Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-13°
Boom metrics
Общество25 сентября 2023 15:20

Сергей Путреша: Суды часто не готовы пресекать сомнительные шаги следствия

Суд отказался рассматривать иск прокуратуры о признании деятельности кооператива «Бест Вей» незаконной

Это и другие судебные решения комментирует адвокат кооператива, член коллегии адвокатов «Первая адвокатская контора» города Санкт-Петербурга Сергей Путреша.

Прокуратуре отказано

— Сергей Викторович, насколько известно, суд отказался рассматривать исковое заявление Прокуратуры города Санкт-Петербурга о признании деятельности кооператива незаконной?

— Да, Приморский районный суд города Санкт-Петербурга 30 августа после рассмотрения в судебном заседании издал определение, что иск не подлежит рассмотрению в рамках гражданского судопроизводства. Это определение будет оспариваться прокуратурой. Ее апелляционное представление подано, но апелляционное разбирательство пока не назначено.

Иск мог быть подан в отношении неопределенного круга лиц. Что за неопределенный круг лиц имелся в виду? Наши процессуальные оппоненты отвечают — новые пайщики. Мол, они могут вступить в кооператив и пострадать. Хотя еще весной прошлого года, как только кооператив по воле следствия оказался вовлечен в уголовное дело, расследуемое в отношении деятельности другого юридического лица — инвестиционной компании «Гермес», Совет кооператива принял решение о полном прекращении приема новых членов и заключения новых договоров паенакопления — до завершения уголовного разбирательства в части кооператива.

Напомню: с ноября 2021 года велось и уже фактически завершено уголовное дело ГСУ ГУ МВД по городу Санкт-Петербургу и Ленинградской области, касающееся эпизодов в деятельности инвестиционной компании «Гермес» по признакам мошенничества (следственные действия завершены, процессуальные действия должны быть завершены 18 октября). Следствие пытается связать кооператив с компанией «Гермес», объявив их частями «холдинга под общим брендом».

Приморский районный суд, согласно его определению, пришел к выводу, что круг лиц, которым может быть нанесен ущерб, вполне определенный: это — пайщики кооператива. Кооператив представил данные из реестра пайщиков, в котором более 20 тыс. учетных записей.

Кроме того, иск мог быть подан в интересах лиц, которые не могут сами защищать свои интересы. Пайщики, считает суд, в состоянии сами обратиться за защитой своих интересов, у прокуратуры нет оснований выступать от их имени.

В суде не было ни одного заявления пайщика о нарушении его права кооперативом — ни одного! Что странно, учитывая, что есть пайщики, сотрудничающие со следствием. Одновременно суд констатировал, что поступило более 1000 заявлений пайщиков, готовых участвовать в судебном заседании на стороне кооператива.

Претензии к кооперативу

— А чем прокуратура обосновывает требование признать кооператив незаконным?

— Прокуратура утверждает, что деятельность кооператива не соответствует Закону о потребительской кооперации, поскольку кооператив якобы привлекает средства граждан на основе срочности, возвратности и платности. Это принципы, по которым предоставляется банковский кредит. То есть прокуратура, по сути, утверждает, что кооператив занимается незаконной банковской деятельностью.

У кооператива есть устав. Он регистрировался уполномоченными государственными органами, все изменения в него — тоже. Очевидно, устав соответствует законодательству о кооперации?

Согласно уставу, кооператив не берет процент с пайщиков — он получает от пайщика большой первоначальный взнос на покупку квартиры (35–50% от стоимости квартиры) и добавляет средства из своего паевого фонда на условиях рассрочки, которые пайщик затем возвращает без процентов. Плюс пайщик платит очень небольшие членские взносы на обеспечение деятельности кооператива. Ничего похожего на банковский кредит.

В практической работе кооператива не соблюдался устав и срочность, возвратность, платность существовали де-факто? Мы не видим доказательств.

Кооператив работает десятый год, действует по всей России. Он давно и хорошо известен. Никаких вопросов к нему не возникало, хотя он выступал стороной буквально в десятках судов по всей стране. Например, по спорам об использовании материнского капитала в качестве паевых взносов: эти споры решались в пользу кооператива. Ни одна сделка кооператива не была оспорена.

— Возможно, прокуратура в качестве одного из оснований указывала включение кооператива в Список компаний с выявленными признаками нелегальной деятельности на финансовом рынке (предупредительный список) ЦБ в октябре 2021 года?

