Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+13°
Boom metrics
Политика22 января 2024 21:46

Чем закончится СВО, что ждет Зеленского и чего боятся «киевские вампиры»: Ответы на главные вопросы от военкора Поддубного

О чем шутят в окопах и когда Украина дозреет до переговоров — об этом известный военкор ВГТРК рассказал в эфире Радио «Комсомольская правда»
Военкор Евгений Поддубный

Военкор Евгений Поддубный

Фото: Александр КОЦ

НИКТО ОКАЗАЛСЯ НЕ ГОТОВ К ТАКИМ БОЕВЫМ ДЕЙСТВИЯМ

- Вы СВО освещали с первых дней. По вашим личным замерам, за эти почти два года что изменилось в наших Вооруженных силах, а что изменилось у Украины?

- Ну, это вопрос для разговора на пару суток! Изменилось всё. Вообще СВО показала, что военная наука абсолютно всех государств и блоков не была готова к такому. Начиная с того, что это, пожалуй, самые масштабные боевые действия с Великой Отечественной войны, продолжая тем, что это бои нового поколения, которых мир еще не видел. Вот все это и потребовало от нас, от армии России, меняться и усиливать компоненты, которым, возможно, раньше не уделяли должного внимания. Не только у нас не уделяли, а во всех армиях в принципе.

- Это беспилотники, например?

- Не только. Если смотреть шире, это разведывательно-ударные контуры, появилась возможность формировать их фактически повсюду. И это не требует титанических усилий науки и производства. То есть, с появлением дронов можно компенсировать пробелы в других видах разведки дешево, оперативно и сердито. Одна из ключевых особенностей СВО в том, что время от обнаружения цели до ее огневого поражения сократилось до минут. Из этого же вытекает еще одна большая проблема. Остаться незамеченным на линии фронта сейчас практически невозможно. Передвижение противника больше не секрет. Невозможно обеспечить внезапность. Все постоянно просматривается и с дронов, и другими видами разведки. И все это стало работать в совокупности.

Никакая мировая промышленность оказалась не готова к подобным требованиям армии. Посмотрите, что происходит с техникой НАТО. Я не утверждаю, что она плохая. Я утверждаю, что она не приспособлена к таким боям. Это продукт отсутствия дефицита ресурсов и крайней самоуверенности!

СВО сбила спесь с нашего противника. Ну, чего греха таить, украинская армия была на самом деле демилитаризирована довольно быстро, в начале спецоперации.

- За какой период?

- Первых 6 месяцев было достаточно, чтобы боевой потенциал украинской армии уничтожить полностью. Если бы не западные вооружения, техника, разведка (это тоже очень важно) и, конечно, западные деньги, то украинской армии сейчас не существовало бы, и украинского государства тоже.

- Многие ставят зарубку на Мариуполе. Мол, тогда украинский потенциал закончился, и в игру вступил уже натовский, коллективный.

- Не берусь судить, где был этот Рубикон. Противник тоже проявляет на самом деле хорошую приспособляемость. Да, инструменты НАТО начали вживлять в ВСУ уже после 2008 года, а после 2014-го особенно активно. Это позволило противнику так быстро начать использовать технику и стандарты боевого управления Запада. Но не позволило использовать успешно - это очень серьезный итог 2023 года в зоне СВО.

То есть провал «контрнаступа» ВСУ – это провал не только нашего противника, это провал всей западной военной мысли. Доподлинно известно: западные военспецы убеждали украинских военачальников, что их тактика рабочая. Гладко было на бумаге, да забыли про овраги. Для нас это хорошо.

БОМБЕЖКОЙ ГОРОДОВ НАС ВЫНУЖДАЮТ СОВЕРШИТЬ НЕОБДУМАННЫЙ ШАГ

- На ваш взгляд, человека, который многое видел в зоне СВО, украинский военный – это противник, достойный уважения?

- Любой противник достоин уважения, но ряд трагедий позволяют мне говорить, что тема уважения противника сейчас не на первом месте. Мы ведем тяжелейшие бои, а противник использует террористические методы.

- На меня произвело впечатление, когда российский и украинский военные оказались рядом на земле, друг друга лечили и друг друга пытались спасти. Меня эта история поразила после тех зверств, которые ВСУ творили.

- Это же история про двух людей, которые оказались на пороге смерти. Такого было много и в Великую Отечественную, советские медсестры оказывали помощь немцам. Это человеческий выбор. И хорошо, что мы остаемся людьми. Я вообще не сторонник утверждать, что в рядах ВСУ все нелюди. Это неправда. Правда, она глубже. Но если мы говорим не о человеческих отношениях в критической ситуации, а об уважении к противнику, то, мне кажется, армия России воюет с уважением. Это на самом деле так. Но я бы сейчас тему не поднимал. Можем поговорить об этом после победы.

