Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+17°
Boom metrics
Экономика
Эксклюзив kp.rukp.ru
4 января 2024 7:50

Цены на одежду в России подняли вплоть до 80%: почему это происходит

«Союзлегпром»: магазины в РФ поднимают цены на одежду из-за снижения конкуренции
Торговые комплексы стали наверстывать допандеймийные показатели

Торговые комплексы стали наверстывать допандеймийные показатели

Фото: Алексей БУЛАТОВ.

В соцсетях громко, местами экспрессивно, обсуждают цены на одежду. Люди пошли «шопиться» в торговые комплексы, которые за последние полгода стали наверстывать допандеймийные показатели. И ахнули от цен.

Российские бренды значительно расширили отделы, иногда занимают два-три этажа. Часть компаний только начинают экспансию в мир большого шопинга: раньше открывали отдельные магазинчики, а теперь перекочевали на свободные места в моллах.

При виде цен хватаешься за голову. В масс-маркете, где недавно продавали кофточки за 1500-2000 рублей и платья за 5000 рублей, первые ныне стоят под 6000 рублей, а вторые 12 000-15 000 рублей.

Уже в магазине вещь начинает прорастать катышками. Глянешь на состав тканей - еще больше вопросов к цене. Вискоза, акрил, полиамид, полиуретан (маскируют смешными аббревиатурам Pa, Pu). Все это, на секундочку, либо производные нефти, либо целлюлоза.

Бренды подороже тоже взвинтили цены: пальто за 200 000, кофточки за 40 000. И речь не про Dior или Chanel. Вполне себе российские бренды, где раньше можно было безболезненно для банковского счета приодеться к очередному сезону…

Кто-то посмотрит на имя автора и скажет: «Андрюха, ты ж нормальный мужик! Куда тебе в эти дамские штуки лезть!» А я отвечу: «Нормальный я!» Просто разобраться хочется, с чего вдруг одеться в нашу российскую марку, которая отшивается на азиатских заводах, вдруг стало так дорого. Да и жена переживает, а вместе с ней волнуется баланс моей карточки.

«С КАКОГО ПЕРЕПУГА?»

- В масс-маркете за последние два года цены изменились примерно на 30%. Повышение было постепенным и началось аккурат с первой волны санкций, - говорит стилист Юлия Губанова. - Возросли транспортные расходы, инфляция, сотрудникам надо поднимать зарплаты, штат увеличивают. Огромные расходы на рекламу, привлечение блогеров - компаниям сейчас нужно громче заявлять о себе.

Что до кофточек по 40 тысяч, стилист объясняет - российские компании, которые прежде были масс-маркетом, осваивают новую нишу - премиум. Иначе его называют «нижний верхний сегмент» или «средний высокий». Такая вот система координат. Самый верхний сегмент - это люкс. Типичные представители иностранного премиума это Guess, Calvin Klein, Karl Lagerfeld, Hugo Boss, Max Mara. Эти бренды частично остались, во многом за счет параллельного импорта. Но все же доступность снизилась.

- Премиум - очень лакомый сегмент для российских компаний. Когда мы говорим о запредельном увеличении цен, в первую очередь это касается именно этой категории одежды, — говорит профессор Высшей школы бизнеса НИУ ВШЭ Татьяна Комиссарова. - Владельцы таких российских брендов приходят к пониманию: почему бы увеличить цену не только на инфляцию и курс валют, но и на ощущение того, что они премиум! Проблема в том, что наш покупатель не готов платить российской марке сопоставимые деньги с иностранным премиумом. Это можно выразить народной фразой: «С какого перепуга? Зарплаты у нас не растут, а тут вы еще такие дорогие вещи выставляете».

В маркетинге есть понятие «брендовая премия» - когда наценка на товар идет за этикетку. Российские марки пока не наработали имиджевый ресурс, но уже решили поставить себя в один ряд с зарубежными игроками.

- Горизонт планирования у нашего бизнеса короткий. Он не знает, что будет через год. Компании не верят в будущее - они хотят свои деньги сегодня. Нельзя списывать со счетов банальную жадность: желание сразу заработать на вещи в три-пять раз больше себестоимости. Только вот репутацию никто не заработал, - объясняет Татьяна Комиссарова.

СОБАКИ НА СЕНЕ

- В магазинах Melon Fashion Group (Zarina, Befree, Love Republic, Sela) к середине декабря до 80% подорожали вещи, которые ранее продавались, в основном, со скидками. Екатеринбургский бренд 12 Storeez поднял цены в среднем на 30% - там объясняют, что в основном подорожание связано с обесцениванием рубля. Российский ритейл говорит, что рост цен связан с резким сокращением поставок из Европы - на него приходилось до 80% ассортимента. Конечно, чем меньше конкурентов, тем больше соблазн «накрутить» цены. Тенденция к удорожанию производства-сбыта, наверняка, продолжится. Опять-таки, ожидания роста цен способствуют ажиотажному спросу, хотя он вряд ли будет долговременным. Замечу, что такой спрос имеет место в мегаполисах, а отнюдь не по всей стране, - сообщил KP.RU вице-президент «Союзлегпрома» Игорь Ульянов.

Модельер и художник, завкафедрой дизайна костюма РГУ им. Косыгина Сергей Сысоев в разговоре «Комсомолкой» призвал воздержаться от оценок вроде «российские бренды паразитируют на том, что конкурентов не осталось».

