Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+9°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
3 января 2024 0:00

Что такое победа в СВО для жителей новых регионов: Два главных желания людей

Журналист Малькевич: Народ Украины устал и не знает, ради чего их гонят на убой
Александр Малькевич во время Дня Херсонской области на выставке-форуме `Россия` на ВДНХ

Александр Малькевич во время Дня Херсонской области на выставке-форуме `Россия` на ВДНХ

Фото: Иван МАКЕЕВ

Журналист, сопредседатель Координационного совета общественной палаты по интеграции новых регионов Александр Малькевич рассказал в эфире радио «Комсомольская правда», как за прошедший год изменилась жизнь в новых регионах.

ВКЛАД НА ГОДЫ ВПЕРЕД

- Александр вы часто бываете на Донбассе. Какая там ситуация?

- Интересная. 75% жителей Украины смотрели «Итоги года с Владимиром Путиным». И их очень травмировали слова, которые касались возвращенных регионов. Оказалось, что в них вкладывается триллионы рублей, даже в прифронтовом состоянии они принесли 170 миллиардов налогов в бюджет. И люди, находящиеся в гибнущем Херсоне, начинают мучительно чесать репу: что же происходит, за рекой - стройка, возрождение, финансовая активность, деньги крутятся, а тут воду из Днепра вынуждены брать. Украинцы знают, что у нас дороги строятся, школы, больницы, музеи…

- Нам это часто показывают по телевизору. Но я вчера созвонился со знакомой из Донецка, она рассказывает - прилеты каждый день. Нет воды, перебои с электричеством.

- При этом даже в абсолютно прифронтовой Горловке, асфальтирование улиц все равно ведется, чтобы людям жилось чуть более комфортно. Кстати, в Донецке фактически уже готов к сдаче шикарный перинатальный центр имени Владимира Кирилловича Чайки. Да, Донецк обстреливают, там опасно находиться на улицах, но когда было тепло, люди на открытых террасах сидели, кальяны курили…

- Не рано ли строить перинатальный центр? Да, из Горловки всех мирных жителей бы вывезти.

- Люди вот уже десять лет под обстрелами встречаются, влюбляются, женятся и рожают детей. В Донецке есть потрясающий роддом с удивительным коллективом и великой женщиной - главным акушером ДНР с характерной фамилией Железная. Там подземные родильные залы, безопасные зоны, где можно экстренно принять роды… А строительством перинатального центра Россия инвестирует вдаль. Очевидно, что военные планы развития СВО позволяют вести такие стройки с прицелом на перспективу… Да, вы правы – нам часто показывают по телевизору разруху, но все не совсем так.

Украинцы знают, что у нас дороги строятся, школы, больницы, музеи

Украинцы знают, что у нас дороги строятся, школы, больницы, музеи

Фото: Дмитрий СТЕШИН

НЕ О ТОМ РАССКАЗЫВАЕМ

- Что вы имеете в виду?

- У нас однобокая подача информации об успехах. Во-первых, это делается мало, да еще и в формате сухого пресс-релиза. И как раз это зачастую дает обратный эффект - среднестатистическому жителю российской глубинки говорят: «тысяча километров заасфальтированы в Херсонской, Запорожской областях, построено то-то и то-то», а тот, как вы недоумевает – а зачем? Почему под обстрелами? Он просто не знает, что обстреливают не везде, что люди там живут и ходят в рестораны. И это надо объяснять. А у нас в основном кто-нибудь встал на фоне руин и сказал: «Посмотрите, как злобствуют укрофашисты».

- Это проблема и в освещении военного конфликта?

- Там проблема в чрезмерной закрытости. Даже если идет речь о подвигах бойцов, постоянно просят замазать их лица, «имя, фамилию не упоминаем».

Вот социальные сети бурлят рассказом о подвиге бойца Ленинградского полка с позывным Бабка: раненный 10 дней выбирался к своим, и дней пять он провел вместе с тяжелораненым бойцом ВСУ, они выживали вместе. Причем украинский боец его перевязал и умер. Таких историй десятки, но они все только в интернете. Или вот вам еще история: в прошлом году девочка москвичка, студентка факультета международной журналистики МГИМО, взяла академический отпуск, поехала волонтерить, и под Сватово во время обстрела ее накрыл своим телом боец. Оба оказались ранены. В госпитале познакомились, и она вышла за него замуж. История достойная передачи Малахова – рыдали бы все телезрители. Но этого ничего нет.

