Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+11°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
7 февраля 2024 5:13

Среди жертв не было ни одного человека с оружием: как живет Лисичанск после кровавого теракта ВСУ

Военкор «КП» Александр Коц побывал на месте теракта в пекарне Лисичанска
Цветы и игрушки на месте гибели людей в пекарне Лисичанска.

Цветы и игрушки на месте гибели людей в пекарне Лисичанска.

Фото: Александр КОЦ

- Срочно! Все на улицу, отходим на безопасное расстояние. Ракетная опасность, - спокойно, но убедительно командует сотрудница Лисичанской администрации.

Вместе с чиновниками выбираюсь из подвального полумрака на белый свет и начинаю быстро, но с достоинством удаляться от здания. Команда дана для всех, и последним из своего временного подземного офиса выходит глава города Эдуард Сахненко. В этот момент что-то прилетает по окраине города, обозначая место взрыва черным дымом. Связи здесь нет, оперативно узнать, куда попало, невозможно. Артиллерия бахает снова и снова. Затем в облаках приближается звук самолета, который, видимо, зашел на цель и сбросил авиабомбы на позиции противника.

- Часто у вас такое? - спрашиваю Эдуарда Валерьевича.

- К сожалению, это типичная обстановка. Бывает больше, бывает меньше. Но линия боевого соприкосновения к Лисичанску очень близко. С Нового года постоянно страдаем от обстрелов. Прилегающим селам достается...

Глава Лисичанска Эдуард Сахненко.

Глава Лисичанска Эдуард Сахненко.

Фото: Александр КОЦ

- Зато людей, кажется, стало больше, - обращаю внимание на прохожих на улице.

- Это так. Появилась возможность работать и в муниципальных учреждениях, и на обслуживании жилого сектора. Причем есть и молодежь — семьями возвращаются. Жизнь, пусть и медленнее чем хотелось бы, снова приходит в Лисичанск, несмотря ни на что. Сейчас в округе около 38 тысяч граждан.

- Мест для развлечения в прифронтовой зоне, конечно, не много. Пекарня с кафе, наверно, была одной из немногих точек притяжения?

- Абсолютно точно. Мест, где можно собраться с друзьями, родственниками пообщаться, не очень много. Трагедия настигла целые семьи. Это горе для всех жителей Лисичанска.

Здесь готовили лучшие торты в городе. Да что там, их просто больше нигде и не пекли. И если хочешь приобрести не магазинное, а практически домашнее — только сюда. Небольшая пекарня с кафешкой на втором этаже. Сюда любили водить детей, чтобы отвлечь от серых прифронтовых будней. Водить-то особо некуда. Ясли и школу отремонтировали, но дети учатся дистанционно.

Здесь готовили лучшие торты в городе.

Здесь готовили лучшие торты в городе.

Фото: Александр КОЦ

Здесь справляли дни рождения. Тут рядом — ни казарм, ни огневых позиций. Уютно, пусть и не очень тихо — канонада слышна, как и в любом другом конце города. Взял выпечку, кофе, присел у окошка. Маленькие радости, которые ценишь, как саму жизнь, когда она - на линии огня.

3 февраля этот островок цивилизации в Лисичанске взлетел на воздух — прямо в кафе прилетела американская ракета, выпущенная из «Хаймарса». Из-под бетонных плит достали 28 тел, в том числе — шестилетнего ребенка. Сегодня в Киеве заявляют, что били по заранее разведанной цели. А в пекарне проходило чуть ли не заседание военного совета. Но факты говорят о том, что ВСУ в очередной раз совершили акт государственного терроризма, жертвами которого стали безоружные люди.

Американская ракета прилетела в здание пекарни 3 февраля.

Американская ракета прилетела в здание пекарни 3 февраля.

Фото: Александр КОЦ

Маргарита Волкова подъехала к пекарне на своей машине за мгновение до взрыва. Она владеет небольшой закусочной в Лисичанске, думала расширяться, присматривала площади. А тут под кафешкой на первом этаже как раз можно было бы открыть вторую точку. Спрос в последнее время растет. Основные клиенты — строители, которые в боевых условиях ведут точечное восстановление города. Сам видел, как вдоль многоэтажек аккуратно сложены штабелями пластиковые стеклопакеты. А суровые работяги «Единого заказчика в сфере строительства» «фомками» выламывают старые деревянные рамы и заменяют на новые. Вне зависимости от того, жилая квартира или нет. Хозяин вернется, а дома - новый ремонт.

Эти пластиковые стеклопакеты ждут своего монтажа.

Эти пластиковые стеклопакеты ждут своего монтажа.

Фото: Александр КОЦ

Ставить окна и балконные двери будут во все квартиры - независимо от того, есть сейчас там жильцы или нет.

Ставить окна и балконные двери будут во все квартиры - независимо от того, есть сейчас там жильцы или нет.

Фото: Александр КОЦ

Маргарита приехала провести переговоры об аренде. Минутой раньше, и ее бы изрешетили осколки.

- Как ее муж рассказывал, она успела только выставить ногу из машины. Ранение легкое, Риточка сегодня уже на работу убежала, - рассказывает мне соседка женщины.

