Премия Рунета-2020
Россия
Москва
0°
Boom metrics
Экономика5 сентября 2023 22:00

Когда растет торговля – и дружба крепнет

Как развиваются экономические отношения России и Китая, насколько влияет на них геополитическая ситуация
Взаимная выгода от добрососедского сотрудничества весьма способствует хорошим отношениям между странами.

Взаимная выгода от добрососедского сотрудничества весьма способствует хорошим отношениям между странами.

Зайдем с козырей – с цитаты из мартовской статьи президента РФ Владимира Путина в издании «Жэньминь Жибао»: «По итогам 2022 года и без того солидный двусторонний товарооборот удвоился и достиг $185 млрд. Это – новый рекорд.

В 2023 году планка в $200 млрд будет превышена <…> Во взаимной торговле растет доля расчетов в национальных валютах. Существенно выросли объемы поставок отечественной нефти и угля. С участием наших специалистов в Китае строятся новые атомные энергоблоки, китайские компании активно подключаются к проектам по сжиженному природному газу, крепнет промышленная и сельскохозяйственная кооперация»...

Не секрет, что дружба между странами, как правило, измеряется в категориях «ты – мне, я – тебе». В переводе на язык экономики – в объемах импорта и экспорта. Не зря глава государства сделал акцент на торговле: объемы растут – значит, дружба крепнет. В этом году с особой силой.

– За первое полугодие 2023 года российско-китайский товарооборот вырос на 40% по сравнению с этим же периодом прошлого года и достиг $114,5 млрд, – приводит цифры Екатерина Заклязьминская, старший научный сотрудник Центра мировой политики и стратегического анализа Института Китая и современной Азии РАН. – Китайский экспорт в Россию составил $52,28 млрд, что на 78% больше, чем годом ранее, российский экспорт в Китай превысил $62 млрд, увеличившись почти на 20%.

От них к нам

– Санкции заставили популярных западных производителей покинуть российский рынок, что дало возможность Китаю расширить свое присутствие, – говорит директор Института стран Азии и Африки МГУ Алексей Маслов. – В 2022 году резко увеличился поток электроники. Причем как бытовой, так и высокотехнологичной – смартфоны, ноутбуки, планшеты и т. д. Завозим мы и компоненты, на основе которых собираем или доделываем наши технологичные товары.

В последний год заметно больше стало поставок компонентов для западных и японских автомобилей, производители которых ушли из России. Но, как выяснилось, Китай изготавливает практически их полные аналоги. И это не параллельный импорт, а Made in China. Что касается самих автомобилей, то Китай начал поставлять в Россию машины, считающиеся весьма продвинутыми не только на китайском рынке. В ближайшей перспективе – поставки электромобилей и гибридов.

Заметно – почти в 2 раза, до $12,2 млрд – увеличились поставки деталей и оборудования для машиностроения, сталелитейного и нефтепроизводства. Словом, то, что мы раньше заказывали на Западе, в Китае, как оказалось, делают не хуже.

– Еще одна особенность нынешнего экспорта из Китая – рост поставок тяжелых грузовиков, погрузчиков, экскаваторов, – отмечает Алексей Маслов. – Из России ушли крупные компании типа Caterpillar, JCB, Komatsu, на их место пришли китайские аналоги. Эту технику выпускают те же компании, что и автомобили. И делают это успешно, по электронной начинке и безопасности техника надежная. Кроме того, наладились поставки подъемных кранов и средств малой механизации для сельского хозяйства.

Впрочем, поставки из Китая могли бы быть и гораздо шире по ассортименту, но наш восточный сосед боится вторичных санкций. Известный факт: товарооборот с США у КНР гораздо больше, чем с нашей страной. И есть риск, что американцы введут санкции против Китая за сотрудничество с нами.

– Поэтому Китай довольно аккуратно подходит к поставкам целого ряда изделий, – поясняет Алексей Маслов. – Так, недавно был запрет на поставки в Россию дронов и компонентов для них. Многие китайские банки не очень активно сотрудничают с нашими банками, попавшими под западные санкции. И в целом Китай четко разделяет продукцию гражданскую, которую поставляет без проблем, и продукцию двойного назначения.

Кроме того, отмечает эксперт Екатерина Заклязьминская, сейчас на китайском рынке кризисная ситуация с полупроводниками. КНР сильно зависит от импорта микрочипов для высокотехнологичных товаров, а их поставки уменьшились. И если вдруг будет полный запрет от Запада на поставку такой продукции, производство китайской микроэлектроники окажется под угрозой.

От нас к ним

– Если говорить об экспорте из России, тут другая ситуация, – продолжает Маслов. – С одной стороны, объем увеличился, но количество образцов продукции уменьшилось. Мы прирастили экспорт за счет нефти и газа, а также агропромышленной продукции. Так, в прошлом году мы поставили продовольствия на $5,5 млрд, в этом году будет больше. И речь не только о зерне, а и о мясе, рапсе и т. д. Кроме того, Китай покупает большие объемы рыбы и морепродуктов, растительное масло, мед, шоколад, пиво и мороженое.

