Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-4°
Boom metrics
Звезды
Эксклюзив kp.rukp.ru
24 ноября 2022 8:35

«Верю в мистику». Звезда фильма «Сестры» Ирина Старшенбаум откровенно высказалась о насилии в день выхода картины в прокат

На экраны выходит фильм "Сестры" 24 ноября
Фото: Владимир Морозов

Фото: Владимир Морозов

Героини фильма «Сестры», Аня и Андрей, с виду - счастливая, молодая и красивая семья. Он хорошо зарабатывает, она воспитывает ребенка и делает тортики на продажу. Супруги только что купили квартиру в новостройке. И мало кто способен догадаться, что жизнь Ани - это тихий ад. Андрей периодически избивает ее, а кроме того, чудовищно давит на нее психологически. Она доведена до отчаяния. И в какой-то момент, когда муж исчезает с ребенком, заперев ее в квартире и не отвечая на звонки, лезет в интернет с воплем о помощи. Так Аня узнает о мистическом ритуале, который может ей помочь. Если все сделать, как надо, на помощь придут древние призраки - и муж просто самовоспламенится и сгорит…

Актриса Ирина Старшенбаум, сыгравшая главную роль в фильме «Сестры», пришла на радио «Комсомольская правда» и рассказала о разных видах насилия, которые люди применяют друг к другу

Фото: Владимир Морозов

Фото: Владимир Морозов

«ТЕБЯ СЛОВНО УДАРИЛИ ПО ГОЛОВЕ, И ТЫ ХОДИШЬ, КАК ВО СНЕ»

- Я впервые посмотрела этот фильм на премьере, вместе со зрителями, хотя, конечно, могла посмотреть раньше - рассказывает Ирина. - Дотерпела, и не жалею об этом. Невероятно приятно, когда у тебя после фильма слезы на глазах, и не потому, что фильм плохой, а наоборот, потому что он удался.

- Жанр «Сестер» определяют как пост-хоррор. Что это значит?

- Это экспериментальный жанр для нашей страны: я сама, соглашаясь сняться в этом фильме, не очень понимала, на что иду. Это когда на экран каждые пять минут не выскакивают монстры, из шкафов или телевизоров не лезут волосатые девочки. Все дело, скорее, в атмосфере - как, например, в «Персоне» Ингмара Бергмана или фильмах Андрея Тарковского. С помощью света, музыки, тщательно созданной атмосферы, создается ощущение давящего ужаса. В котором и живет наша героиня.

- Она уже несколько лет замужем, и ее супруг - с виду очень приличный, обаятельный, интеллигентный парень - ее избивает. Но на экране мы этого не видим. Только синяки и ее страдания по этому поводу…

- Я недавно прочла книгу Андрея Кончаловского «Низкие истины», и он там пишет, что зрителю не надо показывать насилие. Зрителя надо щадить. И вообще, в лоб демонстрировать агрессию, побои, убийство - это не очень-то художественный прием. У нас в фильме есть один-единственный эпизод, в котором мы издали видим, как герой Никиты Ефремова избивает человека, к которому сильно ревнует свою жену. И по этой сцене мы понимаем, на что он способен… Но на самом деле муж - тоже несчастный человек, трагедии в его семье начались много поколений назад. Такие круги по воде: дедушка бил бабушку, потом папа бил маму, вырос сын, полный травм, обид, страхов - и в результате начал делать то же самое. Потом следующее поколение, следующее - и этот порочный круг может не прерваться никогда… Я вижу в нем не только тирана. Еще, как ни странно, очень страдающего, обиженного человека, который жил и живет без любви.

Фото: Владимир Морозов

Фото: Владимир Морозов

- Ваша героиня в какой-то момент решает обратиться к мистическим силам. Она узнает легенду о «сестрах» - группе женщин, которые несколько веков назад сожгли себя, чтобы не достаться мужчинам-хищникам. И ей сообщают, что «сестры» могут уничтожить ее мужа, если как следует их об этом попросить. Это реальные призраки, или ей только кажется, что они существуют?

- Я на премьере фильма разговаривала со своим психотерапевтом. И она сказала: ты не представляешь, насколько у вас точно все описано. Когда человек лишен возможности пожаловаться на свою беду и выбраться из нее, начинают работать защитные механизмы: он придумывает образы спасителей и цепляется за них, чтобы выплыть… Я, когда думала о роли, решила для себя, что никаких «сестер» на самом деле не существует - их создала сама героиня. Конечно же, она в тяжелом депрессивном расстройстве, в глубокой травме, ей очень больно, она не видит выхода, и она из-за всего этого словно пьяная. Ко мне после премьеры подошла девушка и спросила: «Как вам удалось передать это состояние - когда тебя словно ударили по голове, и ты ходишь в каком-то сне? Я ведь это пережила, все было именно так!» И никто не может и не хочет помочь: пишешь в интернет, а комментаторы тебе отвечают: «Наверное, ты сама виновата», «Да ты просто больная», «А может, тебе нравится, что он тебя бьет?», «Может, просто у вас любовь такая?» В фильме героиня читает эти комментарии - они все дословно взяты из реальной жизни, с реальных форумов!

