Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-4°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
11 сентября 2023 4:00

«Будто оказалась в фильме про фашистов»: Немецкие полицейские конфисковали у россиянки автомобиль и бросили её ночью на шоссе

Спецкор «КП» Ульяна Скойбеда выяснила, что на самом деле произошло со стоматологом из Санкт-Петербурга Ириной Беляевой на дороге в Германии
Петербурженка Ирина Беляева - владелица породистых собак-чемпионов.

Петербурженка Ирина Беляева - владелица породистых собак-чемпионов.

Фото: социальные сети

- Я чувствовала себя, как в кино про фашистов, - рассказывает Ирина. - Они ходили вокруг моей машины и говорили по-немецки, спаниели внутри лаяли до хрипа, а мне не давали подойти к моим собакам. Я дернулась отстегнуть их, они были пристегнуты в специальных креслах - мне сказали: «Собак оставить». Меня полтора часа провоцировали, монотонно спрашивали: «Откуда вы едете?» - с той самой интонацией из фильмов про войну, и я понимала: если сейчас сорвусь, на меня наденут наручники и упекут, а собак заберут в приют…

Не давать русской женщине возможности подойти к слабым, зависимым от нее существам, когда они заливаются криком, и цедить при этом вопросы по-немецки - какой анекдотически точный повтор сцены из «Семнадцати мгновений весны», в которой штурмбаннфюрер СС Юрген Рольф пытает радистку Кэт, показывая ей замерзающего ребенка.

Кэт тогда грохнулась в обморок.

Ирина получила бумагу о конфискации автомобиля и осталась на лесной дороге, ночью, одна, с четырьмя жмущимися к ногам существами, которых она, как все собачники, зовет детьми.

СНОГСШИБАТЕЛЬНОЕ ХОББИ

Санктпетербурженка Ирина Беляева - владелица стоматологической клиники на престижном Крестовском острове, сама практикующий хирург-протезист и обладательница весьма недешевого хобби: она держит американских кокер-спаниелей, почти каждый из которых является чемпионом и победителем всемирных выставок, и редчайшего кламбер-спаниеля; собаки занимаются танцами и аджилити, то есть прохождением полосы препятствий, у них есть собственная няня…

- Я не заводчик, шесть моих собак - члены семьи, можно сказать, дети, ну, говорят же, что каждый сходит с ума по-своему, - смеется Ирина, и это истинно так: для спаниелихи Полины женщина, к примеру, выписала сперму кобеля из США:

- Она три года лежала замороженная в Сан-Франциско, потому что ковид, и тут у Полины началась течка - и сразу началась СВО. Мы быстро выписали сперму в Висбаден, прыгнули с помощницей в машину и рванули в Германию! Теперь у нас, у Полины - двое мальчиков: Мармелад (Ванилла Айс-Крим Мармалад виз Мандарин) и Карамель (Ванилла Айс-Крим Милкшейк Карамель).

Не показать добытых такой ценой щенков на Всемирной выставке собак в Женеве (World Dog Show 2023) Ирина просто не могла!

Но как попасть в Европу через полтора года СВО, когда все возможные шлагбаумы перед россиянами уже закрыты?

Собаки - члены семьи Ирины.

Собаки - члены семьи Ирины.

Фото: социальные сети

НЕТ ПРЕГРАДЫ СОБАКОВОДУ

- Я летела из Санкт-Петербурга в Стамбул, потом в Мадрид, потом в Мюнхен, потом в Хельсинки, - рассказывает Ирина, - четыре перелета за сутки, пытка! Все потому, что Финляндия перестала пускать россиян по туристическим визам, вот и пришлось делать такой крюк. А четырех собак (две остались дома) не стала мучить самолетами, отправила из Санкт-Петербурга в Хельсинки на пароме с гражданином Чехии, на которого оформила доверенность на управление автомобилем: у меня «Мерседес» V-класса с прицепом, там все, что нужно для собачьей выставки… В общем, россиянину сейчас прорваться через границу можно, просто раньше это стоило 200 тысяч рублей, а теперь, условно, встанет в миллион!

