Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+17°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
2 апреля 2023 11:43

«Лучше я буду хищником, чем жертвой»: отставной десантник бросил богатую жизнь в Европе и создал в ЛНР супер-отряд добровольцев

Военкор «КП» Александр Коц встретился с командиром штурмового отряда «Шторм», который 20 лет прожил за границей, а теперь сражается на Сватовском рубеже [видео]
Российская военная техника на Сватовском направлении под Кременной

Российская военная техника на Сватовском направлении под Кременной

Фото: Александр КОЦ. Перейти в Фотобанк КП

20 ЛЕТ ЖИЛ ЗА ГРАНИЦЕЙ

Жизнь командира штурмового отряда «Шторм» Ивановской десантной дивизии – готовый сценарий для сериала. О том, как человек всю жизнь хотел служить Родине, но обстоятельства сложились так, что своего часа капитан ВДВ ждал 20 лет. В середине 80-х окончил Рязанское воздушно-десантное училище, писал рапорт на Афганистан – не пустили. После развала Союза в 1992 году перспективный молодой капитан был уволен по сокращению штата. А дальше – типичная для того времени история офицера, который остался не востребован своим государством.

Служба безопасности в крупной компании, попытка построить свой бизнес и вести его честно, «терки» с новыми «хозяевами жизни», которые могли закончиться плачевно… Сергей, назовем его так, вынужденно эмигрировал в одну из стран Западной Европы. Подтвердил свои профессиональные навыки, полученные в десантном училище, работал промышленным подрывником, спасателем, параллельно получил гражданство, открыл свой строительный бизнес и долгие 20 лет жил за границей, построив новую обеспеченную жизнь. Которую бросил ради того, чтобы жить в блиндажах в лесах на Сватовском рубеже и со своим штурмовым отрядом двигаться вперед, к победе.

УКРАИНА НА ЗАПАДЕ НИКОМУ НЕ ИНТЕРЕСНА

- Зачем тебе это надо было? – спрашиваю уже не юного капитана в сосновой роще под Кременной. - Другой бы обиделся на государство, которое так с ним обошлось…

- У меня корни луганские. Дед жил здесь, и после 1945 года на Западной Украине он отлавливал бандеровцев, наводил там порядок. Так что у меня сомнений не было, что это моя битва…

Командир штурмового отряда «Шторм» бросил все ради того, чтобы жить в лесных блиндажах на Сватовском рубеже

Командир штурмового отряда «Шторм» бросил все ради того, чтобы жить в лесных блиндажах на Сватовском рубеже

Фото: Александр КОЦ. Перейти в Фотобанк КП

- Сложно было перевернуть жизнь с ног на голову?

- Абсолютно нет. Здесь, наверное, надо исходить из того, что делает тебя гражданином своей страны, коим я не переставал быть ни на секунду. Это когда ты готов биться за нее и умереть. Это определяет Родину, определяет жизненные принципы. Где ты живешь, не всегда важно. Главное, где твои корни, кем ты себя ощущаешь в жизни. Я как раз русский, россиянин.

- Многим пришлось пожертвовать?

- Все бизнесы, которые были, пришлось передать в управление. И это оказалось не очень успешным решением. Что-то заморозил, но это неважно. У меня есть один родственник, который болеет и требует постоянного ухода. Вот это было непростое решение. Но все с пониманием отнеслись, мне кажется.

- Какое в западном мире представление о том, что здесь происходит?

- Там все делятся на два типа диванных экспертов. Одни все-таки правильно говорят, что всю эту фашистскую идеологию пора закрывать, пора что-то менять. Другие считают, что никогда Россия не будет частью западного мира…

- И с ней надо кончать?

- Да. В эмигрантской среде, где я так или иначе крутился, чаще так думают.

- А коренные?

- Они интересуются этим конфликтом крайне мало. Их больше волнует, как это на их кошелек повлияет, на уклад жизни, на возможность путешествовать. Абсолютно мещанская история.

«ЕСЛИ НЕ МЫ, ТО КТО?»

- 20 лет, все-таки, долгий перерыв. Сразу адаптировался? Это то, чему тебя учили в Советском Союзе?

- И да, и нет. Нынешний конфликт, во многом напоминает Великую Отечественную. В том смысле, что все работает во взаимосвязи. Нет отдельно десантников, пехотинцев, летчиков. Только комплексный вариант. Четкий общевойсковой бой, беспилотники, управление, все в связке. И это тяжелее, чем все, что было раньше.

Сергей говорит, что перевернуть жизнь с ног на голову ему было абсолютно не сложно

Сергей говорит, что перевернуть жизнь с ног на голову ему было абсолютно не сложно

Фото: Александр КОЦ. Перейти в Фотобанк КП

- Мне периодически пишут наши соотечественники из-за рубежа, которые вроде и хотят приехать на СВО, но не могут решиться. Что бы ты им сказал?

- Кажется, все эти слова кто-то миллион раз говорил. Но если не мы, то кто? Если не будет добровольного желания идти и защищать идеалы, на которых мы воспитаны, которые у нас в генах, ничего не изменится. Нас просто задавят. ... Но я очень благодарен ему за тех людей, которых я встретил. Фактически, кроме окружения, на нас вряд ли еще что-то влияет. Но оказавшись здесь, среди этих людей, и сам становишься частью чего-то большого, сам становишься немножко лучше, более мотивированным, обязанным. Сначала, наверное, и какая-то идеология присутствует. Но проходит время, и люди просто сражаются друг за друга. Совершают поступки, на которые, казалось, совершенно не были способны до этого. Ощущение друга, товарища, родного здесь очень мощное. Лучшая мотивация.

КАЖДЫЙ ШТУРМ ПО-НОВОМУ

- Как ты отбираешь людей в свой отряд?

- Сто процентов добровольцы. И большая часть, конечно, с боевым опытом. Но все равно все переучиваются. Новая тактика, новые методики. И на каждом штурме всегда приходит что-то новое.

- Чему пришлось здесь учиться, чего раньше не знали, не умели?

- Взаимодействию с беспилотниками. Это когда противник тебя все время видит. Количество «птиц», которые летают - рой над тобой. И это большая проблема. Передвижение очень усложнено. Все время насыпают. Минометы, гранатометы, артиллерия... Организация взаимодействия в реальном бою крайне сложная. Это часть, которую надо изучать. Снайперы – очень важны. Не представляю, как без них работали бы современные штурмовые методы. Вот у меня парень с позывным «Протект» - умница. Поле боя видит сразу в нескольких измерениях настолько точно – диву даешься, как это возможно без трехмерной компьютерной графики.

Скромный «Протект» стоит рядом. Сражается уже почти год, в армии – всю жизнь. Говорит, много чего перепробовал. И танки, и разведку – все не то. А потом в руки попала снайперская винтовка. А к ней если голову светлую приложить, цены нет.

- Всю информацию мы собираем, обрабатываем, выдаем свое мнение, где лучше зайти, как зайти, что мы можем дать штурмовому подразделению, какое прикрытие, когда надо – сами уже врываемся в прямой контакт. Просто в какой-то момент я понял, если все равно рано или поздно придется попрощаться с этой жизнью, то лучше уж я буду хищником, чем жертвой. А противник у нас достойный, изучаем, учимся чему-то у них. Работаем.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Российские силы теснят ВСУ в сторону реки Жеребец и перемалывают врага: что происходит сейчас в зоне спецоперации

Военкор Александр Коц сообщил, что российские силы теснят ВСУ в сторону реки Жеребец (подробности)

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Александр Коц: Масштабное контрнаступление на Украине будет в мае, сейчас нужно формировать резервы (подробнее)