- И Донецк, и Белгород под обстрелами ВСУ. Это агония киевского режима или новая тактика, к которой они переходят после провала «контрнаступа»?

- Да ничего нового в этом нет. Киев использует теракты с начала гражданской войны в Донбассе, с 2014 года. Занимаются политическими ликвидациями чиновников и журналистов. Предполагают, что это как-то поможет.

Что касается агонии, делать выводы о состоянии противника лучше по положению на фронте. Пока противник боевую устойчивость сохраняет, говорить об агонии рано. Что пытается сделать киевский режим? Бесчеловечными ударами по Белгороду и Донецку пытается вынудить нас на эмоциональные, импульсивные действия, на такой же ответ по Харькову, например. И не по военным объектам, а по гражданским. Или на импульсивное решение о переброске сил с тяжелых направлений для нашего врага.

- С Авдеевского, например?

- Нас в любом случае вынуждают совершить необдуманный шаг. Это наивный и людоедский подход. Это еще и концепция киевских властей не быть, а казаться. Для них очень важно, что происходит в информационном пространстве, они, как вампиры, пьют эту кровь. И совершают ради этого порой абсолютно идиотские шаги. Идут на эти мерзости. Для нас это огромная боль и мотивация. В мести нет ничего хорошего, но иногда без нее не обойтись. За убийство наших людей, детей должны нести ответственность не дети на территории, которую контролирует Киев, а персоны. И я знаю, что эти персоны за все ответят

Умение побеждать – это еще и умение терпеть. Всем нам надо набраться терпения. Я недавно в новостях видел, что очередного боевика, связанного с Басаевым, задержали. А прошло уже больше 20 лет.

ЛЮДИ С ВИДУ НЕКАЗИСТЫЕ НА ФРОНТЕ СТАНОВЯТСЯ ПРЕКРАСНЫМИ

- У вас было много блестящих репортажей из зоны СВО. Какой больше запомнился?

- Что-то выделить сложно. Люди с переднего края очень часто - друзья, еще чаще ближе, чем друзья. Я отмеряю свои дни там не репортажами, а прожитыми историями. Скорее удивляешься, как часто люди, с виду неказистые, без какой-то особой харизмы, таких повстречаешь на улице и не запомнишь, а там становятся самыми прекрасными на свете. И красота эта душевная, она видна за километр...

- Были смешные моменты, которые не попали в кадр?

- Конечно, были. Раз с моста чуть не улетели, пока анекдоты травили в машине.

- Это как?

- Ехали с ребятами, увлеклись разговором, знали, что мост впереди есть, но не знали, что его подорвали. Остановились в 3 сантиметрах... Очень смеялись. Анекдот я уже не вспомню, но он был как раз про сантиметры.

- Такие моменты в памяти и остаются, наверное?

- Да, на самом деле, забывать ничего не хочется. Я не склонен просто сейчас говорить о смешных моментах, потому что никогда так часто не приходилось хоронить друзей. Посмеемся после победы – обязательно.

ШУТКИ НАШЕГО БЛИНДАЖА

- Что такое вы перед съемкой военным говорите, что они у вас в репортажах улыбаются?

- Мы однажды жили в Изюме вместе с очень веселым офицером ПВО. Каждый день наблюдали картины в радиообмене, из которых можно целую юмористическую книгу написать. Получалась какая-то веселая шарада, а на самом деле речь шла об очень серьезных вещах. Противник пытался поразить наше место нахождения ракетами и реактивными снарядами, а за их уничтожение отвечал как раз наш товарищ. И мы просыпались со словами «слава ПВО» и засыпали с этими же словами.

Во дворе здания, где мы жили, был туалет, в район которого постоянно приземлялись снаряды (не знаю, почему противнику он так не нравился). Родилась шутка, что за 10 походов в этот туалет нужно представлять к медали «За отвагу», а за 30 – к ордену Мужества.

ГЛАВНОЕ ПРАВИЛО ВОЕНКОРА — НЕ НАВРЕДИ СВОЕЙ АРМИИ И СТРАНЕ

- Ремесло военкора стало очень популярным. Как к этому относитесь? И какие у этого ремесла правила?

- Я отлично отношусь к нашим людям, которые освещают боевые действия без ущерба для войск и страны. Тут есть лишь один критерий - это любовь к Родине. Если человек любит страну и не хочет ей навредить, он будет делать все, чтобы приносить пользу.

Я - военный репортер воюющей страны. Поэтому все свои действия внутренне согласовываю с тем, чтобы моя страна быстрее пришла к победе. Нет больше никаких правил.

