Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+8°
Boom metrics
Звезды17 января 2024 4:00

И «быстрой ножкой ножку» била, и кавалера погубила: 225 лет назад родилась балерина Авдотья Истомина из «Онегина»

225 лет назад родилась летящая, «как пух от уст Эола», танцовщица
225 лет назад родилась летящая, «как пух от уст Эола», танцовщица

225 лет назад родилась летящая, «как пух от уст Эола», танцовщица

Фото: wikimedia.org

Итак, она звалась Авдотья. Дуня. Родилась в Санкт-Петербурге в 1799 году. Ее отец был спившимся полицейским приставом, мать очень рано умерла. В шесть лет Истомину кто-то отдал в балетное училище, и в конце концов она попала к французскому хореографу Шарлю Луи Дидло. Дуня была любимой ученицей этого «страшного человека», который запросто мог отлупить своих подопечных длинной палкой. Причем он не только своих несчастных учеников колотил – как балетный директор Российских императорских театров, иногда гонялся с палкой за танцовщицами сразу после выступления на нормальной профессиональной сцене.

Что ему не нравилось? Демонстрация виртуозной техники в ущерб актерской игре. Он был уверен, что без эмоций, без мимики, отражающей эти эмоции, нет балета. Нет пламени души. И Истомина умела быть как виртуозной, так и эмоциональной. Праздник театра – так говорили про спектакли с ее участием.

* * *

Если бы Истомина вдруг родилась бы где-то во Франции и прожила такую же жизнь, за ее историю взялся бы Бальзак. Но она родилась в России, и осталась в памяти поколений прежде всего благодаря Пушкину, посвятившему ей несколько восхищенных строк в «Онегине». А еще Пушкин набросал в черновиках план романа «Две танцовщицы», опять-таки про Истомину. Но там все схематично и не очень понятно, выделяется только слово «дуэль».

Дуэль была не простая, на четверых.

Предыстория такая: в салоне князя Шаховского собиралась знать, литераторы и актрисы. (Там Пушкин читал эпизоды из «Руслана и Людмилы», и Истомина была среди слушателей, а Пушкин считал себя влюбленным и даже слегка «волочился» - его собственное слово - за нею). Таких «волочившихся» было много. Из их числа Истомина выбрала кавалергарда Василия Шереметева. Два года жила на его квартире, а потом… То ли Василий обеднел, то ли ревность его начала переходить пределы приличий, и нешуточно напугала Авдотью. Она решила перебраться к подруге. Выехала из театра в закрытой карете, пересела в сани к Александру Грибоедову (да-да, тому самому), а он отвез ее на свою квартиру, где ждал приятель – камер-юнкер Александр Завадовский Тот давно был влюблен в Истомину, и признался ей в своих чувствах.

До подруги она в результате доехала только дня через два.

Шереметев потом отыскал возлюбленную и помирился с ней, но перед тем под дулом пистолета заставил ее рассказать, где она была, пока не добралась до своей знакомой. Упоминание конкурента, Завадовского, привело его в бешенство. Он отправился к другу, Александру Якубовичу, будущему декабристу, который подлил масла в огонь, «накрутив» приятеля по полной программе. Друзья решили устроить дуэль на четверых. Шереметев вызывал Завадовского, секундант Якубович – Грибоедова, как сводника…

Вызов Шереметева Завадовский поначалу не принял: сказал, что за «танцорку» драться не будет. Тогда Шереметев оскорбил Завадовского публично. А Завадовский кинул в графа мороженое. И 12 ноября 1817 года все-таки состоялся поединок на Волковом поле. На четверых сразу не получилось: слишком драматично все началось. Шереметев выстрелил и почти попал, пуля просвистела близко. Завадовский в ответ прицелился в живот Шереметева, - и оказался более метким.

Если бы Истомина вдруг родилась бы где-то во Франции и прожила такую же жизнь, за ее историю взялся бы Бальзак.

Если бы Истомина вдруг родилась бы где-то во Франции и прожила такую же жизнь, за ее историю взялся бы Бальзак.

Фото: wikimedia.org

Шереметева привезли на квартиру Истоминой. Умер он от такой же раны, как впоследствии Пушкин. Отец кавалегарда потом просил императора не наказывать убийцу своего отпрыска: был до глубины души возмущен «глупостию дуэли сына своего из-за танцорки».

Но история на этом не закончилась. Два секунданта первой дуэли должны были снова встретиться, и это случилось в Тифлисе. Якубович снова вызвал Грибоедова на поединок. По жребию, первым стрелял Грибоедов. Он выстрелил демонстративно мимо, а Якубович прострелил ему палец, потому что знал, что Грибоедов обожал играть на фортепиано. Вот так жестоко поглумился над драматургом. Именно по простреленному мизинцу несколько лет спустя опознали тело Грибоедова, разорванного в клочья в Тегеране…

А что потом стало с Истоминой? Она толстела, вышла замуж. О ней госпожа Панаева (известная язва, тоже Авдотья) писала так: «Я видела Истомину уже тяжеловесной, растолстевшей, пожилой женщиной. Желая казаться моложавой, она была всегда набелена и нарумянена. Волосы у нее были черные, как смоль: говорили, что она их красит. Глаза у Истоминой были большие, черные и блестящие».

Она вышла замуж за актера – так себе актера – Экунина. И умерла от холеры в 1848 году. Многие тогда вспоминали, что писал про нее Пушкин, и думали: неправда это, таких не бывает…

Блистательна, полувоздушна,

Смычку волшебному послушна,

Толпою нимф окружена,

Стоит Истомина. Она,

Одной ногой касаясь пола,

Другою медленно кружит,

И вдруг прыжок, и вдруг летит,

Летит, как пух из уст Эола,

То стан совьет, то разовьет,

И быстрой ножкой ножку бьет…