Фото на палубе парома: Полина, Бен, Мармелад и Карамель.

Фото на палубе парома: Полина, Бен, Мармелад и Карамель.

Фото: социальные сети

Нет преграды патриоту, как говорится.

В Хельсинки Ирина сама села за руль своего «собакомобиля», как она в шутку называет машину, и плыла на трех паромах: Хельсинки - Таллин, Таллин - Стокгольм, Стокгольм - Росток, а потом пилила 1500 километров по европейским автобанам через Восточную Германию и Австрию до Швейцарии.

Собакомобиль Ирины со специальными удерживающими устройствами для собак.

Собакомобиль Ирины со специальными удерживающими устройствами для собак.

Фото: социальные сети

КАКАЯ РУСОФОБИЯ?

- Я не ощутила никакой русофобии, - говорит Ирина, - наоборот! Каждый раз, когда я сходила с парома, нас проверяла полиция, и все только умилялись спаниелям, хвалили нас за фирменные собачьи кресла, никто не высказал нам ни одной претензии, а ведь они видели русские номера! На выставку я пригласила из Америки хендлера (специалиста по показу собак, выводчика. - Ред.) папы моих щенков: списалась с владельцем кобеля, оплатила его работнику билет из Вашингтона, и у нас сложились прекрасные отношения: Оскар Санчес, он перуанец по национальности, был без ума от Мармелада, просил его на год в Штаты для выучки! Ко мне бесконечно подходили френды из Германии, со всей Европы, поздравляли, мы же все собачники, все дружим!

Хендлера Оскара Гранадино Санчеса Ирина пригласила из США.

Хендлера Оскара Гранадино Санчеса Ирина пригласила из США.

Фото: Личный архив

Ирина победила: пятнадцатимесячный Мармелад стал чемпионом Швейцарии и вице-чемпионом мира среди юниоров, и чемпионом Швейцарии стал редкий кламбер-спаниель Бен, это тоже показывало Ирине, что русофобии нет:

- Есть страны, которые нас не регистрируют, например, на чемпионат в Дании в мае записаться было проблематично, Латвия и Литва в принципе нас не допускают, в Англии и Финляндии стоит запрет - а в Швейцарии нет!

На выставке в Швейцарии среди собачников нет никакой русофобии.

На выставке в Швейцарии среди собачников нет никакой русофобии.

Фото: социальные сети

И Ирина еще несколько дней отдохнула от сумасшедшего выставочного графика, когда приходилось бесконечно мыть-сушить собак и спать по три часа: устроила себе мини-каникулы, ездила на горные озера, купала собак в ледяном ручье и посетила производство сыра грюйер и швейцарского шоколада, восторженно писала в соцсети: «ВКУСНО! Очень!», «На Западе совсем не худо! Там - просто отлично!»

А потом все и случилось.

Спаниель Ирины получил заслуженную награду на международной выставке.

Спаниель Ирины получил заслуженную награду на международной выставке.

Фото: социальные сети

«МЛЕКО, ЯЙКИ»

29 августа Ирина ехала по шоссе, была половина двенадцатого ночи, женщине оставалось 74 километра до немецкого порта Травемюнде. Это другой порт, не тот, через который путешественница прибыла в Германию, потому что она решила сократить путь: вместо трех паромов (из немецкого Ростока в Стокгольм, из Стокгольма в Таллин, из Таллина в Хельсинки), задумала сразу плыть из Травемюнде в Хельсинки, вот только ехать в таком случае пришлось по землям уже не Восточной, а Западной Германии.

- Меня обогнал полицейский автомобиль и включил надпись: «Вставай за мной». Мы свернули на дорогу в лес, там стояли еще патрульные автомобили, десять полицейских окружили мою машину. Я выхожу, подняв руки вверх, они: «Собак оставить. Алкоголь, наркотики есть? Сколько денег?» - «Триста евро». - «Мы будем проводить осмотр». Стали обходить мою машину с метисом лабрадора, что было с моими спаниелями - не описать, я думала, сейчас выпрыгнут и вцепятся, но, слава богу, кресла удержали. «Откуда вы едете?» - «С международной выставки собак». Никакой реакции, а обычно меня все поздравляли. «Когда был куплен ваш автомобиль?» - «В 2017-м». - «Куда вы на нем ездили?» - «На выставки в Англию, Германию, Данию, Швейцарию…» - и полтора часа по кругу эти вопросы.