- А в в призраков вы все-таки, верите, или нет?

- В призраков? Ну, я верю в мистику. Я думаю, что кроме материального мира, есть не материальный. Но фильм не об этом.

Фото: Владимир Морозов

Фото: Владимир Морозов

«МЫ СНИМАЛИ МЕНЬШЕ ТРЕХ НЕДЕЛЬ, НО ПО 12 ЧАСОВ В ДЕНЬ»

- Говорят, «Сестры» - очень женское кино…

- Да, очень женское. Но не в смысле розовое и нежное: оно про женскую правду и отчаяние, про женскую силу и женскую слабость. Про женщин, которые должны друг друга поддерживать. Про то, как женщина женщине не волк, а все-таки сестра. И мы об этом забыли, - а в наших русских традициях это было всегда.

- Вы уже в четвертом фильме играете вместе с Никитой Ефремовым…

- Нам с Никитой везет - у нас есть актерская химия. Мы на съемках всегда открываем друг друга с новой стороны, хотя дружим уже лет десять. Каждый раз, когда встречаемся на площадке, как бы обнуляемся: для нас это зона эксперимента. Хотя по-прежнему знаем и учитываем болевые точки друг друга, знаем, где надо согреть партнера, а где ему не мешать… Скоро выйдет еще фильм «Здоровый человек», где мы тоже играем мужа и жену, снова исследуем семейные отношения в глубоком кризисе. Играть такое можно, только когда ты очень доверяешь партнеру. И понимаешь, что его роль - это, на самом деле, 80% твоей собственной роли.

- Как вы выбираете сценарии? Вот вы - состоявшаяся, известная актриса, и вам предлагают сняться в фильме дебютанта…

- Это интуиция. Всегда. В первую очередь. Не знаю, как это происходит, но я открываю сценарий и с первой строчки чувствую – да или нет. Если я начинаю задумываться, надо ли в этом фильме сниматься, то, скорее всего, не надо. И еще: мне очень важно, кто ставит картину. Все режиссеры, с которыми я работала, - мои учителя. С Ваней Петуховым, который снял «Сестер», я работала на короткометражке, это был такой нежный фильм про влюбленную пару: он делает ей предложение, она отвечает «Нет», и с этого начинается фильм. Я тогда творчески влюбилась в Ваню, потому что увидела, какое внимание он уделяет деталям, как он точен, как внимателен, как переживает, какой он трудяга. Он этот короткий метр снимал, между прочим, на свои деньги, и потратил их очень много!.. И эти глаза Ванины добрые, чистые… Я чувствую в нем очень много доброты и я знаю, что ему есть о чем миру сказать. Ну и вот, он прислал мне сценарий полнометражной картины, помню, я ехала в машине домой и думала – наконец-то у меня будет романтическая комедия, такая же, как короткометражка, умная и очаровательная. А потом открыла сценарий - и прочитала «Сестер».

Фото: Владимир Морозов

Фото: Владимир Морозов

- Вы говорили, что фильм был снят невероятно быстро.

- Да. За 17 или 18 дней. Каждый день мы работали по 12 часов, не было ни одной свободной минуты. И меня этот фильм научил быстро переключаться с одной эмоции на другую. Ну, не будет у тебя другой возможности сделать сцену, поэтому - давай, соберись, Ира! При этом «Сестры» - чуть ли не самый сложный фильм в моей жизни, 98% сцен - это чистый вызов.

- Вы говорили в интервью, что никогда не сталкивались с физическим насилием, зато сталкивались с психологическим. В чем это выражалось?

- Я думаю, с психологическим насилием мы так или иначе сталкиваемся каждый день. Потому что не учитываем чувства друг друга. И мы настолько к этому привыкли, что становится не по себе. На съемках - и не только на съемках, где угодно, - вышестоящие часто пользуются своей властью, могут грубо, жестко разговаривать с людьми, давить на них. Тебя и твой талант обесценивают, а потом ты сам начинаешь себя винить, сам себя съедать. Это очень больно. У меня такое было не раз. Потом я просто поняла, что, наверное, неправильно выстраиваю границы с такими людьми, раз они такое себе позволяют. Но множество людей позволяют себе такое на каждом шагу. А их жертв это парализует, не дает двигаться дальше… И мы все коллективно, бесконечно в этом существуем.

Фото: Александр Горчаков

Фото: Александр Горчаков

- Какую музыку вы слушаете, чтобы отвлечься и прийти в себя после работы?