ДОСЛОВНО

Премьер-министр Михаил Мишустин:

– Важно, что, несмотря на неблагоприятную внешнюю конъюнктуру, турбулентность на глобальных рынках, усиливающиеся санкции со стороны коллективного Запада, торгово-экономическое сотрудничество России и Китая развивается успешно.

– Соя – отдельная статья китайского импорта, – уточняет Екатерина Заклязьминская. – Страна очень зависит от ее поставок: лишь 15% потребности КНР в сое обеспечиваются собственными силами. Из злаков большой рост по экспорту кукурузы, которую Китай раньше привозил из США, но в этом году переключился на продукцию из Бразилии, Болгарии и России.

Сейчас Россия работает над диверсификацией экспорта, который пока базируется на нефти и газе, отмечает эксперт. Важно расширить спектр продукции, увеличить долю перерабатываемых товаров, поставлять в Китай, например, не обрезную доску, а мебельные щиты. В таком случае прибавочная стоимость будет образовываться в нашей стране – значит, и налоги с нее (НДС) пойдут в наш бюджет.

Процесс этот, однако, сложный. КНР привык закупать сырую и полуготовую продукцию, брать переработанные товары ему не очень интересно и невыгодно. Но тут Китаю придется смириться, тенденцию экспорта обработанных или переработанных товаров с добавленной стоимостью поддерживают уже многие страны, даже африканские. В целом перспективы для расширения поставок готовой продукции есть, и это касается не только продуктов питания – от шоколадок до сосисок и колбас.

Газ, нефть, уголь

Сырьевые энергоресурсы по-прежнему составляют львиную до-лю нашего экспорта в Китай. Так, в 2022 году Россия перекачала по «Силе Сибири» более 15 млрд кубометров газа, в нынешнем ожидается еще больше – 22 млрд. Это рекорд для наших газовых поставок в Китай.

Востребована и нефть. В 2021 году Россия поставила в КНР 80 млн тонн нефти более чем на $40 млрд, в прошлом году объемы были поменьше – около $31 млрд. Зато сейчас только за первое полугодие Россия экспортировала нефти и нефтепродуктов на $31,5 млрд. Это около 20% от всего китайского объема импорта нефти. Кроме того, Россия обеспечивает Китаю около 23% всего угольного импорта, более 53 млн тонн в прошлом году.

Однако из этого отнюдь не следует, что КНР и дальше будет покупать энергоресурсы столь же активно.

Энергоресурсы продолжают оставаться главным экспортным активом России. А китайцы, со своей стороны, активно вкладывают инвестиции в проекты по их добыче, такие как «Ямал СПГ».

Энергоресурсы продолжают оставаться главным экспортным активом России. А китайцы, со своей стороны, активно вкладывают инвестиции в проекты по их добыче, такие как «Ямал СПГ».

– К 2035 году Китай должен начать сокращать выбросы углекислого газа и его аналогов, приносящие вред атмосфере. А для этого нужно частично отказаться от традиционных видов топлива, – говорит эксперт Алексей Маслов. – К тому же на северо-западе страны уже открыт целый ряд своих газовых месторождений.

Плюс сейчас происходит некоторое замедление развития китайской экономики – оно не ведет к кризису, но грозит уменьшением потребления энергоресурсов. И последнее, что надо учитывать: у КНР есть своя стратегия топливной безопасности, в соответствии с которой ни одна страна не может поставлять в Китай больше 20% от общего объема импорта того или иного ресурса. А мы уже приблизились к этому порогу.

Поставки российской сои в Китай в этом году значительно увеличились.

Поставки российской сои в Китай в этом году значительно увеличились.

Фото: Shutterstock

Инвестиции

В Русско-Азиатском союзе промышленников и предпринимателей отмечают: к маю 2023 года «совокупный объем китайских инвестиций в РФ уже превысил $50 млрд». Это максимум за все время сотрудничества. Сейчас основное направление инвестиций – замена западных компаний, ушедших с российского рынка из-за санкций.

Наиболее яркий пример – автомобильная промышленность.

– Приход китайцев на наш авторынок объясняется уникальной ситуацией, он полностью опустел от иностранных машин, – говорит Алексей Маслов. – И Китай, похоже, скоро окажется здесь монополистом, он уже поставляет в Россию более десятка марок машин, которые начинают конкурировать друг с другом.

Китайские компании активно осваивают российский рынок после ухода западных автопроизводителей. В этом цехе в Тульской области собирают машины Haval.

Китайские компании активно осваивают российский рынок после ухода западных автопроизводителей. В этом цехе в Тульской области собирают машины Haval.

