Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+12°
Boom metrics
Общество21 января 2024 10:00

Тело Ленина для сохранения потомкам хотели заморозить

Ученым Сеченовского Университета удалось убедить власти забальзамировать Ильича
Наталья БОРИСОВА
Тело Ленина в Мавзолее.

Тело Ленина в Мавзолее.

Фото: Анатолий ЖДАНОВ

21 января 1924 года, ровно 100 лет назад, умер Владимир Ильич Ульянов-Ленин. Руководство СССР решило увековечить память вождя мирового пролетариата и выставить тело для прощания. Для этого нужно было позаботиться о его сохранности. Сначала речь шла только об отсрочке похорон на один-два месяца, чтобы успело проститься как можно больше людей.

Был выбран способ замораживания, и для этого даже начали закупать необходимое оборудование. Но биохимику Борису Ильичу Збарскому — будущему профессору кафедры биохимии Первого МГМУ и харьковскому анатому Владимиру Петровичу Воробьеву удалось убедить комиссию, что есть метод лучше. В итоге власти остановились на бальзамировании.

Так ровно век назад ученые Сеченовского Университета Минздрава России — тогда медфака МГУ — в очередной раз вписали свои имена в историю медицины. Они осуществили бальзамирование тела целиком. Тогда это был первый подобный случай в истории Российской империи и СССР.

На тот момент, как сообщал сотрудник лаборатории при Мавзолее Ленина, академик Ю.М. Лопухин, «посмертные изменения тела достигли критической точки». Збарский и Воробьев пообещали комиссии, что смогут сохранить тело в существующем виде — о его улучшении тогда речь не шла. Срок установили в четыре месяца. К 26 марта им доставили все нужные приборы, реактивы, инструменты, на заводе «Каучук» изготовили резиновую ванну, и они приступили к работе.

Збарский и Воробьев использовали метод бальзамирования другого ученого — Николая Федотовича Мельникова-Разведенкова, который работал на кафедре патанатомии Первого МГМУ в конце XIX века. Они модифицировали его метод и забальзамировали тело целиком — до этого анатомы подвергали бальзамированию лишь отдельные органы. Ученым удалось бальзамирование с сохранением объемов, форм и всей клеточной и тканевой структуры тела. Параллельно с процессом бальзамирования на Красной площади начали возводить деревянный Мавзолей по проекту архитектора Алексея Щусева. Стеклянный саркофаг в виде трехгранной призмы спроектировал архитектор-авангардист Константин Мельников.

26 июля 1924 года — ровно через четыре месяца — Мавзолей посетила правительственная комиссия. Она высоко оценила результаты работы Збарского и Воробьева. Было признано, что ученым удалось бальзамировать тело и добиться значительного улучшения его состояния, сохранив при этом объем, форму и все клеточные и тканевые структуры. 1 августа 1924 года Мавзолей открыли для посетителей.

После этого в стране, по решению ее руководства, на протяжении десятилетий регулярно создавались комиссии, которые оценивали состояние тела Ленина и модифицировали методы бальзамирования. Так, в 1934 году эксперты признали, что «результаты сохранения тела В. И. Ленина представляют собой научное достижение мирового значения». Затем для этих целей создали специальную лабораторию.

Мавзолей в ноябре 1926 года. Фото: ТАСС

Мавзолей в ноябре 1926 года. Фото: ТАСС

В разные годы к данному вопросу привлекали целое созвездие выпускников и/или сотрудников Первого МГМУ. В их числе — Г.И. Россолимо, А.А. Дешин, П.И. Карузин, П.А. Минаков, Н.Н. Бурденко, В.Н. Розанов, А.Д. Сперанский, С. Р. Мардашев, М.А. Барон, Б.И. Лаврентьев, Д.Н. Выропаев, А.Н. Шабанов, А.П. Авцын, С.С. Дебов, Б.Н. Усков, Ю.А. Ромаков.

«Наши профессора более полувека, примерно до 1982 года, были экспертами лаборатории Мавзолея и наблюдали за сохранением тела Ленина, — рассказал почетный заведующий кафедрой патанатомии, академик РАЕН, профессор Вячеслав Семенович Пауков. — Наш завкафедрой, академик Алексей Иванович Абрикосов регулярно исследовал ткани тела, брал кусочек кожи, смотрел под микроскопом, произошли там какие-то изменения или нет. Затем на основании его заключения проводилась коррекция бальзамирования. Потом на этом посту его сменил завкафедрой и академик Анатолий Иванович Струков».

В дальнейшем к специалистам Сеченовского Университета начали обращаться и за бальзамированием других известных людей. В послевоенные годы сотрудники лаборатории, куда входили профессора Первого МГМУ, провели бальзамирование покойных руководителей Болгарии, Монголии, Чехословакии, Вьетнама, Анголы и КНДР.

«Наши великие ученые-патологоанатомы были не только величайшими мудрейшими исследователями, они были людьми с большой буквыЭто наше великое наследие, наследие московской школы патологоанатомов, которую мы чтим и сохраняем в Институте клинической морфологии и цифровой патологии и по сей день», — подчеркнула директор института, д.м.н., профессор Татьяна Демура.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Заместитель директора по учебной и воспитательной работе Института клинической морфологии и цифровой патологии Сеченовского Университета Минздрава России, к.м.н., доцента Дмитрий Проценко:

- Меня как патологоанатома заинтересовала история бальзамирования тела Ленина, поскольку ранее это преподносили как что-то уникальное и секретное. Я начал изучать документы и обнаружил, что на всех этапах процесса бальзамирования участвовало много людей и большинство из них были сотрудниками нашего университета.

Вначале первую скрипку среди них сыграл завкафедрой патологической анатомии Алексей Иванович Абрикосов, которому было поручено непосредственно вскрытие. Он сумел провести первичное бальзамирование очень правильно, и после этого сделал вскрытие, то есть успех сохранности тела Ленина был заложен на первом этапе. Затем главную роль играли биохимик Збарский и анатом Воробьев. В дальнейшем, уже после 50-х годов, Збарский работал на кафедре биохимии нашего университета. Воробьев неоднократно подчеркивал, что рецепт бальзамирующей жидкости — это не его изобретение. Они взяли за основу разработку ученого с нашей кафедры — Николая Федотовича Мельникова-Разведенкова и забальзамировали тело Ленина целиком, а не отдельные органы, как делалось ранее.

Кроме того, в состав комиссий по наблюдению за сохранностью тела всегда входили наши профессора, например, такие известные люди как Бурденко, Сперанский, Россолимо. Хотелось подчеркнуть, что больших знаний в бальзамировании тогда ни у кого не было и специалисты нашего университета на каждом этапе делились опытом и давали очень ценные советы по проведению этих работ. Например, ценнейшие советы дали заведующий кафедрой анатомии Петр Иванович Карузин, топограф-анатом Александр Александрович Дешин и другие. В итоге результат бальзамирования оказался очень хорошим и долговременным. И это говорит не только о приоритете отечественной науки, но и о приоритете нашего университета, Первого меда.