Премия Рунета-2020
Россия
Москва
0°
Boom metrics
Экономика13 сентября 2023 9:15

Дарья Топильская, гендиректор 2050.ЛАБ: «У нас страна кулибиных, создаются космические технологии, но иногда они выглядят так, что их невозможно продать»

Разрушаем мифы: промышленный дизайн – в первую очередь не красота, а функциональность

На Восточном экономическом форуме студию «Радио «Комсомольская правда»» посетила генеральный директор Национального центра промышленного дизайна и инноваций 2050.ЛАБ Дарья Топильская, которая рассказала о развитии индустриального дизайна в стране.

«ОСКАР» ЗА УДОБСТВО

- На ВЭФ тема индустриального дизайна достаточно широко представлена. Промышленный дизайн наконец-то вышел на авансцену?

- Он у нас точно есть. Сохранилась советская школа, известная во всем мире благодаря некоторым проектам. Но сейчас то самое время, когда мы не просто возрождаем или развиваем промышленный дизайн. Он действительно зазвучал на самом высоком уровне, включая нашего президента, который обратил внимание на то, что промышленный дизайн –тот самый драйвер экономики и суверенизации промышленности нашей страны, который нам всем очень необходим.

Национальный центр промышленного дизайна и инноваций 2050.ЛАБ вот уже почти пять лет работает над тем, чтобы то, что делает российская промышленность, особенно в части высокотехнологичной продукции, было удобно и красиво.

- В последние годы уровень промышленного дизайна вырос?

- Совершенно точно – да. И здесь есть несколько факторов. Мы никогда не отставали, особенно в последние годы, от международных трендов. Даже у нашей студии за первые два года работы уже появились «Оскары» в сфере промышленного дизайна –премии Red Dot и IF Design Award. Другими словами, российские дизайнеры могут создавать проекты мирового уровня. Это подтверждено многократно. В последние годы промышленному дизайну действительно уделяется больше внимания. На него делают ставку. Активно развиваются студии, выпускаются релизы проектов. Поэтому за отрасль не стыдно, особенно за нашу команду.

«ПРИШЛОСЬ СИЛЬНО ВНИКНУТЬ В СУТЬ»

- Расскажите о ваших последних релизах.

- 2050.ЛАБ так устроен, что мы подтверждаем нашу же гипотезу о том, что студия промышленного дизайна, при всей необходимой универсальности, должна иметь специализацию. Потому что высокотехнологичная промышленность устроена таким образом, что с наскока дизайн-команде будет сложно разобраться со всеми регламентами, нормами, правилами, СанПиНами и прочими ГОСТами. Поэтому специализированные центры промышленного дизайна по отраслям –правильное решение. И мы по этому пути идем.

Наш центр специализируется на железнодорожной и рельсовой технике. В нашей стране не учат железнодорожных промышленных дизайнеров. А если и учат дизайнеров-транспортников, то, как правило, это автомобильный транспорт. Когда мы открывали компанию, набирали в команду дизайнеров-автомобилистов. И вместе осваивали все железнодорожные ГОСТы, правила, нормы, СанПиНы. Железнодорожная отрасль – это высочайший уровень безопасности, ответственности за жизни и комфорт пассажиров, и поэтому отрасль достаточно зарегламентированная. Пришлось очень здорово вникнуть в суть. И мы теперь единственная студия в стране, кто на этом специализируется. Можем брать любой проект, связанный с рельсовым транспортом, и сделать его с нуля. Что мы и делаем.

Из последних громких релизов… Несколько дней назад Владимир Владимирович Путин и Сергей Семенович Собянин открывали МЦД-4. Поезда, которые запустили по новому маршруту - с нашим дизайном интерьера и маской. Другой проект - питерское метро, где совсем недавно по красной ветке начал курсировать новый метропоезд «Балтиец», - это тоже наш дизайн. На недавнем железнодорожном форуме в Санкт-Петербурге, было представлено сразу несколько наших релизов - «Иволга 4.0», электропоезд ЭП2ДМ, маневровый локомотив ТЭМ23. Все это проекты «Трансмашхолдинга», нашего стратегического партнера. Все знаковые крупные проекты в сфере железнодорожного транспорта, как правило, сейчас с нашим участием происходят.