- После «Сестер» я приходила домой, наполняла ванну со специальной солью и просто в ней лежала, смотря в одну точку. А дальше шла спать – сил больше ни на что не хватало. Но вообще, когда я прихожу домой, люблю слушать джаз, особенно саундтрек Майлза Дэвиса к фильму Луи Малля «Лифт на эшафот». Этот альбом я обожаю, он меня уносит куда-то в мир Жанны Моро, бродящей по прекрасному ночному Парижу.

КАК ПОСТРОИТЬ СОЦИАЛИЗМ В ЭРЕЦ-ИСРАЭЛЬ

- Сколько у вас сейчас сценариев на столе? Есть уже запланированные работы на 2023 год?

- Пока мне нужно время, чтобы выдохнуть, посмотреть кино, почитать. Я ни с кем еще не договаривалась о планах на будущее.

- Вы сейчас снялись в фильме «Земля обетованная» Майкла Уинтерботтома. Съемки шли в Италии, но действие разворачивается в Израиле…

- Это кино про зарождение государства Израиль в 30-е годы, когда Палестина еще была британской колонией. Я играю Шошанну Борохову, дочь Бера Борохова, который был социалистом-сионистом родом из Российской империи. Он эмигрировал в Европу, в 1917 году вернулся, но практически сразу заболел и умер. А его дочь в конце концов вместе с мамой и братом переехала в Палестину, где решила продолжить дело отца: строить социализм в Эрец-Исраэль, Земле обетованной. Причем строить без насилия.

- Как получилось, что изо всех актрис на свете Майкл Уинтерботтом выбрал именно вас?

- Я обязана этим прежде всего Кириллу Серебренникову, который снял меня в фильме «Лето». Он был показан на Каннском кинофестивале, и его увидели два режиссера. Немец Томас Штубер, который потом снял меня в своем фильме «Безмолвные спутники», он выйдет в Германии 1 декабря. И Майкл, который без проб меня взял в свой новый фильм на главную роль. По-моему, это было безумие, но он поступил в своем стиле.

- Он известен, в частности, достаточно скандальным фильмом «9 песен», в котором актеры по-настоящему занимались сексом перед камерой. Или «Убийцей внутри меня», где - говоря о насилии, - как раз есть долгая и практически невыносимая сцена, в которой Кейси Аффлек избивает Джессику Альбу…

- Я, кстати, мысленно сформулировала, что наш фильм «Сестры» - о том, чтобы убить убийцу внутри себя… Да, я пользуюсь названием фильма Майкла. А «9 песен» я просто обожаю. Я считаю, это великолепное кино. И еще я считаю, что «Земля обетованная» - лучшее, что могло со мной произойти в смысле первого большого международного проекта. Это школа жизни, в которой преподает умный, интеллигентный, нестандартно мыслящий режиссер: то, как он снимает кино, не похоже ни на что, с чем я сталкивалась раньше. Но я знала, когда ехала в Италию, что там придется работать на 150%, ни разу нельзя будет ошибиться. И да, это оказалось очень тяжело, хотя и дико интересно. Я готовилась, внимательно читала сценарий, учила свои реплики, но Майкл любит импровизацию: он экспериментатор, у него очень гибкий подход и быстрый ум. Он мог прямо перед съемкой сказать: «А давай все в этой сцене поменяем! А давай сделаем другой финал!» Мне, кстати, в этом смысле очень помог опыт съемок в «Сестрах», где за минуту нужно было выдохнуть и нырнуть в совершенно другую сцену, в другое эмоциональное состояние. Но все равно, я все время на съемках «Земли обетованной» провела как во сне или внутри какого-то квеста. А потом вернулась в Москву и начала понемногу восстанавливаться…

Фото: Александр Горчаков

Фото: Александр Горчаков

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Ирина СТАРШЕНБАУМ родилась в Москве 30 марта 1992 года. Окончила факультет «Медиабизнес и связи с общественностью» в Московском государственном университете печати. Первые сериалы с участием Ирины, «Переезд» и «Крыша мира», вышли в 2015-м; прорыв случился в следующем году, когда Федор Бондарчук утвердил ее на главную роль в фильме «Притяжение». Стремительно стала одной из ведущих актрис российского кино, снявшись в картинах «Лед», «Лето», «Т-34», «Вторжение», «Общага», сериалах «Черная вода», «Содержанки», «Шерлок в России», «Медиатор», «Джетлаг», «Надвое».

О закулисье российского ТВ, царящих там разборках и скандалах рассказываем в подкасте "Глядя в телевизор". Переходите по ссылке, ставьте сердечки и слушайте, когда удобно

О закулисье российского ТВ, царящих там разборках и скандалах рассказываем в подкасте "Глядя в телевизор". Переходите по ссылке, ставьте сердечки и слушайте, когда удобно