Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-2°
Boom metrics
Туризм5 сентября 2023 3:55

«Ранний разврат души», долгие странствия и голая могилка без креста: Какие тайны хранит поместье самого загадочного и уникального русского писателя

9 сентября, когда исполняется 195 лет со дня рождения графа Толстого, самое время ехать в Ясную Поляну
Надпись на памятнике «Все мы пассажиры в этой жизни» (ст. Козлова Засека). Вроде банальная фраза. Но так сказал Толстой, и начинаешь задумываться.

Надпись на памятнике «Все мы пассажиры в этой жизни» (ст. Козлова Засека). Вроде банальная фраза. Но так сказал Толстой, и начинаешь задумываться.

Фото: Елена ПОПОВА

К вселенной Толстого не приложился только совсем уж ленивый и необразованный человек. Ученые, сочинители анекдотов («Лев Толстой очень любил детей»), юмористы-сценаристы («Я Толстой, я твоя совесть»), жители Тульской области («посмотрите, как мы похожи на прадедушку графа»). Его обожествляли и его пытались унизить с плохо скрываемой завистью (Лимонов, например, обозвал Льва Николаевича пиарщиком и «писателем для хрестоматий»).

Своим идейным вдохновителем этого бородатого деда могут назвать пацифисты-хиппи, зожники (любил ходить с палкой), вегетарианцы (не ел мяса), урбанисты (в 67 лет научился кататься на велосипеде; хорошо, что тогда не было электросамокатов!) и даже фермеры (пристрастие барина к сельскому труду - факт общеизвестный). И список этот долог, как пешая прогулка графа.

Масштаб личности Толстого так огромен, что место там найдется всем. Как личность граф, несомненно, дотянул до нашего времени и остался актуален. Проблемы начинаются, когда дело доходит до литературы. С одной стороны, признанный гений. С другой - хочется спросить: а вы «Войну и мир» полностью прочитали? И не получить честный ответ. Вроде бы стыдно не читать. А если, как Лимонову, не зашло?

ТАЙНА ЗЕЛЕНОЙ ПАЛОЧКИ

А ведь всего-навсего надо было найти зеленую палочку. Она зарыта где-то в Ясной Поляне, в лесу на краю оврага. И стоит отыскать ее - настанет идеальный мир: без войн, горя, болезней. В это верили мальчик Лев и его братья. Но вряд ли знают о тайне люди, которые ломятся сюда толпами.

Ни в одном писательском музее, ни в одной усадьбе не видела я такого количества туристов. И таких драконовских правил.

В Дом-музей Толстого нельзя попасть индивидуально, только с группой (но они идут непрерывным потоком, так что долго ждать, пока наберется, не приходится), в нем нельзя фотографировать, в сырую погоду нельзя заходить на первый этаж, как раз туда, где находится знаменитая комната под сводами с картины Репина (про погоду нынешним летом лучше не вспоминать, и мы, разумеется, попали в дождь и не попали в комнату), не дай боже тронуть экспонат руками (дед Толстой явится и огреет костылем собственного изобретения; кстати, очень удобная штука с раскладывающейся ручкой, на которую можно опираться, когда устанешь).

Большой барский дом Лев Николаевич велел разобрать и продал в соседнее село (не сохранился). А сам с семьей жил в этом флигеле.

Большой барский дом Лев Николаевич велел разобрать и продал в соседнее село (не сохранился). А сам с семьей жил в этом флигеле.

Фото: Елена ПОПОВА

При этом как не будет второго Толстого, так и другого такого музея в мире не сыскать. Это настоящий мемориальный музей, а не сборище подлинных вещей эпохи, неизвестно кому принадлежавших. Обстановка сохранилась в точности такой, какой она была в 1910 году (всего более 40 тыс. прижизненных экспонатов), когда писатель ушел из дома, чтобы закончиться на станции Астапово. То есть вот на этом самом покрывале, связанном супругой Софьей Андреевной, всего каких-то 120 лет назад сидел Лев Николаевич собственной персоной. Эту рубаху носил. За этим столом писал.

Экспонаты выставки на Козловой Засеке: дорожный сундук и палка-стульчик писателя (копия, настоящая - в усадьбе).

Экспонаты выставки на Козловой Засеке: дорожный сундук и палка-стульчик писателя (копия, настоящая - в усадьбе).

Фото: Елена ПОПОВА

- Каляки-маляки, - девочка лет 12 по достоинству оценила рукопись классика, зажатую стеклом.

Эх, милая, скажи об этом Софье Андреевне.