Кроме этого, у нас есть линейка бытовой техники, линейка лифтов для жилых домов, электроприборы, товары народного потребления. Мы можем все. Но железнодорожная техника – наша основная специализация.

КУПИТЬ ВЕЩЬ И ПОЧУВСТВОВАТЬ СЕБЯ СЧАСТЛИВЕЕ

- Правильно понимаю, что задача промышленного дизайнера – совместить ГОСТы, СанПиНы и другие нормы с функциональностью и красотой?

- Все верно. Начнем с простого. Что такое промышленный дизайн? Это не просто про то, чтобы все было красиво. А про то, чтобы было удобно пользоваться. Чтобы вы зашли в поезд, электричку, купили телефон или чайник и почувствовали себя чуть-чуть счастливее, чем до того, как он у вас появился. Вам должно быть удобно, красиво, легко. И качество вашей жизни должно повыситься за счет использования этого продукта.

Если мы говорим про железнодорожную технику, то это и материалы, и эргономика, сиденья, поручни, разъемы для USB-устройств в правильных местах. И чтобы все это было износостойкое и работало. Надо отдать должное РЖД, Департаменту транспорта Москвы, сейчас все очень хорошо понимают, что для пассажира приоритетно бесшовное движение. Человек вышел из дома и должен попасть, например, на работу с несколькими пересадками разными видами транспорта. Это должно быть настолько удобно, чтобы он не терял время, не тратил нервы, спокойно переходил с одного вида транспорта на другой. Чтобы этот путь проходил автоматически.

Если мы говорим о пассажирах поездов дальнего следования, то когда они приходят в купе, важно, чтобы там все было удобно - душ, офисная зона, где можно поработать, детская комната. Чтобы не думать о нюансах своего комфорта, а думать о своих делах, о задачах, о своей жизни, спокойно приехать в пункт назначения не уставшим, не раздраженным, а в гармоничном состоянии. Это в том числе и наша задача, как студии промышленного дизайна.

- Хватает ли вам специалистов?

- Как я уже говорила, в нашей стране нет специализации по дизайну железнодорожного транспорта. Мы готовим специалистов сами. И мы пошли по пути наименьшего сопротивления. Получили образовательную лицензию государственного образца и открыли свой образовательный центр. Разработали магистерскую программу вместе с нашим партнером – МИСиС. Кстати, в этом году прошел уже третий набор, и на программу уже появился конкурс. Многие студенты проходят у нас стажировку и практику. Некоторые остаются работать,. Мы пришли в этот бизнес надолго, и играем в долгую, выстраиваем стратегию развития. Мы понимаем, какие люди нам нужны. Таких специалистов никто не учит, поэтому мы учим их сами, Конечно, мы работаем со всеми вузами, где есть кафедры промышленного дизайна: Санкт-Петербург, Москва, Нижний Новгород –везде.

Очень бы хотелось поработать с Дальневосточным федеральным университетом. Надеюсь, что у нас получится активизировать здесь образовательные программы по промышленному дизайну. Потому что на Дальнем Востоке тема кадрового голода в сфере дизайна тоже актуальна.

КЛЮЧЕВОЕ – НЕ ТОРМОЗИТЬ

- Какие основные проблемы отрасли вы наблюдаете?

- Ключевой момент сейчас – не тормозить. Но это касается даже не студий , а промышленности, которой нужен дизайн. Индустриальный дизайн генерирует добавочную стоимость продукта, повышает конкурентоспособность, помогает создавать суверенный продукт. Мы в ситуации, когда нам надо быстро осваивать разные сферы и отрасли производства. Здесь промышленный дизайн помогает и с точки зрения реверс-инжиниринга, и с точки зрения создания собственных технологий, направлений, проектов. И нужно использовать эти эффекты по максимуму.