- Вы знаете, что вам многие завидуют? В разделе «военная журналистика» вы, Александр Коц (военкор «КП»), Дмитрий Стешин (военкор «КП»), Александр Сладков (военкор ВГТРК) – это такие рок-звезды, Led Zeppelin...

- Тогда скажу очень простую истину: день закончился, ты заснул, проснулся и начинаешь с нуля. Не надо себя убаюкивать.

БЕЗ СОЛДАТИКА С АВТОМАТОМ НИ ОДИН ОКОПЧИК НЕ ВЗЯТЬ

- Какие военспецы сейчас выходят в авангард? Поначалу говорили, у нас как Первая мировая – артиллеристы в авангарде. Потом - штурмовики в авангарде. Сейчас — операторы дронов?

- Нет никакого авангарда. Тут ничего не меняется ни с Первой мировой, ни со Второй, ни с войны в Афгане. Весь вопрос - в скорости боевого взаимодействия. У нас по-прежнему артиллерия – это огромный фактор успеха и неуспеха. У нас по-прежнему, несмотря на то, что мир научился куда более точечно убивать, без пехоты ни один окопчик взят не будет. Без солдатика с автоматом взять ничего невозможно. Без взводного нет управления боем.

Да, есть тонкости. Расход боеприпасов благодаря разведке сильно снизился. Чтобы поразить взводный опорный пункт, уже не нужно использовать норму Великой Отечественной. Я видел своими глазами, как наши артиллеристы могут поразить танк в движении с третьего снаряда. Это невозможно, исходя из характеристик вооружения, но они это делают! Танк перестал был оружием прорыва, танк стал средством поддержки пехоты.

Наши ученые, конечно, занимаются осмыслением этого опыта, пишут новые учебники. Идет огромная работа в военных вузах. Я это знаю, потому что мне пишут преподаватели, многие из них мои друзья, боевые офицеры, которые этот опыт внедряют, учат курсантов, которые в ближайшее время будут этот опыт использовать. Эти знания сейчас позволяют нам переигрывать врага. А мы переигрываем! Инициатива сейчас у нас.

РУССКОЕ ОТНОШЕНИЕ К РЕЛОКАНТАМ

- Релоканты. Патриарх Кирилл, высказался, что это блудные сыны, если хотят вернуться, задача России – их принять. Но от военных я слышала другое мнение: во время боевых действий они предатели. Зачем их пускать обратно?

- Сложный вопрос. Те, кто заняли антироссийскую позицию, это безусловно предатели. Потому что уже много времени прошло, чтобы разобраться в себе, в своем отношении к стране. Когда ты позволяешь себе даже словами наносить вред Родине, которая ведет тяжелое противостояние, ты предатель. А кто ты еще?

Но часть релокантов бежали, потому что испугались. Человеку нужно оставлять право испугаться, а потом исправиться. Не пускать их назад? Кто на это имеет право?

- С другой стороны, человек мог ничего не говорить, но быть завербованным где-нибудь в Грузии.

- Это уже работа контрразведки. У нас есть презумпция невиновности, базовая вещь. Мы не охотимся на ведьм. Есть предатели. Но есть часть граждан, которые никого не предавали. И нужно их убеждать, что они ошиблись.

- Вы гуманист. Не ожидала, что в вас остались осколки либеральных ценностей.

- Это человеческие, а не либеральные ценности. Это вполне русское отношение к ошибкам людей, я считаю.

ЗЕЛЕНСКОГО ПОД ТРИБУНАЛ ИЛИ ХЛОПНУТЬ?

- Допускаете, что в наступившем году будут переговоры?

- Я бы очень этого не хотел. Мне кажется, сейчас не время переговоров. Мы все видим, что киевский режим для них не созрел. Если говорить проще, военный потенциал киевского режима должен быть уничтожен полностью, чтобы условия для переговоров возникли. Я считаю, что нынешнее украинское государство, в том виде, в котором оно существует, должно быть демонтировано. Это должны быть переговоры о капитуляции. И у нас для этого все есть. А главное, есть убежденность в правоте.

- Судьба Зеленского в 2024 году?

- Мне вообще не интересна судьба Зеленского. Я дураком потом не хочу выглядеть, не хочу гадать, как сложится судьба этого человека. Для меня он преступник, должен понести наказание.

- А лично вам как бы хотелось? Чтобы у него был суд, адвокат? Или чтобы его хлопнули как бродягу?

- Я за трибунал. Но если российские спецслужбы ликвидируют Зеленского, я против не буду.

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Польша больше не готова предоставлять Украине оружие задаром: подписывайтесь на наш подкаст, чтобы не пропустить новые выпуски по теме.