Нам часто показывают по телевизору разруху, но все не совсем так

Нам часто показывают по телевизору разруху, но все не совсем так

Фото: Дмитрий СТЕШИН

У КОГО ПРЕССА, ТОТ И ПРАВ

- Это отстраненность только журналистская или это общество?

- Боюсь, что есть проблема и с обществом… Но с другой стороны - кто-то не хочет мира? Все хотят. Но мы хотим - на наших условиях. Многие заблуждаются – дескать, давайте мы всех простим, помиримся и все будет, как раньше. Но так уже не будет. 17,5 тысяч санкций не отыграют обратно. И мы уже увидели террористический оскал с ударами по нашим городам… Если мы завтра помиримся, то через год-три при поддержке Запада вдоль демаркационной линии появятся не только оборонительные редуты, но и до черта наступательного вооружения. Передышка нужна Украине, чтобы выиграть время, перегруппироваться и потом жахнуть по нам. Та сторона не успокоится, пока нас не изведут до положения, например, бывшей Югославии! Аналогичный сценарий и в отношении нас существует. Поэтому человек, который сейчас сидит где-нибудь в очень-очень дальней российской глубинке, как ему кажется, и считает, что это все где-то далеко и не про него, может неожиданно для него самого оказаться в самом эпицентре резни…

- Поэтому лучше ударить первым, а то ударят тебя?

- В общем, да. Кстати, почему-то в эту мысль вкладывают негативную коннотацию. Но если ты не ударишь первым, то ты будешь сбит с ног, и тебя добьют. Нет мира розовых пони.

- А виноватым кого потом сделают?

- У кого в руках медиамашина – тот и кажется правым. Посмотрите на этот сияющий град на холме - США. Да они безостановочно лупят во все стороны первыми. И они «абсолютно правы».

КИЕВУ НУЖНО ЧЕЛОВЕКОЛЮБИВОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО

- Но у нас люди хотят спокойной жизни.

- Но спокойная жизнь – миф. Имитация. Пока мы не ликвидируем угрозы для нашей страны о спокойной жизни не может быть речи. Иначе рухнет все в мгновение ока, как колосс на глиняных ногах.

- Что такое победа для жителей новых регионов? Взятие Одессы, Харькова?

- Первое желание – восстановление всех четырех регионов в их исторических границах, установление мирной жизни и ее обустройство при полной ликвидации угроз. В идеале в Киеве должно быть нормально национально-ориентированное человеколюбивое правительство, которое будет заниматься обустройством страны.

- Суверенное?

- Хотелось бы, чтобы оно было суверенным. Там сейчас - олигархический коррупционный режим. Помню, когда я в прошлом году оказался в Херсоне – разбитые дороги, все побитое… Я спрашиваю: «Следы боев?». Мне говорят: «Да что вы! Тут дороги всегда такие». Поэтому мирная нейтральная Украина с кучей прописанных гарантий – да, наверное, это был бы хороший вариант.

МИНА НА МНОГО ЛЕТ ВПЕРЕД

- А в украинском народе какие настроения?

- Народ, в основной своей массе, устал и не понимает, ради чего они гибнут. Весь год им рассказывают, что они успешно где-то наступают, но ничего не происходит. Сотни тысяч погибших, все кладбища колосятся флагами. И никакого объяснения. Все видят, что дети чиновников разбежались по заграницам, все знают, кто и как откупается. Все эти военкомы, покупающие себе заграничные дома… А один дебил опять выложил в соцсети картинки дорогого заграничного отдыха. И у простых людей вопрос – зачем они должны идти на убой?

- Хотят капитулировать?

- Нет. Капитуляцию украинскому народу власти не могут продать. Но пропагандисты придумали красивую фишку, что Украину уже якобы ждут в Евросоюзе и в НАТО, надо только спихнуть вот эти все территории, где живут неблагодарные люди, которые не хотят счастливого будущего.

Первое желание – восстановление всех четырех регионов в их исторических границах

Первое желание – восстановление всех четырех регионов в их исторических границах

Фото: Александр КОЦ

- Но если народ плохо относятся к капитуляции, значит, в Россию они не хотят?

- Это сложная история. Нужно учитывать чувство национальной гордости.

- …и количество могил.

- В этом, кстати, цинизм всех этих гадов: чем дольше будет идти этот братоубийственный конфликт их с нами, тем мощнее мина на много-много лет вперед. Расчет на то, что в каждой украинской семье должен быть либо погибший, либо раненый. А значит - примирение невозможно. Но если мы будем грамотно работать, мы можем через это перейти.