Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+1°
Boom metrics
В мире10 ноября 2022 11:40

Новое поражение Макрона: Париж сворачивает военное присутствие в Западной Африке

Восьмилетняя французская спецоперация «Бархан» в Мали и Чаде закончена без особых результатов
Малийский активист Августин Тэмэ и журналист КП Эдвард Чесноков

Малийский активист Августин Тэмэ и журналист КП Эдвард Чесноков

Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

Елисейский Дворец преподносит это как достижение: отныне у Франции «новая стратегия» в её бывших колониях в Африке, размещение войск в данной части света будет происходить «в ином формате» и вообще «станет более грамотным».

Но реальность очевидна. Пятая Республика, давшая независимость своим «чёрным владениям» ещё 50-60 лет назад, продолжала считать их этаким задним двором и творила, что вздумается. Французский бизнес занимал здесь монопольное положение, как и в колониальные времена. А местные правительства в буквальном смысле утверждались французским послом — ведь коррумпированные африканские чиновники вкладывали украденные у народа деньги в элитную недвижимость в Париже и Ницце, и на каждого имелся компромат.

Силовое прикрытие такой политики обеспечивала армия. Французские войска с 2014 года легально расквартированы в Сахеле (неспокойный регион в южной части Сахары, включающий Мали, Буркина-Фасо, Чад, Мавританию, Нигер и другие государства). Та операция имела название «Бархан» и благовидную цель — «защиту от террористов».

Однако реальных результатов, несмотря на бравурные реляции, у кампании не было. Зато европейские военные покупали топливо на заправках, принадлежащих французским нефтеконцернам, — то есть затраты на операцию всё равно возвращались в экономику Пятой Республики.

Самые разные собеседники автора этих строк обвиняли Францию в прямой поддержке «бармалеев» — ведь пока те не разбиты, европейцы имеют легитимный повод «продлевать мандат на присутствие»:

— Мы регулярно сталкивались с одной и той же картиной, — рассказывал мне один из предводителей сил самообороны народности догонов из Мали — Августин Тэмэ. — Наши отряды блокируют деревню, где засели джихадисты. Но у нас нет хорошего штурмового оружия и приборов ночного видения (у террористов есть, откуда — догадайтесь сами). Обкладываем деревню и ждём утра. Но ночью мы слышим шум тяжёлых транспортных вертолётов, наутро — джихадистов уже нет, их эвакуировали. Риторический вопрос: у какого в этой части Африки могут быть вертолёты? Неужто у босоногих боевиков?

Однако в последние годы ситуация изменилась. Целых две страны, Центральноафриканская Республика и Мали, вспомнив советскую дружбу, переориентировались на Россию. Теперь там легально действуют наши военные эксперты, с их помощью от террористов освобождены целые регионы. А соседи пристально наблюдают и думают, не последовать ли тому же примеру…

Неудивительно, что народный африканский гнев обращается на Францию. Мол, её контингенты восемь лет занимались не понятно чем — а русские пришли и навели порядок.

Поэтому в августе сего года под давлением нового патриотического правительства Мали — Макрон начал вывод своих контингентов из этой республики. А сейчас и вовсе объявил о полном прекращении операции «Бархан». Конечно, французские части численностью в 3-5 тысяч человек в Африке останутся — полный уход из «мягкого подбрюшья» Пятой Республики стал бы стратегической катастрофой.

Но, как деликатно говорит Макрон, теперь подобные операции «перестанут быть неограниченными во времени». У такого пацифизма есть и внутренние причины: экономический рост Франции — уже много лет околонулевой, а её дефицит внешней торговли стал худшим за последние четверть века, в среднем достигая минус 15 миллиардов евро каждый месяц 2022 года. С такими показателями не до колониальных амбиций — накормить бы хотя бы тех мигрантов-африканцев, которые бегут на Лазурный берег, спасаясь от нищеты и угрозы терроризма на родине.