НА ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГЕ

Музей «Ясная Поляна» - не только усадьба. У него несколько филиалов. Очень интересный - станция Козлова Засека. Лев Толстой, бывало, клеймил «железные дороги, развозящие по всему миру ненужных никому людей и ненужные товары», да и Анну Каренину бросил под поезд. Но в минуты душевного спокойствия благами цивилизации пользовался активно. На станцию ходил звонить по кнопочному телефонному аппарату, получал здесь почту, встречал гостей и сам ездил отсюда в Москву.

Станция Козлова Засека

Станция Козлова Засека

Фото: Елена ПОПОВА

При этом о визите графа без всяких соцсетей в Первопрестольной узнавали мгновенно, и собирались толпы встречающих. Ни один политический или культурный деятель и через сто с лишним лет не может похвастаться такой популярностью (в России два царя - Николай Второй и Лев Толстой - была такая поговорка). О чем свидетельствуют кадры документальной хроники, которые вам продемонстрируют на Козловой Засеке.

Маршрут

Маршрут

Фото: Дмитрий ПОЛУХИН

Нравы здесь куда более демократичные, чем в усадьбе. Экскурсию заказывать необязательно, можно зайти на экспозицию «Железная дорога Льва Толстого», заплатив 50 рублей (с фильмой - 100 руб.).

Часы, которые остановились, когда прибыл поезд с телом писателя

Часы, которые остановились, когда прибыл поезд с телом писателя

Фото: Елена ПОПОВА

Можно делать снимки фотографическими телефонами. Да чего там, сюда можно приехать из Москвы на «Ласточке» (идет в Курск), из Питера - на поезде (Санкт-Петербург - Белгород). Станция - действующая, правда, во всех расписаниях первым стоит официальное название - «Ясная Поляна», данное в 1918 году. А уж от нее и до усадьбы рукой подать (3 км, в районе деревни Ясная Поляна повернуть на Орловское шоссе).

Экспонаты с выставки «Железная дорога Льва Толстого»

Экспонаты с выставки «Железная дорога Льва Толстого»

Фото: Елена ПОПОВА

ЧТО ТАКОЕ ТОЛСТОЙ?

Свой последний путь Толстой совершил тоже по железной дороге. В ноябре 1910 года со станции Астапово на Козлову Засеку прибыл поезд с телом писателя.

Похоронили Льва Николаевича в его любимой Ясной Поляне. Все, как он завещал, на краю оврага, в лесу Старый заказ, там, где он мог навсегда обрести волшебную зеленую палочку, избавляющую от войн, бед и болезней, от тягот и душевных мук.

Здесь лежит Толстой.

Здесь лежит Толстой.

Фото: Елена ПОПОВА

Это самая странная могила. Без креста, без ограды, без могильной плиты. Вытянутый зеленый холмик.

Люди потоком проходят мимо. Косятся. Останавливаются. Мальчик лет пяти спрашивает:

- Папа, что это?

- Могила писателя Толстого.

- Что такое Толстой?

Папа молчит. Топчется. Сопит. И тянет сына дальше - к речке Воронке, где любил плескаться классик.

Оно и верно, смыслов в Толстом - больше, чем волос в его бороде. Объяснять замучаешься.

Прочти и запомни, школяр!

Лев Николаевич, тебя тоже посчитали

В 2014 году спецы из Высшей школы экономики и прочие энтузиасты взялись оцифровать полное собрание сочинений Льва Толстого. Так сказать, ради популяризации среди юного населения. Да так увлеклись, что начали считать - чего сколько в его произведениях содержится. Буквально, сколько раз повторяется слово «халат», кого больше - мужчин или женщин, сколько сцен войны и так далее. В самом длинном предложении насчитали «229 слов, 1520 букв и 38 запятых».

Вот оно.

«Война и мир».

Том 3, часть 3, глава 5.

«Граф же Растопчин, который то стыдил тех, которые уезжали, то вывозил присутственные места, то выдавал никуда негодное оружие пьяному сброду, то поднимал образа', то запрещал Августину вывозить мощи и иконы, то захватывал все частные подводы, бывшие в Москве, то на 136 подводах увозил делаемый Леппихом воздушный шар, то намекал на то, что он сожжет Москву, то рассказывал, как он сжег свой дом и написал прокламацию французам, где торжественно упрекал их, что они разорили его детский приют; то принимал славу сожжения Москвы, то отрекался от нее, то приказывал народу ловить всех шпионов и приводить к нему, то упрекал за это народ, то высылал всех французов из Москвы, то оставлял в городе г-жу Обер-Шальме, составлявшую центр всего французского московского населения, а без особой вины приказывал схватить и увезти в ссылку старого почтенного почт-директора Ключарева; то сбирал народ на Три Горы, чтобы драться с французами, то, чтоб отделаться от этого народа, отдавал ему на убийство человека, и сам уезжал в задние ворота; то говорил, что он не переживет несчастия Москвы, то писал в альбомы по-французски стихи о своем участии в этом деле, - этот человек не понимал значения совершающегося события, а хотел только что-то сделать сам, удивить кого-то, что-то совершить патриотически-геройское, и как мальчик резвился над величавым и неизбежным событием оставления и сожжения Москвы, и старался своею маленькою рукой то поощрить, то задерживать течение громадного, уносившего его вместе с собой, народного потока».