- Наш производитель по-прежнему не защищен. Иностранные компании ушли, но на их место быстро пришли другие - не наши (поставщики из Азии и арабских стран - Авт.). При этом время возможностей не ушло. Люкс и премиум-сегмент в России в стадии зарождения. Нужно еще лет пять - в такой прогноз хочется верить. Но есть другая проблема. С горящими витринами стоят закрытые иностранные магазины. Мне непонятна эта ситуация. Опытные российские дизайнеры с качественным продуктом вынуждены работать в закрытых шоурумах (магазин, который открывается «по заявкам» - Авт.). Может быть, государству стоит вмешаться?

Сергей Сысоев объясняет, в мире моды всему голова - художники, дизайнеры. Их находки цитирует масс-маркет.

- Чтобы у нас появились конкурентоспособный масс-маркет, нужно дать развиваться верхнему сегменту, - объясняет дизайнер.

При этом с отечественными производствами одежды все еще сложно. Сергей Сысоев вспоминает, как еще недавно отшивал свои коллекции на тульских предприятиях, которые работают на оборонку:

- Они производили на очень выгодных условиях. Все силовики были одеты, мощности простаивали. И фабрики были рады взять гражданские заказы. Причем качество их работы, я вам скажу, достойное. Сейчас такие фабрики вновь переключились на ВПК. Они не закрылись, не сократились: их просто мало.

ШВЕЯ СЕБЕ ЦЕНУ ЗНАЕТ

— Честно говоря, я бы перекрыл весь импорт иностранной одежды, чтобы наши бренды стали еще активнее. Но перед этим нужно как следует закупиться оборудованием - и самим научиться его производить. По такой логике в свое время появились автомобили Hyundai, - предлагает радикальный вариант дизайнер.

Впрочем, решение вряд ли осуществимо здесь и сейчас. Сотрудников брать негде. Безработица в России околонулевая. Нахрапом открыть с десяток мощных швейных фабрик не выйдет. Плюс специалисты из этой индустрии себе цену знают.

- Швеи не будут работать за три копейки и черную зарплату. Все просят хорошие условия труда. А в Азии ситуация на фабриках без изменений: модные джинсы шьют в жутких условиях, - объясняет стилист Юлия Губанова.

Но есть тенденция к выправлению ситуации.

- В колледжах снова стали открываться специальности швей. Наборы хорошие, ко мне на практику часто приходят, - отмечает Сысоев.

Фурнитура и ткани — еще одна проблема. Своих у нас почти нет (в нужных объемах и соответствующих трендам фактурах): все закупается либо в Турции, либо в Италии, а значит, за валюту.

Поэтому пока что в отделах российских брендов появляется все больше вещей made in China/Vietnam/Bangladesh. Наши компании частично переносят производство туда.

- Связано это с меньшими начальными расходами в странах «перебазирования»: там больше квалифицированных кадров, отлажены транспортно-логистических схемы. И нет санкций по поставкам зарубежного оборудования, - говорит Игорь Ульянов из «Союзлегпрома».

- С начала санкций российский рынок преобразился, но уже видны его очертания, которые сохранятся в ближайшие годы. Российские дизайнеры шьют дорого. Масс-маркет поделился на два: часть пошла в сторону среднего сегмента, вторая, напротив - еще больше жертвует качеством, чтобы удержать прежние цены, - говорит Юлия Губанова.

КСТАТИ

Что же маркетплейсы?

Виртуальные витрины продолжают торговать одеждой по очень доступным ценам, пусть и даже не всегда хотя бы среднего качества.

- Маркетплейсы перетягивают на себя кошельки людей. Средний чек на Wildberries 2500 рублей. И это «ловушка». Покупатели даже с низким доходом оставляют там очень много денег на вещи, которые им могут быть даже не нужны. Включается азарт: «Я нашла вещь, как мне кажется, по хорошей цене — дешевле, чем в магазине. Надо брать!» И тратятся! - говорит стилист Юлия Губанова.

КОНКРЕТНО

Сколько и откуда в наших магазинах вещей

«Доля товаров российского производства на рынке сейчас примерно 35%, — говорит вице-президент «Союзлегпрома» Игорь Ульянов. - В текущем году резко увеличилась доля одежды и обуви из Китая, Турции, стран Юго-Восточной Азии. Около половины поставок - по низким или демпинговым ценам.

В секторе верхней одежды только за III квартал объем импорта вырос на 38%, в сбыте одежды доля импорта оценивается минимум в 57-60%. В этой категории лидируют куртки, их ввоз зафиксирован на уровне 13,6 млн, а также пальто - 4,4 млн.

Собственное производство этой продукции выросло на 47%, но, поставки из Азии идут, в основном, по низким и заниженным ценам. Что предопределяет ориентацию потребительского спроса на средний и низкий ценовой сегмент. В то время как из-за тенденций курса валют и удорожания внутреннего производства, продажа большинства видов российской одежды менее конкурентоспособна».

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

Средний чек в магазинах одежды и обуви

2023 8 020 руб.

2022 3 911 руб.

Женщины в 1,7 раза чаще покупают вещи, нежели мужчины.

Но у мужчин выше средний чек - 10 496 руб. против 5 679 руб.

Двукратная разница чеков объясняется не только ростом цен, но и отложенным спросом: в 2022-м многие просто не совершали больших покупок. Источник: банк «Русский Стандарт»