Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+15°
Boom metrics
Общество27 апреля 2023 14:30

История великого подвига: как советский партизан вывел из фашистского ада 218 евреев и почему об этом молчали больше 60 лет

Почётное звание Праведник народов мира Николаю Киселёву присвоили лишь в 2005 году - посмертно
Николай Киселев воевал в партизанском отряде "Мститель"

Николай Киселев воевал в партизанском отряде "Мститель"

Фото: ru.wikipedia.org

Почти сразу после начала Великой Отечественной войны, в июле, территория Белоруссии оказалась оккупированной. Немцы установили жёсткий режим, поработив местное население. Советские активисты, подпольщики, партийные руководители расстреливались без суда и следствия. А евреев, коих было немало в тех краях, сгоняли в гетто. И чаще всего даже не охраняли их (потому как бежать иудеям было некуда - повсюду был враг).

В марте 1942 года под Минском начались массовые расстрелы. На окраине местечка Долгиново, например, было разом уничтожено 800 евреев. Впоследствии акции повторялись. А в начале мая ещё 1200 человек были сожжены заживо.

К этому времени иллюзий не осталось. Совсем.

Жить приходилось в условиях смерти. И вопрос витал в воздухе только один, кого убьют раньше, маму или папу, сестру или бабушку...

Случалось так, что глава семейства, побежавший за хлебом в соседний дом, назад уже не возвращался. Только потому, что на его одежде не оказалось жёлтой звезды Давида (отличительный знак, без которого евреям нельзя было выходить на улицу - иначе расстрел). Немцы периодически врывались в гетто и устраивали расправы.

- Люди, как мухи, падали рядом с нами, - много лет спустя вспоминал местный житель Шимон Хевлин, после войны эмигрировавший в США.

Однажды он прятался от фашистов в деревне и стал свидетелем очередной казни. Немцы завели несколько еврейских девушек в сарай, в котором хранилась солома, и подожгли её.

- Я увидел дым и почувствовал запах мяса с костями... Так и лежал на снегу, дыша этим дымом...

Исследователи приводят страшные цифры. Из 1 млн евреев, находившихся на территории оккупированной Белоруссии, Холокост пережили лишь 20 тысяч (половина из них те, кто был в состоянии воевать с фашистами и ушел в партизаны, на территории Белоруссии в годы Великой Отечественной действовало 10 еврейских партизанских отрядов).

Многие жители гетто, отчаявшись, всё-таки бросали дома и, прихватив всё самое ценное, бежали в лес. 80-летние старики, женщины, дети. Оккупанты, понимая, что далеко они не уйдут, через день-два настигали их и гоняли по чащам как загнанных зверей. Большинство деревенских жителей боялись пускать к себе евреев, даже на ночлег.

Однако находились и те, кто, рискуя жизнью, спасал еврейских жителей, пускал отоспаться в сарае, а также приносил в лес еду. Был даже случай, когда одну еврейскую девушку прятали всей деревней (речь идёт о деревне Ухвала Крупского района). Немцы заходили в разные дома, грозили всё сжечь, но Цивью (так её звали) так никто и не выдал.

Но большинству оставалось только бродить по лесу, убегая от собственной гибели. И просить помощи у партизан.

ЛЮБОПЫТНЫЙ ДОКУМЕНТ

...А теперь представьте себе симпатичную женщину, которая сидит за столом в одном из архивных учреждений уже в наше время - точнее, в 2002 году. Она перебирает пожелтевшие бумаги. Выписывает в блокнот фамилии и даты. И вдруг замирает от удивления.

Перед тем, как заглянуть в тот самый документ, который ей попался, поясним.

Женщину зовут Инна Герасимова. Она закончила Белорусский театрально-художественный институт и в разные годы работала преподавателем - не только в Минске и Бобруйске, но и у нас в Твери. В 90-е годы она увлеклась проблематикой Холокоста, написала на эту тему 150 монографий и ещё больше статей. В 2000-е основала Музей истории и культуры евреев Беларуси и больше десяти лет была его директором (пока не переехала жить в Германию).

