Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+6°
Boom metrics
Звезды27 февраля 2023 15:20

Русский "Список Шиндлера" с Яценко против "Чебурашки" с Гармашом

Наш корреспондент о фильме Сергея Урсуляка "Праведник"
Кадр из фильма. Предоставлен "Централ Партнершип"

Кадр из фильма. Предоставлен "Централ Партнершип"

Уже вторую неделю подряд фильм "Праведник" Сергея Урсуляка держит лидерство в прокате, опережая "Чебурашку".

И, в отличие от "Чебурашки", "Праведник" - заслуживает своего успеха. Полные залы в кинотеатрах, смех сквозь слезы, слезы сквозь смех и неизменные аплодисменты в финале.

Положа руку на сердце, описание не внушало доверия. Кто-то даже решил, будто это очередное кино про то, как евреи-молодцы выиграли всю войну. После пресс-показа випы писали какую-то пафосную галиматью в стиле "кому не понравится - у того нет сердца". Добавим ко всему наличие отбывшей в Прибалтику Чулпан Хаматовой в мочалкином парике - и картинка сложилась. Неужели нас одарят очередной альтернативной версией истории с примесью зулейховатой антисоветчины?

Слава богу, нет. Да и Чулпан Хаматова, к счастью, играет небольшую эпизодическую роль.

Афиша фильма "Праведник" режиссера Сергея Урсуляка.

Афиша фильма "Праведник" режиссера Сергея Урсуляка.

ЗАБЫТЫЙ ПОДВИГ

В основе фильма лежит реальный, но почти неизвестный у нас подвиг русского политрука Николая Киселева. В 1942 году Киселев вывел из зоны оккупации 218 евреев. Люди больше двух месяцев шли по лесам и болотам, питаясь ягодами и корнями, несколько раз прорывались сквозь немецкую засаду. За свой подвиг в начале двухтысячных Киселев был посмертно удостоен звания "Праведник народов мира".

Впервые об этой истории мы узнали около десяти лет назад из книги Инны Герасимовой "Марш жизни. Как спасали долгиновских евреев". Именно Герасимова, основательница музея белорусских евреев в Минске, занималась поисками материалов по подвигу Николая Киселева, причем, с ее подачи даже было снято документальное кино "Список Киселева", названное по аналогии со "Списком Шиндлера". В основе фильма лежали семь историй выживших свидетелей. Фильм не получил широкой известности, однако еще живая на тот момент классик Татьяна Лиознова признавалась, что посмотрев "Список", впервые за долгое время плакала.

Предпринимались и попытки снять художественный фильм, на роль офицера Киселева даже рассматривался Сергей Безруков. Но все что-то не срасталось. То ли не было подходящего сценария, то ли режиссеры пасовали перед сложной задачей.

А вот Сергей Урсуляк не испугался, видимо, рассуждая, как его герой Николай Киселев: "Выбора нет, а шанс есть". В основу его киноромана длиной два часа сорок минут лег сценарий замечательного автора Геннадия Островского, а главную роль в фильме сыграл не Безруков, а Александр Яценко.

Выбор актера во многом предопределил успех. Внешне Яценко нисколько не похож на своего прототипа. Однако у него есть главная суперспособность, которая роднит его с Киселевым. Зритель верит Яценко и следует за ним в любую глушь и заведомую дичь; практически, как евреи за Николаем Киселевым.

Согласно логике фильма, поход совершался отнюдь не по взаимной любви. Отношение к советским партизанам у евреев было не сильно лучше, чем к немцам. Советская власть отняла у них то, другое, третье. Взаимных претензий накопилось предостаточно, как и поводов не идти за проводником.

Кадр из фильма. Предоставлен "Централ Партнершип"

Кадр из фильма. Предоставлен "Централ Партнершип"

Не питает особой любви к евреям и партизанский отряд. "Я к евреям нормально отношусь, просто не люблю", - говорит один из партизан. Будущий праведник Киселев и тот не стремится никого спасать. Просто так получилось, что он оказался крайним. Именно за ним, в партизанскую глушь, потянулись обитатели очередного разгромленного партизанами гетто. И сколько не ругался Киселев, сколько не махал ссаными тряпками, но отогнать этот унылый табор не смог.

