Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+1°
Boom metrics
ЗДОРОВЬЕ7 декабря 2022 12:05

Как уйдет ковид: три возможных пути избавления от заразы

Историк Эйнсли Хоторн, изучающая различные факты о медицине, предположила, чем может закончиться пандемия
Чтобы по-настоящему закончиться, у каждой пандемии должно быть два конца: медицинский и социальный

Чтобы по-настоящему закончиться, у каждой пандемии должно быть два конца: медицинский и социальный

Фото: REUTERS

В своей колонке «Апокалипсис тогда» историк и философ Эйнсли Хоторн рассказывает о медицинских открытиях, которые сделали наш мир лучше и здоровее. В одной из последних она предположила, чем может закончиться современная пандемия ковида. Который, к слову, вовсе не торопится пока уходить.

1. Вакцинация

Такие болезни, как полиомиелит, краснуха и дифтерия, были фактически ликвидированы благодаря вакцинации. Однако медицинские проблемы не всегда требуют медицинского решения. Иногда лучшие вмешательства - это те, которые прерывают цепочки передачи болезней в окружающей среде.

Так, например, случилось с малярией в начале ХХ века — в Америке малярийные комары убивали сотни тысяч людей, а вакцины еще не было. Тогда решили осушать болота и разбрызгивать инсектициды для уменьшения популяции комаров. Помогло.

2. Перегорит сама по себе

Иногда никакого решения для борьбы с болезнью нет, и пандемия просто бушует, пока не перегорает сама по себе.

Когда в 1918 году новый штамм гриппа (печально известная «испанка» - прим. Ред.) охватил истерзанный войной мир, он поразил его массово и мгновенно, за считанные недели охватив города и уничтожая население. Человек утром мог проснуться здоровым, а уже вечером умереть...

Причем поражал не маленьких детей и пожилых людей, как сезонный грипп, а взрослых: примерно половина умерших от так называемого испанского гриппа были в расцвете сил - мужчины и женщины в возрасте от 20 до 30 лет.

После трех или четырех волн в течение двух лет пандемия пошла на убыль. Не потому, что было найдено лекарство, а потому, что у вируса просто закончились люди для заражения. Почти у всех людей появился иммунитет и вирус больше не мог эффективно распространяться.

Но этот коллективный иммунитет достался нам дорогой ценой. По оценкам, в результате пандемии погибло 50 миллионов человек, что составляло почти три процента населения земного шара на тот момент.

3. «Сожительство».

Да, пандемия «испанки» закончилась, но вирус гриппа, этот штамм, никуда не делся, он мутировал и остался среди нас. И мы, кстати, с ним прекрасно знакомы — это вирус H1N1, тот самый знаменитый «свиной грипп», который в 2009 году тоже вызвал пандемию. Этот же вирус пришел к нам и в этом году. К счастью, он есть в вакцинах от гриппа. И, значит, те, кто привился, защищены.

Как пишет Хоторн, «Как только болезни появляются, они обычно остаются с нами навсегда. Но в отличие от гриппа, некоторые патогены никогда не мутируют в более слабые формы».

Взять хоть ту же чуму: почти 500 лет «Черная смерть» терроризировала Европу. И хотя считается, что она побеждена, благодаря вакцинации, время от времени вспышки случаются и сейчас на всех континентах, кроме Океании. К счастью, сегодня ее можно эффективно лечить антибиотиками, если вовремя заметить и отличить инфекцию.

ИТОГО

Чтобы по-настоящему закончиться, у каждой пандемии должно быть два конца: медицинский и социальный.

Медицинское прекращение пандемии наступает, когда число погибших снижается настолько, что вспышка перестанет быть кризисом общественного здравоохранения. Социальный конец приближают люди, когда снова решают вернуться к своей нормальной жизни, перестают бояться и начинают вести условно прежнюю жизнь. Можно сказать, что социальный конец мы уже приблизили по максимуму. А вот до медицинского, увы, еще далеко.

«Будущие мутации COVID могут быть более мягкими, чем текущие варианты, или они могут оставаться достаточно смертоносными, чтобы вызвать более глобальные чрезвычайные ситуации, - пишет Эйнсли Хоторн. - Только одна человеческая болезнь была полностью искоренена — оспа. Но для достижения этой победы потребовались высокоэффективная вакцина, глобальная кампания вакцинации и почти 200 лет.

Сейчас очевидно только одно: независимо от того, найдем ли мы идеальное лекарство или вакцину от COVID, исчезнет ли он самотеком или останется с нами навсегда, точно можно сказать, что этот вирус будет с нами в той или иной форме еще много лет».