— Ссылки на это включение периодически звучат от представителей прокуратуры и следственной группы, но нужно понимать, что предупредительный список — инструмент информирования потребителей финансовых услуг. Включение в него связано с обнаружением опасных, с точки зрения экспертов профильного департамента ЦБ, признаков, которые усматриваются в деятельности того или иного юридического лица, не подведомственного Банку России, то есть это информирование потребителя о рисках работы с той или иной организацией.

Признаки финансовой пирамиды не означают, что ЦБ пришел к выводу, что кооператив — пирамида, тем более что у него и нет таких полномочий: он не суд. Только суд может прийти к такому выводу.

Кооператив оспаривал это включение в рамках нескольких арбитражных разбирательств, и команда наших юристов, занимающихся арбитражными делами, продолжает спор с ЦБ. Признаки финансовой пирамиды в нормативном акте ЦБ совершенно абсурдные: широкая реклама в СМИ; использование инструментов сетевого маркетинга (притом что этот вид маркетинга не признавался незаконным, и нет даже его юридически четкого определения); наличие вступительных взносов и другие. По этим критериям можно объявить об обнаружении признаков финансовой пирамиды практически у любой организации финансового ретейла.

Что же касается рассмотрения иска прокуратуры о незаконности кооператива, то Приморский районный суд, на наш взгляд, принял половинчатое решение. Он отказал в рассмотрении иска, но не дал оценку удивительным утверждениям прокуратуры, на которых был основан иск.

При этом фактически подсказал путь, по которому нужно пойти, чтобы иск был принят к рассмотрению в гражданском судопроизводстве: жалобы пайщиков. Пайщики, сотрудничающие со следствием, имеются, так что за этим дело не станет.

Дела «основное» и «резервное»

— Какова ситуация с уголовным делом, с которым следствие пытается связать кооператив?

— Следственные действия по уголовному делу, как я уже сказал, завершены, и там нет ни одного эпизода, касающегося кооператива: все эпизоды касаются ИК «Гермес».

Тем не менее следствие пытается выстроить сложную конструкцию, на наш взгляд, юридически несостоятельную, чтобы обязать кооператив как таковой платить по обязательствам перед физическими лицами, признанными следственной группой потерпевшими от ИК «Гермес».

Лиц, признанных потерпевшими, — 198, только один из них — пайщик кооператива. Сумма ущерба — 232 млн рублей. Вот результат двухлетнего предварительного расследования, которому предшествовал более чем двухлетний период оперативно-разыскных мероприятий, — реальный результат работы следственной группы, которая, судя по пресс-релизам МВД, раскрыла самую крупную финансовую пирамиду в истории России. Разумеется, обоснованность статуса потерпевших, обоснованность их претензий будут оспариваться при рассмотрении уголовного дела по существу.

232 млн — не очень большая сумма на фоне активов кооператива в 16 млрд рублей, из которых почти 4 млрд — средства на счетах. При этом в июле тот же Приморский районный суд уже после появления окончательной редакции обвинения удовлетворяет ходатайство следствия об аресте 4 млрд рублей на новый трехмесячный срок. Заседание по нашей апелляции на это постановление в Санкт-Петербургском городском суде до сих пор не назначено, хотя уже конец сентября.

Мы предполагаем, что наши процессуальные оппоненты обратились с иском о признании кооператива незаконным именно для того, чтобы принести в апелляционную инстанцию решение о признании кооператива незаконным и получить тем самым дополнительное основание, для того чтобы обосновать свое ходатайство об аресте счетов. К счастью, суд первой инстанции оказался не готов подписаться под необоснованной, на наш взгляд, позицией Прокуратуры города Санкт-Петербурга.

Характерно, что появилось еще одно уголовное дело с тем же самым предметом расследования — этакое «резервное». Оно было возбуждено, по нашему мнению, из-за того, что «основное» дело нужно было экстренно заканчивать из-за того, что подошел к концу предельный срок содержания четверых обвиняемых под стражей, но это фактически продолжение «основного» дела, расследовавшегося два года.

Следствие всеми силами стремится добавить эпизоды, прежде всего касающиеся самого кооператива, потому что не может не осознавать, что привязка кооператива к уголовному делу выглядит довольно сомнительно.

Арест с квартир снят?

— Счета кооператива вновь арестованы, а что с недвижимостью?

— Ситуация по аресту недвижимости кооператива на 12 млрд рублей, а также квартир, уже перешедших в собственность пайщиков, парадоксальная. Спор по поводу ареста в судах с переменным успехом длился весь 2022 год.

Финальная итерация такова: в октябре прошлого года Смольнинский районный суд города Санкт-Петербурга вынес постановление об аресте недвижимости. Апелляция была рассмотрена Санкт-Петербургским городским судом только 9 марта с. г.: постановление суда первой инстанции было отменено, и дело отправлено на новое рассмотрение.