С прошлого года в нашей стране открыто несколько заводов по сборке китайских автомобилей, в том числе под брендами «Москвич» и «Лада».

– Машины марки Haval собирают в Тульской области, в Елабуге открыты сборочные производства Sollers Atlant и Sollers Argo, – перечисляет автоэксперт Игорь Моржаретто. – «Автодор» в Калининграде планирует выпуск около 70 тысяч автомобилей сразу трех китайских брендов, в том числе Kayi. На одном из заводов под Калугой собирают автомобили Chery. Если говорить о наших марках, то «Москвич» собирают в кооперации с китайской фирмой JAC, а в Санкт-Петербурге на бывшем заводе Nissan запустят сборку «Лады» по китайскому образцу. Под Минском работает завод Geely, его автомобили идут в основном на российский рынок.

ТАК И СКАЗАЛ

Денис Мантуров, министр промышленности и торговли РФ:

– Основной вклад в развитие двусторонней торговли, безусловно, вносит промышленная продукция. Ее доля в товарообороте сейчас составляет около 55%, и мы видим возможности существенно расширить номенклатуру поставок, причем в обе стороны.

Но все это – лишь первый этап.

– Нам важно следующим шагом провести локализацию производства, – отмечает Алексей Маслов, – чтобы Китай обучал российских рабочих, передавал компоненты, узлы и т. д. После чего мы наладим свое производство.

Еще одно направление инвестиций – добыча природных ископаемых. Яркие примеры здесь – вложения в проекты «Ямал СПГ» и «Арктик-2» по сжиженному газу.

Российские инвестиции в Китае тоже есть. В основном это производственные отрасли, строительство, транспортные перевозки. Но есть и явная недоработка – малое число совместных предприятий в этой стране.

– Китай – выгодный рынок для размещения целого ряда российских производств, которые по многим причинам (например, из-за отсутствия компонентов) нельзя разместить у нас, – говорит эксперт Алексей Маслов. – Прежде всего это микроэлектроника и составляющие для нее. Проблема в том, что российские компании пока просто не умеют работать на китайском рынке, не понимают его особенностей.

Туризм

До пандемии потоки «мы – к ним, они – к нам» казались неиссякаемыми. Сейчас, когда границы вновь открыты и наладилось авиасообщение, туризм вновь пытается встать на крыло. Вот только прежним ему уже не быть.

Дело в том, что в доковидную и досанкционную эпоху среди китайских туристов было немало так называемых челноков.

– Китайцы активно скупали в России вещи известных люксовых западных брендов, – рассказывает Алексей Маслов. – Цены на них были дешевле, чем в Китае, плюс при вывозе они не облагались таможенными пошлинами. Поэтому такие вещи было очень выгодно продавать дома на интернет-площадках. Наш ЦУМ для таких туристов был настоящей Меккой. Килограммами скупали сумочки типа Louis Vuitton, аксессуары, одежду, а также золото и бриллианты, делая на этом приличные деньги. В прошлом году западные бренды от нас ушли. И шоп-туры в Россию утратили свою привлекательность. Сейчас мы пытаемся развивать для китайцев медицинский туризм – как выяснилось, они очень любят у нас лечиться.

Кстати, с 1 августа между Россией и Китаем вновь запущен безвизовый въезд для туристических групп.

Многие туристы из Китая приезжали в Москву за товарами известных люксовых брендов. А когда их не стало, обмелел и поток челноков.

Многие туристы из Китая приезжали в Москву за товарами известных люксовых брендов. А когда их не стало, обмелел и поток челноков.

Рубли и юани

По подсчетам экспертов, доля расчета в национальных валютах между Россией и Китаем достигла 70%. 60 российских банков имеют корсчета в китайских банках, в КНР открыты несколько их представительств. Действует платежная система для проведения транзакций в юанях и российских рублях. Но есть тонкости.

– У России профицит торговли с Китаем, – утверждает Алексей Маслов. – Мы продаем больше, чем покупаем, юани накапливаются. И мы должны понимать, куда их сбрасывать. Необходимо, чтобы Китай начал внедрять юани в двустороннюю торговлю с Бразилией, ЮАР и другими странами, тогда мы сможем использовать юани для закупок товаров из этих государств. Но в целом вопрос не только в этом, а в переходе на расчеты таким образом, чтобы мы могли не использовать для перечисления денег SWIFT. И над этим Россия и Китай сейчас активно работают.

Многие российские компании просто не умеют работать на китайском рынке, не понимают его особенностей

ЦИФРА

114,5 $ млрд составил российско-китайский товарооборот за первые 6 месяцев этого года – на 40% больше, чем было в 2022-м. Ожидается, что по итогам года товарооборот между странами впервые превысит $200 млрд.

Материал из спецвыпуска "Комсомольской правды" "Дальневосточный прорыв", посвященного ВЭФ-2023