Во многих своих идеях и увлечениях Толстой современен нам. И он просто находка для составителей саммари. Какой простор для поколения, не способного читать и воспринимать длинные связанные тексты со сложными смыслами. Разложить Толстого на саммари - эта задача еще впереди.

Кстати, в самом длинном предложении не 229 слов, как перепощивают в бложиках, а 228. Возможно, программа, помогавшая энтузиастам, не сумела связать в единое целое понятие «патриотически-геройское».

В Ясной Поляне особо не забалуешь. Даже с котиками.

В Ясной Поляне особо не забалуешь. Даже с котиками.

Фото: Елена ПОПОВА

Писатели пишут

«Люди заняты только жраньем»

Если вы гештальт-терапевт, лучше пропустите этот кусок.

Лев Толстой начал вести дневники (он еще и блогер) в последний год своей учебы в Казанском универе. И вроде бы была надежда на бодрость и фривольность молодого человека, но с первых записей, наш студент приступает к самокопанию.

17 марта 1847 года, 18 лет. «Я получил гонорею, понимается, от того, от чего она обыкновенно получается; и это пустое обстоятельство дало мне толчок… я ясно усмотрел, что беспорядочная жизнь, которую большая часть светских людей принимают за следствие молодости, есть не что иное, как следствие раннего разврата души».

13 августа 1854 года, 25 лет. «Проснулся не поздно и утро работал хорошо (возможно, речь идет о повести «Отрочество». - Ред.), но после обеда зато, исключая - прекрасной комедии «Свои люди сочтемся», целый вечер шалопутничал».

4 июля 1854 года. «Главные мои недостатки. 1) Неосновательность (под этим я разумею: нерешительность, непостоянство и непоследовательность). 2) Неприятный тяжелый характер, раздражительность, излишнее самолюбие, тщеславие. 3) Привычка к праздности. Буду стараться постоянно наблюдать за этими тремя основными пороками и записывать всякий раз, что буду впадать в них».

В дневниках есть серьезный косяк, они прерываются, когда писатель работал над книгами, признанными главными в его творчестве, - «Война и мир» (1863 - 1869), «Анна Каренина» (1873 - 1877). Так что подловить классика на несоответствии литературы и жизни тут не удалось.

Зато с 60 лет его осуждение общественности (не исключая и себя) выходит на новый уровень (в 1889 - 1899 гг. создается последний роман - «Воскресение»).

30 января 1889 года, 60 лет. «Пошел к Фету. Там обед. Ужасно все глупы. Наелись, напились и поют. Даже гадко. И думать нечего прошибить».

20 апреля 1889 года. «Пошел к Нелидовой. Отвратительная дама, затянутая, обтянутая, жирная, точно голая. Писательница. Вел себя порядочно. Ушел».

29 мая 1890 года, 61 год. «Думал одно: мы едим соусы, мясо, сахар, конфеты - объедаемся, и нам кажется ничего. В голову даже не приходит, что это дурно. А вот катар желудка повальная болезнь нашего быта. Разве не то же самое сладкая эстетическая пища - поэмы, романы, сонаты, оперы, романсы, картины, статуи. Тот же катар мозга».

24 июня 1890 года. «Гости - бедствие нашей жизни».

25 июня 1890 года. «Люди думают, что заняты разными важными делами, они заняты только жраньем».

3 июля 1890 года. «Тяжело, скучно, праздность, жир, тщета разговоров».

5 марта 1891 года, 62 года. «Хочется пострадать».

27 марта 1895 года, 66 лет. «Дневники мои прежней холостой жизни, выбрав из них то, что стоит того, я прошу уничтожить, точно так же и в дневниках моей женатой жизни прошу уничтожить все то, обнародование чего могло бы быть неприятно кому-нибудь. Чертков (друг, редактор и издатель Толстого. - Ред.) обещал мне еще при жизни моей сделать это».

17 августа 1904 года, 75 лет. «…я был совершенно свободен от всяких духовных уз, т. е. совсем раб своего животного. И так было до 50 лет».

Сегодня спецы по закрытым гештальтам господина Толстого просто вылечили бы от духовных метаний, уконтрапупили бы «внутреннего ребенка» вместе с «детской травмой». И остался бы никому не интересный вздорный старик на велосипеде.

Конкретно

У музея «Ясная Поляна» замысловатое расписание, уточняйте часы работы и цены на официальном сайте.