Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+9°
Boom metrics
Общество20 января 2024 9:00

Большая победа и сила любви: В питерском роддоме мамы теперь могут быть в реанимации рядом с детьми

Синее кресло теперь всегда стоит на месте, где когда-то рядом со своей дочерью стояла Аня
Наталья СМИРНОВА
Наталья СМИРНОВА
Юлия Борисова, руководитель семейного клуба "Йоль"

Юлия Борисова, руководитель семейного клуба "Йоль"

Разлука с больным малышом - большой стресс не только для матери, но и для самого ребенка. Сделать так, чтобы родные люди не разлучались даже в больнице, помогает Юлия Борисова. Она руководит Семейным клубом «Йоль» в Смоленске, где помогают мамам и папам справиться с родительством, проводят лекции, встречи, консультации. А еще Юлия – юрист. С ее помощью десятки мам смогли остаться мамами даже в отделениях больниц, куда родителей часто не пускают.

Оказывать помощь Юле не впервой, поэтому когда в "Йоле" появилась Анна, никто и не догадывался, что знакомство с ней станет чем-то большим.

Анна пришла с большим животом на консультацию к юристу. Она готовилась к третьим родам. Дома её ждали два сына. По УЗИ сказали – будет девочка. У малышки выявили серьезные патологии, тяжелый порок сердца – зная диагноз, врачи боялись делать прогнозы даже о том, выживет ли при рождении младенец. Анна понимала, что ее материнство может не продлиться и дня, а, может, часа. Все, чего хотела женщина – быть с дочерью всю её жизнь, до последней минуты.

- Я хочу быть со своей дочкой столько, сколько ей отведено, - с таким запросом к Юлии обратилась мама Аня.

Юлия рассказала порталу "Открытые НКО", что к ней обращались с похожими запросами ранее: кого-то не пускают в палату для интенсивной терапии к ребенку, кто-то хочет присутствовать на родах у жены, кто-то считает, что его малыша «плохо лечат»… Юлия не только читает в клубе лекции по самым распространенным темам, она помогает адресно тем мамам, которые «здесь и сейчас» пытаются найти способ решить вопрос, касающийся медицинского права.

- Много запросов в рамках юридической помощи, которую мы открыли в «Йоль», поступает от мам, у которых есть дети с тяжелыми проблемами со здоровьем: рожденные раньше срока, дети с серьезными болезнями, с онкологией. Проводить ребенка, видеть, как он умирает, это важно не только для ребенка, чтобы он умер на руках у близкого человека. Это очень важно и для мамы тоже. Чтобы ей не просто позвонили и сказали: «всё». Важно, чтобы она смогла видеть этот процесс угасания.

Это был июль 2020 года. Коронавирус, локдаун. Особенно строгие ограничения были в медучреждениях – попросту никого ни к кому не пускали. Анна должна была лечь в роддом Санкт-Петербурга. Врачи там так и сказали, что ребенок «тяжелый»: если выживет, девочку заберут, а отдадут, когда вылечат. А не вылечат – вернут тело.

Юлия взялась за дело, чтобы Анна смогла быть с дочкой столько, сколько это возможно. Она составляла разные юридические документы, а Анна ходила с ними на переговоры к врачам. И так круг за кругом. Сначала им говорили, что не пустят к ребенку из-за ковида. В ответ Юлия готовила, а Анна приносила документ, что все-таки можно. Потом отказывались пускать мать в реанимацию из-за отсутствия на это условий. Анна объясняла – готова быть там без удобств. Потом говорили, что постоянно быть с ребенком нельзя, говорили про часы посещения. Потом было много других «но».

Юлия считает, что юрист должен дать маме не только знания, но и поддержку

Юлия считает, что юрист должен дать маме не только знания, но и поддержку

- Пока однажды нам не сказали многозначительное «посмотрим». Это уже не «нет», но еще не «да». Дело осложнялось тем, что это было третье плановое кесарево. Обычно, когда стоит вопрос о том, чтобы попасть к ребенку, я говорю: «просто будьте с ним». Если вы знаете, где ваш ребенок – идите к нему. Вас же не могут оттуда физически выпихнуть, вытолкнуть. Никто не имеет права трогать вас руками: ни медики, ни охрана, только полиция, - говорит Юлия Борисова.

Этот совет Анне не подходил. У нее было третье плановое кесарево.

- Очень трудно идти куда-то, если у тебя разрезан весь живот.

Поэтому врачи, несмотря на всю эпопею с документами, всерьез не верили, что Анна пойдет после кесарево в реанимацию.

- В этот день любовь матери сотворила настоящее чудо: девочка не только не умерла на родовом столе, как только родилась, она даже сама задышала. Ее, естественно, унесли в реанимацию. Через четыре часа после операции Аня встала и пошла к ребенку. И какое-то время стояла. Она просто стояла и держала дочь за руку.

Врачи думали, что такое невозможно – четыре часа после кесарево, ну сколько она простоит? Скорее всего уйдет. Но она не ушла.

Потом ей поставили обычный стул. И она снова не ушла. Через сутки, когда медики поняли, что мама никуда не уйдет от своего ребенка, ей принесли раскладное кресло.

Это кресло оказалось настоящим символом победы. Не только Анны и Юлии. После этой истории в этом роддоме стали предлагать всем мамам детей в критическом состоянии быть со своими детьми в реанимации. Кресло оставили в палате отделения для таких же женщин, как Анна.

- Мы начинали с того, что нам говорили «мы или вылечим или вернем вам тело». А теперь один маленький человек, одна маленькая женщина изменила систему настолько, что мамам предлагают остаться.

История Анны и ее дочки, увы, не сказка. Малышка прожила сильно дольше, чем прогнозировали врачи - два года. И умерла на руках у матери, сила любви которой позволила им вдвоем продержаться так долго, что никто и поверить в это не мог.

В том самом роддоме Санкт-Петербурга будущие мамы, наверное, никогда не узнают историю женщины из Смоленска, сила любви которой помогла им быть со своими детьми в реанимации. Но синее кресло теперь всегда стоит на месте, где когда-то рядом со своей дочерью стояла Аня.

Это кресло оказалось настоящим символом победы. Не только Анны и Юлии. После этой истории в этом роддоме стали предлагать (!) всем мамам детей в критическом состоянии быть со своими детьми в реанимации

Это кресло оказалось настоящим символом победы. Не только Анны и Юлии. После этой истории в этом роддоме стали предлагать (!) всем мамам детей в критическом состоянии быть со своими детьми в реанимации

Чем занимается семейный клуб «Йоль»:

Юридические консультации, лекции для мам, пап, бабушек о том, как защитить свои права в больницах.

Повышение родительских компетенций:

Сохранение ментального здоровья женщины: работа с психологами, встречи в женском круге, где можно поговорить, обменяться опытом, поделиться переживаниями.

Выпуск подкаста для подростков и их родителей «Спроси за меня», который помогает детям получить помощь психолога в острых вопросах, а родителям выстраивать отношения со своими подросшими детьми.

Группы поддержки грудного вскармливания.

Чем занимается семейный клуб «Йоль»

Чем занимается семейный клуб «Йоль»