину, маму с папой - в кроссовер коллеги. Надо успеть на пристань, откуда беженцев с последнего теплохода повезут на большую землю. Понтонеры вникают в ситуацию и пропускают нас без очереди.

- Ну что там у вас? – спрашиваю деда.

- Да лупят день и ночь. У сына хату разбили, они с ребенком у нас жили. Ни света, ни воды, ни продуктов… Ничего не работает. И выбраться никак не могли. Спасибо ребятам, вывезли.

Сотрудники МЧС на том берегу стараются задержать колонну. И им это удается. За Алешками нагоняем автобусы и передаем семью соцслужбам и спасателям.

- Вы к родственникам поедете?

- В никуда, в неизвестность, - вздыхает бабушка.

Эвакуация Херсона фактически завершена.

Эвакуация Херсона фактически завершена.

Фото: Александр КОЦ

Больше мы для этой семьи сделать ничего не можем, возвращаемся по паромной переправе на правый берег. Где-то недалеко в небо взмывает ракета ПВО.

- А нас опять «химарили», пока вас не было, - сообщают понтонеры, когда мы замечаем, что понтонный паром выделывает странные галсы по Днепру. – Сейчас режим ракетной опасности. Пережидаем на воде.

- Вы-то пока не сворачиваетесь? - спрашиваем аккуратно.

- Команды не было, - отвечают по-военному лаконично.