И вот, в очередной раз работая в архиве, Инна Герасимова наткнулась на письмо советского партизана Николая Киселёва, который сообщал в Центральный комитет Коммунистической партии Белоруссии о своём участии в партизанском движении (первое время он числился в знаменитом отряде «Мститель», позже набрал свой собственный отряд, который назывался «Победа») и выводе большой группы евреев (более 200 человек) за линию фронта - все они бежали из гетто таких местечек как Долгиново, Илья, Княжицы Вилейского района Минской области.

Стоп. Ещё раз.

Сообщал «...о своём участии в партизанском движении и выводе большой группы евреев (более 200 человек) за линию фронта...»

С этого момента жизнь Инны Павловны перевернулась. Её захлестнула история этого подвига. Очередной добытый потрясающий факт подстёгивал и дальше продолжать поиски (длились они - ни много ни мало - десять лет, за это время Герасимова собрала сотни исторических свидетельств, документов, воспоминаний, из которых впоследствии получилась книга «Марш жизни. Как спасали долгиновских евреев» - издательство Corpus, 2016 год).

В фильме Урсуляка "Праведник" роль Киселева исполнил Александр Яценко

В фильме Урсуляка "Праведник" роль Киселева исполнил Александр Яценко

Фото: Кадр видео

ГОТОВЫЙ СЦЕНАРИЙ ДЛЯ ФИЛЬМА

Сюжет и, правда, впечатляет.

После того, как немцы начали массовые расстрелы, белорусские евреи спасались бегством, рыли в лесах землянки, побирались по деревням, но им, как мы уже сказали, не везде были рады. В том числе, и в партизанских рядах. Толпы ослабевших голодных гражданских лиц просто-напросто мешали воевать и привлекали внимание фрицев. Взять их к себе в отряд партизаны не могли. Да и кого было брать? Женщин и пятилетних детей? Или полуслепых задыхающихся стариков?

Тем временем евреев в лесах собиралось всё больше, в том числе, из местечек Куренец и Плещеницы, но основная масса из Долгинова (примерно 60 км от Минска). Оставаться в гетто было самоубийством. Бежать, в принципе, тоже. Но всё лучше, чем сидеть в четырёх стенах и ждать своей очереди.

И потому - шли. Вереницей. С детьми на руках. Хромая. Падая. И застревая в грязи. У некоторых не было даже обуви. Вместо неё приспособились использовать древесную кору. По пути иногда натыкались на ямы, полные обгоревших трупов.

Постоянно хотелось пить. Многие по утрам слизывали росу с растений.

С теми, кто потерял близких (а таких было большинство), часто случались нервные срывы.

И тут комиссару Ивану Тимчуку приходит мысль. А что если всех этих немощных собрать в один отряд, да и отвести через Суражские ворота в город Торопец Калининской области (ныне Тверской)?

Суражские ворота - это единственный свободный отрезок, через который можно было пройти на «большую землю» - на Смоленщину и дальше вглубь СССР (речь идёт о 40-километровом участке между Велижем и Усвятами, немцы перекроют его лишь 28 сентября 1942 года - сразу после того, как группа евреев покинет-таки оккупированную территорию и окажется в безопасности).

Партизаны стали кумекать. Мол, хорошо бы. Отвести. Через Суражские ворота. Да только кто отведёт? Это же под тысячу километров в один конец. К тому же - осень, заморозки. Вокруг полно немцев.

Предложили начальнику штаба партизанской бригады «Мститель» Петру Серёгину. Ни в какую. Пригласили ещё несколько товарищей. Но и они сочли эту затею авантюрой, причём смертельно опасной.

И так перед измученной оборванной еврейской толпой, гулявшей по лесам уже четыре месяца, появился 29-летний политрук Николай Киселёв, который согласился, подобно Моисею, вывести людей на обетованную, то есть безопасную землю. Правда, длился этот поход не сорок лет, а два с половиной месяца.

БЕЖАЛ ИЗ ПЛЕНА, КАК ГОЛЛИВУДСКИЙ АКТЁР

В книге Инны Герасимовой собраны воспоминания белорусских евреев, от которых порой леденеет спина.