Ирина диабетик, давление у нее скакнуло под 220, паром, на который были куплены билеты, давно ушел. Женщина понимала: она в любой момент может умереть, ей надо что-то съесть:

- Но я стояла и не подавала виду: ни слез, ни эмоций - я думала не о себе, а о собаках. Вытащила телефон и начала снимать: полицейский подскочил: «Убери телефон или его отберут». Они не говорили по-английски, а я не очень понимаю по-немецки, собаки лают, я была в состоянии аффекта…

Первый пост в соцсетях, написанный на обочине дороги.

Первый пост в соцсетях, написанный на обочине дороги.

Наконец офицер с аккуратно уложенной набок челкой (никого не напоминает?) вручил Ирине постановление о конфискации автомобиля и сказал, что по закону об эмбарго россиянам запрещено ввозить машины. Женщина взмолилась: «Я покину Германию через 70 километров, полчаса - и меня здесь не будет, пожалуйста, отпустите». - «Мы все понимаем, но это наша работа».

Через сутки Ирина напишет в соцсети, что грубая, в немецком стиле, конфискация автомобиля всколыхнула в ней память о блокаде (потому что была реальна смерть от голода) и о бандитском Петербурге, в котором женщина когда-то начинала заниматься бизнесом:

«Я помню, как меня выбрасывали бандиты из моей машины, как совершались снятия колес и вынимались внутренности из салона за три минуты, как вытаскивались документы, телефоны, деньги...» - лестные сравнения для немецкой полиции.

А тогда десять офицеров дали доведенной до края полуживой 52-летней женщине десять минут, чтобы забрать свои вещи. Десять мужиков следили, как женщина разгружает прицеп (потом уже Ирина поняла, что в шоке забыла в салоне транспондер и ключи от дома). Через десять минут приехал эвакуатор, погрузил машину - и все уехали.

СПАС ПАЦИЕНТ

Ирина говорит, что именно эта жестокость ее добила. Бросить в лесу, на обочине, в темноте, с грудой вещей.

- Я не знала, где я нахожусь: где-то в прибрежной полосе, телефон разряжен, скоро сядет. Слава богу, у меня в Гамбурге есть пациент, и он взял трубку: ночью немцы обычно на звонки не отвечают. Он прислал своего друга, тот меня нашел, загрузил машину под завязку, мы с собаками уже не влезли, стали вызывать такси, но все фирмы отвечали: «Мы не возим с собаками», и все отели не брали четвероногих постояльцев тоже. Ночевали в итоге просто в квартире знакомых в центре Гамбурга…

Так Ирина и ее питомцы колесили по дорогам Европы.

Так Ирина и ее питомцы колесили по дорогам Европы.

Фото: социальные сети

Добрые люди не бросили Ирину: приютили, оплатили новые билеты на паром, утром свозили в ветеринарку (без свежих справок собак на борт не пустили бы), оставили у себя половину груза, помогли загрузить на паром другую: две тележки, три коляски с собаками, пять дорожных сумок.

Фото: социальные сети

Кстати, билет Травемюнде - Хельсинки стоил 900 евро, и трансфер Хельсинки - Санкт-Петербург - еще восемьсот, а Ирина, если помните, сказала полицейским, что у нее в кошельке осталось всего триста. То есть служивые понимали, что, не пустив женщину на оплаченный паром, они оставили ее бомжевать (оплатить что-либо в Европе российской карточкой нельзя). Настоящие стражи порядка!

Грустная дорога домой на пароме.

Грустная дорога домой на пароме.