А дальше была тишина. Однако мы узнали из решения Троицкого районного суда города Москвы, снявшего арест с квартиры одного из пайщиков, который погасил пай в кооперативе и не мог оформить квартиру в собственность. В решении суд указал, что Росреестр необоснованно сохранял арест, и сослался на вступившее в силу решение о снятии ареста. Пока нам не удалось документы из Смольнинского суда, но по устной информации из канцелярии суда, дело было оставлено без рассмотрения. Судя по всему, постановление апелляционной инстанции вступило в силу и арест на недвижимость кооператива сейчас де-юре не наложен.

Возникает вопрос: почему Росреестр не получил от следственной группы информацию о том, что недвижимость кооператива не находится под арестом, и почему решение суда не выполняется? Будем добиваться фактического снятия ареста в судебном порядке.

Следствие путается в показаниях

— В процессе начавшегося сейчас ознакомления обвиняемых с материалами дела расследование будет возобновлено?

— Согласно УПК, так должно быть, но думаю, что обвинение по «основному» делу будет заново предъявлено без возобновления предварительного расследования. Потому что при возобновлении расследования обвиняемых нужно отпускать.

Продолжение расследования уголовного дела после его формального завершения, новое предъявление обвинения — на практике я нередко вижу такие случаи, и суды, к сожалению, подобную практику не блокируют. Хотя подобные действия следствия совершенно не соответствуют УПК. Возможно, пресечение подобной практики — вопрос, который нужно поставить перед Конституционным судом.

Отдельно скажу о начавшемся ознакомлении обвиняемых с материалами дела, которое должно быть завершено 18 октября. Согласно УПК, начать это ознакомление можно было только после того, как с делом ознакомятся гражданские ответчики и потерпевшие, — одним из таких ответчиков признан кооператив.

Кооператив еще в 20-х числах июня, сразу после предъявления обвинений в окончательной редакции, подал ходатайство в следственную группу о том, чтобы кооперативу была предоставлена возможность ознакомиться с материалами дела. Ходатайство было отправлено заказным письмом. Ответа мы не получили.

На судах по продлению меры пресечения в связи с началом ознакомления обвиняемых с материалами дела — как первой, так и апелляционной инстанций — следователи заявили, что никаких ходатайств об ознакомлении ни со стороны лиц, признанных потерпевшими, ни со стороны гражданских ответчиков в следственную группу не поступало.

И вдруг 18 сентября, то есть спустя почти три месяца, я получаю на имейл официальное письмо от одного из следователей следственной группы, что наше ходатайство было удовлетворено еще 29 июня, и мы могли ознакомиться с материалами дела 4 июля. Якобы 4 июня мы получили письмо, согласно которому должны прийти для ознакомления 4 июля в 9.00.

4 июня мы действительно получили письмо от следственной группы – но это был ответ на наше ходатайство об ознакомлении с исковыми требованиями по постановлению руководителя следственной группы о признании кооператива гражданским ответчиком. В письме содержался отказ об ознакомлении – никакого приглашения прийти 4 июля и ознакомиться с уголовным делом там нет.

Предполагаю, что 4 июля было проставлено задним числом, хотя бы потому, что 29 июня следственная группа вряд ли имела столь точный график выхода на ознакомление обвиняемых с материалами дела.

Все эти три месяца мы подавали жалобы и в прокуратуру, и в суд о том, что ходатайство не рассмотрено в установленные сроки: жалобы также не были рассмотрены. Но о том, что мы не получили реакцию на свое ходатайство, следствию было прекрасно известно.

Возникает вопрос: когда следствие говорит правду? Когда свидетельствует в судах первой и апелляционной инстанций о том, что никакие ходатайства о рассмотрении материалов дела к нему не поступали, или когда пишет нам, что удовлетворило ходатайство? Для нас очевидно, что как первый вариант, так и второй — намеренные противоправные действия, по поводу которых мы, разумеется, будем обращаться в соответствующие инстанции. И переход к стадии ознакомления обвиняемых незаконен — его необходимо отменять.

На прошлой неделе была подана очередная жалоба в порядке судебного надзора за следствием — она должна рассматриваться в пятидневный срок. Рассмотрение до сих пор не назначено. По опыту знаю: проволочки будут объяснены тем, что канцелярия вовремя не разобрала документы.

К сожалению, это типично для отношения судов к действиям следствия. Надеемся, что благодаря тому, что дело резонансное, нам удастся добиться более внимательного отношения к аргументам защитников кооператива.