«У нас в Долгинове была семья Кремер - и они шли вместе с нами, - рассказывал участник того самого похода Илья Родошкович. - Отец Иосиф, мать, сын Исраэль и маленькая девочка трёх-четырёх лет. Девочку отец нёс в мешке за плечами. Она всё время плакала. А ведь шли по ночам - и с ними рядом никто не хотел идти, боялись, что девочка всех выдаст своим плачем. Однажды Иосиф сказал жене, что надо избавиться от ребёнка, так как все злятся на них. Одного ребёнка, маленького, семимесячного, отец вынужден был задушить подушкой ещё в Долгинове - в яме, когда прятались от немцев. И с этой тоже так хотел поступить. Девочка услышала этот разговор родителей и стала проситься: «Татэ, варфныт мир! Их зайн а гутэ!» («Папа, не бросай меня! Я буду хорошей!»). Это было, когда шли возле деревни Погост, недалеко от реки Вилии. Остановились. И родители хотели её утопить. Все стояли вокруг и плакали, а девочка просила жить. В это время подошёл Киселёв, всё понял, забрал эту девочку на руки и так с ней ходил. У него она не плакала».

Чуть подробнее о самом Киселёве.

Родился в 1913 году в деревне Богородское (недалеко от Уфы) в семье крестьянина. Окончил Институт внешней торговли в Москве. И с началом войны сразу ушёл добровольцем на фронт. Под Вязьмой попал в окружение, потом - плен. И по дороге в концлагерь - под Минском - проломил проволочную решётку люка вагона и выпрыгнул на ходу из поезда. Был принят в партизанский отряд «Мститель» (он же - отряд «Дяди Васи» - в честь командира Василия Воронянского). Хорошо зарекомендовал себя.

Среди основных причин, по которым Киселёв согласился отправиться к Суражским воротам, можно выделить три.

Во-первых, Николай желал просто по-человечески помочь. Кроме эпизода с ребёнком, которого чуть не утопили родители, были и другие. Киселёв, например, во время похода отдал своего командирского коня жителю Долгинова Якову Рубину. Тот был одноногим и почти не мог идти.

Во-вторых, нужно было обезопасить партизанские отряды. После того, как евреи к ним прибились, немцы стали прочёсывать леса гораздо чаще. И, соответственно, обстреливать. К тому же просить хлеб у местных крестьян после ухода 218 ртов стало бы гораздо проще.

Ну и в-третьих, Николаю Киселёву посулили звание Героя Советского Союза, если он, конечно, выполнит задание. До этого партизанам такой чести не выпадало. Исключение - Тихон Бумажков (Белоруссия) и Зоя Космодемьянская (погибшая в Подмосковье) - ей Звезду Героя присвоили посмертно.

Итак. 218 евреев (среди них - 35 детей), ещё несколько бывших военнопленных, 12 вооружённых партизан, комиссар отряда Николай Рогов и командир Николай Киселёв выдвинулись в путь 30 августа 1942 года.

ШЛИ В ОСНОВНОМ НОЧАМИ

Трудно описывать этот ужас, сидя в уютной кухоньке московской однушки.

Из воспоминаний Шимона Хевлина:

«Иногда, когда рядом были немцы и становилось светло, нам надо было лежать целый день, не двигаясь и не разговаривая. Тебе надо в туалет - ты всё делаешь под себя... Я заболел желудком. И у меня был сильный понос - до крови. И не было сил идти. Я помню, что моя сестра, мой отец и другие родственники меня буквально несли на руках, тянули и, конечно, тоже задерживали отряд, всю нашу группу. Я уже был как неживой, но всё слышал, как все сидят и решают, кто меня застрелит».

К счастью, Шимон поправился. И в мае 2003 года вновь оказался в Белоруссии. Только это уже был не угловатый подросток, а пожилой мужчина, говоривший по-русски с акцентом.

- Я проживаю сейчас в США, - сообщил он Инне Герасимовой.

- А где жили до войны? - поинтересовалась директор музея.

- Вам вряд ли известно это маленькое местечко.

- Но всё-таки.

- Долгиново.

Инна Павловна сразу же спросила, знакома ли ему фамилия Киселёв.

Мужчина изменился в лице. И ответил так:

- Я и моя семья обязаны этому человеку нашим спасением.

Шимон Хевлин потом ещё долго рассказывал о тех роковых днях.