Фото: социальные сети

С момента нападения и всю ночь Ирина звонила и писала в российское консульство в Гамбурге, в 12 дня пришел ответ от атташе Пантелеева: «Подготовили запрос в таможенные органы г. Гамбурга. У нас уже были подобные ситуации. К сожалению, таможенные органы зачастую игнорируют наши обращения».

То есть по-русски: мы ничего не можем сделать.

Документ из российского консульства

Документ из российского консульства

ПО ГАМБУРГСКОМУ СЧЕТУ

На самом деле консульство право: оно никак не может воздействовать на законы Евросоюза. Регламент Евросовета № 833/2014 с поправкой от 7 октября 2022 года действительно запрещает ввоз в ЕС из России длинного перечня товаров: автомобилей, телефонов, обуви, ноутбуков, а германская таможня трактует эмбарго и как запрет на ввоз личных вещей, по европейским законам - имеет право (см. «Еврограбеж»).

Некоторое время (до весны 2023 года) личные машины у россиян не изымали, ну а с мая начали, за лето обобрали уже более десятка человек, 6 июля посольство РФ в Германии даже опубликовало сообщение, в котором убедительно рекомендовало гражданам «воздержаться от ввоза на территорию ФРГ транспортных средств с российскими регистрационными номерами». После истории с Ириной сообщение повторили еще раз.

Ирина пока воюет в соцсетях:

«Все расходы получу сполна! Они занимаются самоуправством! Мой собакомобиль встанет поперек лично тому офицеру, что изымал с гордым видом и вощеными бровями! Мы в поисках нужного адвоката. Надеемся на то, что с юридической помощью вытащим нашего коня!» - но постепенно успокаивается:

- Я опоздала на работу, у меня были на тот день пациенты, я потеряла машину и вынуждена теперь арендовать, я могла скончаться от гипогликемии, мои собаки перенервничали, я подняла среди ночи и обеспокоила людей. Если сложить все траты и моральный ущерб, мне должны выплатить компенсацию, равную стоимости нового «Мерседеса» V-класса, но, по-хорошему, мне бы хоть старую машину отбить...

- А вы, получается, не знали, что немцы конфисковывают? - спрашиваю я, и Ирина сокрушается:

- Знала, но я думала, что нас в худшем случае в страну не впустят, развернут с парома. А они пустили…

И заманили.

НАЦИСТЫ РУССКИМ НЕ ПОМЕХА

Ирина теперь учит в соцсетях ездить только проверенной дорогой (в Мюнхене, например, о конфискациях автомобилей не слышали).

Украинцы в комментариях глумятся: «Сидите, русские, у себя на болоте, не ездите на наш Запад».

Путешественница негодует: «Ездила, езжу и буду ездить, куда мне необходимо по воле моего желания!»

Спрашиваю:

- Ирина, а зачем? Если немцы ведут себя, как фашисты, если они снова решили изымать собственность у отдельно взятого народа, на этот раз у русских, может, лучше не соваться к ним? Целее будем?

- Но ведь в марте будет Всемирная выставка собак в Загребе! - отвечает Ирина. - До марта обязательно что-то изменится! Или я что-то придумаю.

Взгляд из редакции

С волками жить...

Я язык стерла, докладывая прописную истину: с волками жить - по-волчьи выть, со своим уставом в чужой монастырь не ходят.

К сожалению, читатели ни здесь, ни в Германии меня не слушают: наши истово желают путешествовать, многие даже отказываются от работы в госструктурах, чтобы не попасть под санкции, а пророссийские жители ФРГ бегают с флагами с буквой «Z». Наши потом плачут, что у них конфисковывают автомобили, а немцы просто садятся в кутузку. И все обижены на МИД РФ: мол, не спасает, плохой. А как он должен спасти? Русь, дай ответ? Не дает ответа.

Я понимаю ситуацию так: немецкое государство сошло с ума, не в первый раз, привычное обострение стыдной болезни по имени «Коричневая чума».

Ну, так не стой под стрелой, не влезай, убьет!

Нет, наши люди не верят. Едут в гости к волкам, надеясь на русский «авось». Не надейтесь. Сожрут!

Обсудить вы можете на странице автора.