- А куда нам еще идти? - резонно спрашивает одноногий раввин Янкель (Сергей Маковецкий).

МОИСЕЙ И ЕГО ЕВРЕИ

В фильме ситуация показана даже комично. Масса инопланетного народу, как утята за уткой, ходят за Киселевым. Они всячески мешают партизанить, устраивают в лесу еврейское общежитие; дудят в религиозные дудки, наплевав, что их могут услышать враги; выкатывают претензии по поводу свиной тушенки и всячески скандалят по любому поводу. К тому же граждане трусоваты, стрелять по врагам - совсем не их конек. Так что становится понятно раздражение командующих отрядом: от эдакой обузы нужно срочно избавляться.

Кадр из фильма. Предоставлен "Централ Партнершип"

Кадр из фильма. Предоставлен "Централ Партнершип"

Кто привел - тот пускай и расхлебывает.

Где-то в лесах и болотах есть не занятый никем проход шириной в сорок километров... туда, за линию фронта и предлагают вывести кучу людей политруку Киселеву, обещая щедрое вознаграждение.

"Мне посмертные награды не нужны", - отказывается тот, просчитав шансы. Но его никто не спрашивает. Это приказ.

Так Николай Киселев становится евреям и мамкой, и нянькой, и военруком, и, практически, Моисеем. Но сначала - ему нужно убедить народ пойти за ним. И эта миссия - одна из самых сложных.

Клюквы в фильме порядочно и воспринимать его как документальную историю никак нельзя.

Как уже замечали критики, пребывающие на расслабоне евреи словно делают одолжение, разрешая партизанам их спасти.

Но, чем дальше в лес - тем больше веришь всему.

Кадр из фильма. Предоставлен "Централ Партнершип"

Кадр из фильма. Предоставлен "Централ Партнершип"

ЯРКИЕ ХАРАКТЕРЫ

А о ситуации взаимного недоверия в книге Герасимовой было сказано более страшно и четко. На самом деле никто и не собирался никого спасать. От прибившихся к партизанам выходцев гетто хотели избавиться культурным способом, пока они не привлекли внимания немцев и не погубили весь отряд.

Удивительно, что фильм снят не в серых тонах. Россыпь коротких и ярких ролей вызывает самые разнообразные эмоции.

Кадр из фильма. Предоставлен "Централ Партнершип"

Кадр из фильма. Предоставлен "Централ Партнершип"

- Вы умеете стрелять? - спрашивают партизаны у еврея Янкеля (Маковецкий), вызвавшегося добровольцем.

- Конечно, изо всего! Только покажите, как, - с готовностью отвечает тот.

Замечательны эпизоды с уркой из Тагила, задумавшего стать евреем, чтобы жениться на еврейской девушке (роль Марии Золотухиной).

До слез пробирает сцена с еврейской матерю Нехамой (Наталья Савченко) и двумя ее сыновьями, которыми она жертвует, чтобы сдержать немецкую погоню:

- Он будет кидать очень далеко. За своего отца, и за сестер, и за всю нашу семью.

Встретив известие о смерти сына, Нехама спрашивает Киселева, далеко ли тот кидал гранаты.

- Дальше всех, - отвечает политрук, утаив, что тот не кидал, а будучи раненым, взорвал гранату у себя в руках, дождавшись фашистов.

НЕОДНОЗНАЧНЫЙ ФИНАЛ

Действие фильма происходит в нескольких временных пространствах. В 2005 году решается вопрос, назовут ли Николая праведником. Результат зависит от единственного оставшегося в живых участника похода. Однако по какой-то причине Моше Таль совсем не спешит молвить словечко за русского спасителя.

Неоднозначный финал вызвал споры критиков.

Кто-то усмотрел в происходящем банальную жадность. Таль до смерти не может простить Киселеву астролябию, которую тот позаимствовал и не отдал.

Однако, если подумать, то окажется, что и эта неоднозначная ситуация была способом показать что-то иное. Например, не столько пресловутую жадность, сколько разницу менталитетов.

А при таком подходе нагляднее окажется подвиг Киселева. Восемьдесят лет назад простой русский парень сумел договориться, практически, с инопланетянами. А нам-то сейчас что мешает?

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Урганта и Нагиева вырезали из нового фильма, а Пушкин и Гоголь стали героями ужастика (подробнее)