Но не всегда наша промышленность к этому готова. Мы ведем активную просветительскую работу для инженеров, конструкторов, производственников. Объясняем, что промышленный дизайн – это не только про эстетику. До сих пор бытует мнение: зачем тратить деньги на промышленный дизайн? А дизайн –не про красоту. Красота –следствие продуманного функционала. Продукт должен быть удобный, экономичный, в заданную стоимость, из существующих материалов, но в лучшей конфигурации. И это про технологии.

Мы разрабатываем варианты дизайна поездов метро. И нам важно не просто создать эстетичный проект, главное, чтобы пассажирам было удобней, чтобы стало больше места, больше проходимость, больший комфорт.

Чтобы это объяснять, нужно подключать высокий административный уровень. Я имею в виду такой обязательный фактор как включение дизайн-проекта в цепочку создания продукции, как необходимое звено. Пусть это будут российские дизайн-студии. Будет это 2050.ЛАБ, «Смирнов Дизайн», «Карфидов Лаб», бюро «Масштаб», кто угодно. Но пусть это будет российская дизайн-студия, которая хорошо понимает законодательство, нормы и правила. Дизайн-проект должен быть, особенно если дело касается высокотехнологичных продуктов.

У нас страна кулибиных. У нас много рационализаторов, изобретателей, создаются космические технологии. Но иногда они упаковываются так, что их невозможно продать в принципе. Все выглядит квадратно-перпендикулярно, с пластмассовыми кнопками. Есть известное выражение, которое приписывают академику Туполеву, что «некрасивые самолеты не летают». Они, может, и летают, но они продаются плохо. И человек, который в них летит, чувствует себя не таким счастливым. Давайте упаковывать красиво, чтобы форма отражала содержание.

МАМА ЖИВЕТ В БОЛЬШОМ КАМНЕ

- Какие меры поддержки индустрии требуются?

- Я настойчиво продвигаю мысль, чтобы стадия создания дизайн-проекта была включена в цепочку создания высокотехнологичной продукции. Возможно, для регионов потребуются дотации для производственных компаний или поддержка дизайн-студий, которые будут создавать дизайн-проекты. Обязательно нужно обратить внимание на образование. Со своей стороны мы делаем все, что можем. Если у нас при этом будет государственная поддержка, если будет поддержка вузов, гранты, дотации для вузов, где открываются кафедры промышленного дизайна, мы готовы направлять своих специалистов, делиться наработками, помогать разрабатывать программы. Только давайте учить людей. Давайте сделаем так, чтобы отрасль развивалась, в том числе, за счет кадрового потенциала.

- Вы родом из Приморского края. Как оцениваете уровень развития промышленного дизайна во Владивостоке?

- При любой возможности стараюсь приехать на ВЭФ, потому что это моя родная земля. Я родилась в Приморье. Моя мама живет в Большом Камне, я много лет прожила во Владивостоке, училась в Дальневосточном государственном университете. Мне хочется, чтобы промышленность здесь развивалась не меньшими темпами, чем это происходит с западной части страны. Не могу уверенно утверждать, что уровень промышленного дизайна на Дальнем Востоке или в Приморском крае высок. Возможно, один из факторов, влияющих на это, не такое большое развитие производства в регионе. А это взаимосвязанные вещи – спрос рождает предложение.

Уверена, что у дальневосточного промышленного дизайна есть хорошие перспективы и очень много точек роста. Мы на сессии по промышленному дизайну поднимаем эти темы. Здесь точно есть дизайн, дизайнеры, крутые дизайн-студии. Если мы чуть больше внимания на них направим, сконцентрируем фокус внимания на развитии этой отрасли, я думаю, что она может показать фантастические результаты. Но без развития промышленности и без поддержки производства индустриальный дизайн в регионе развиваться не будет.