Маршрут белорусских евреев, ушедших в Калининскую область осенью 1942 года

Маршрут белорусских евреев, ушедших в Калининскую область осенью 1942 года

Фото: Алексей СТЕФАНОВ

В деревне Пудоть на их группу напали немцы. Но почти все евреи (потери были единичными) успели войти в Суражские ворота. После этого они ещё более месяца двигались по лесам Псковской, Смоленской и Калининской областей. На болотах евреи кормились клюквой. В полях иногда попадалась капуста. Кое-что можно было достать у деревенских жителей.

Вообще после того, как миновали немцев, ковылять стало веселей. На оккупированных территориях доходило до того, что за ними охотились обыкновенные крестьяне. За каждого пойманного еврея фрицы давали пуд соли, литр керосина и два десятка коробков спичек.

На опасных участках передвигались в основном ночью. Там, где территорию контролировали партизаны, можно было идти и днём.

Из воспоминаний Ильи Родошковича:

«У меня начала гноиться рука - началась гангрена, и все стали говорить, что надо отрезать руку, а то я умру. Один из партизан, Яшка, сказал, что надо найти сахар, его сжечь, и этот отвар влить в рану, тогда рана заживёт. А где взять в то время стакан сахара? Даже у крестьян его не было. Киселёв специально послал людей, чтобы искали сахар. В одном месте нашли, и за этот стакан сахара нужно было отдать корову. У одного крестьянина стали забирать корову, он начал плакать и сказал, что это не колхозная, а его личная корова, за которую он отдал много денег. Тогда партизаны стали узнавать, кто забрал колхозных коров. Узнали - и у одного забрали эту бывшую колхозную корову. Отдали эту корову, взяли сахар. Два раза сжигали сахар и заливали мне кипящий отвар в рану. Я терял сознание от боли, но потом рана затянулась. Если бы Киселёву было всё равно, он бы не переживал так за нас и не помогал...»

К середине ноября группа евреев (более 200 человек) во главе с Николаем Киселёвым вошла в Торопец. Задание было выполнено. Оттуда беженцев отправили в Уфу, а ещё позже - в Казахскую ССР.

ЧТО БЫЛО ПОСЛЕ

Героя Советского Союза Николаю Киселёву так и не дали. Вместо этого выписали премию 800 рублей и позже (в 1948 году) наградили Орденом Отечественной войны I степени. Беспримерный вывод евреев из белорусских лесов решили не афишировать, дабы не концентрировать внимание именно на этих людях. Ведь до них было много других, кому требовалась помощь и кому никто не помог. В отчётных документах Киселёва даже слово «евреи» впоследствии убрали (пометив, что он вывел более «200 советских граждан» плюс несколько бывших военнопленных).

Однако сам подвиг всё же не канул в безвестность.

В сентябре 2005 года Специальная Комиссия Института Катастрофы и Героизма еврейского народа Яд ва-Шем (Иерусалим) присвоила Киселёву Николаю Яковлевичу звание Праведник Народов Мира - посмертно (он умер в 1974 году в Москве, женат был на Анне, бывшей связной своего же партизанского отряда, она умерла в 1993 году, у них в разные годы родились дочь и сын, последний, к сожалению, уже тоже скончался).

Звание Праведник Народов Мира присваивают тем, кто в годы нацистской оккупации Европы спасал евреев, но сам при этом евреем не является. Всего таких Праведников на планете уже около 28 тысяч, 800 из них - жители Белоруссии.

Кроме этого, в честь Киселёва в том самом Долгинове назвали улицу, а в Москве целый сквер (в районе Арбата).

Также в феврале этого года в широкий прокат вышел фильм Сергея Урсуляка «Праведник», главную роль в котором сыграл Александр Яценко. Кто посмотрел эту ленту, может сравнить ее с реальными событиями — очень многие эпизоды достоверно показывают поход долгинских евреев.

Не забудем

ПОГИБ КАЖДЫЙ ТРЕТИЙ

За время Великой Отечественной войны Белоруссия понесла колоссальные потери. Население республики ко Дню Победы сократилось почти на треть (было 9 млн человек, стало 6 млн). Жертвами нацистского геноцида (наряду с евреями) стали и этнические белорусы. По данным историков, немцы сожгли в БССР 209 городов и городских посёлков, а также 9200 деревень.