За окном ухает, но она даже не моргает. Ощущение, что гул артиллерии она просто не замечает. Полдня я езжу по Луганску в поисках родственников погибших и пострадавших. Но кто-то на опознании, кто-то на работе, кто-то организует похороны или навещает родственника в больнице Луганска. Зато ближе узнаю Лисичанск, в котором люди пока живут не благодаря, а вопреки.

Здесь еще не вернулись привычные нам блага цивилизации. Во-первых, отсутствует отопление. Его подключили лишь в нескольких десятках домов. Там, где это позволяла сделать «оперативная обстановка». А она такова, что большие строительные бригады, как в Мариуполе, сюда не завезти. Их очень быстро «размотают» артиллерией. На каждый звонок в дверь (да, электричество есть, но с перебоями) открывают одинаково укутанные в теплые вещи жители. С одинаково необъяснимым оптимизмом: «Ну а что, руки теперь опускать? Газ дали, электричество есть. Теперь хоть конвекторами греться можно. А то от керамических печек отсырело все прошлой зимой, грибок пошел».

Во-вторых, тяжело с водой. Верный признак того, что в квартире кто-то живет — это десяток пятилитровок, по пять в два ряда на лестничной клетке. Воду подвозят местные власти, но тащить до квартиры надо на себе — лифты не работают.

В городе тяжело с водой.

В городе тяжело с водой.

Фото: Александр КОЦ

Верный признак того, что в квартире кто-то живет — это бутылки с водой у двери.

Верный признак того, что в квартире кто-то живет — это бутылки с водой у двери.

Фото: Александр КОЦ

В-третьих, нет связи — ни Интернета, ни мобильной. Остаются обычные городские телефоны. А по городу, на улицах, развесили, казалось, оставшиеся в прошлом веке таксофоны. По ним можно бесплатно вызвать экстренные службы или связаться с любым лисичанским абонентом.

Городские телефоны - единственная доступная жителям города связь.

Городские телефоны - единственная доступная жителям города связь.

Фото: Александр КОЦ

И при этом люди все-таки возвращаются: «Ну а как — родной дом». Тем более, когда есть вера, что город возродится. Программа восстановления составлена и постепенно выполняется, на сколько позволяет обстановка. Масштабные работы, как заявил на днях вице-премьер России Марат Хуснуллин, начнутся, как только отодвинется линия соприкосновения: «Мы уже на примере Мариуполя зайдём в штабном режиме и будем все восстанавливать».

Жители же города пытаются устроиться в новой жизни. Кто-то работает в муниципальных учреждениях, кто-то в общепите, кто-то держит салон красоты. Как Елена Лихая, которая волею судеб в ту субботу тоже оказалась в пекарне. Ее салон закрыт, выжить у владелицы шансов не было...

В Лисичанске живут верой, что город возродится.

В Лисичанске живут верой, что город возродится.

Фото: Александр КОЦ

- У нас здесь погибла семья родственников, три человека, - рассказывает уроженец Лисичанска по имени Виктор.

Он давно переехал из города, но периодически навещал родных.

- Сергей Жушма, его жена Инна и их сын Ваня. Пришли в выходной в кафе, люди гражданские, местные. Сергей всю жизнь работал на скорой помощи, потом ушел на пенсию, торговал запчастями. Ваня был предпринимателем.

У Виктора в теракте погибли трое родственников.

У Виктора в теракте погибли трое родственников.

Фото: Александр КОЦ

Иван Жушма был местным муниципальным депутатом. Как и Артем Тростянский, который погиб под этими же плитами. Среди жертв теракта - глава МЧС ЛНР Алексей Потелещенко. Все они пришли на праздничное мероприятие в кафе. Стоило ли его проводить здесь, в опасной близости от фронта? Попробуйте окунуться в нутро стылой панельки, в которой из развлечений — только телевизор, если есть «тарелка». Вам бы не хотелось собирать там родных на торжество.

Жизнь на улицах замирает уже после трех. Дети учатся на дистанционке. Каждая прогулка во дворе может окончиться трагедией. Семейный поход в кафе в «детское время» - это все-таки не банкет со стриптизершами в фешенебельном ресторане. А попытка не забыть, что есть другая, мирная жизнь, которая обязательно вернется в этот настрадавшийся город.

Жизнь на улицах города замирает уже после трех.

Жизнь на улицах города замирает уже после трех.

Фото: Александр КОЦ

Офицер МЧС, который спасает жизни, не может быть легальной целью. Как и муниципальные депутаты, которые решают простые проблемы маленького человека. И уж тем более — их пожилые родители. Ровно, как и случайные прохожие с детьми.

- А даже если бы там были военные, разве так можно? - с вызовом смотрят в сторону гаубичных залпов две женщины. - У меня целая семья знакомая там погибла, вот с этого дома. Девушка беременная, девочка шесть лет…

Среди жертв не было ни одного человека с оружием. И это главное, что нужно знать о произошедшем теракте.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В Лисичанске ВСУ ударили по «точке притяжения» для гражданских

В прошлом году до этого многострадального города сделали отличную дорогу, по которой из Луганска можно доехать минут за 40. Против прежних двух с половиной часов. Но это фактически закрытый населенный пункт. Потому что находится рядом с линией фронта (подробности)

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Француженка переехала в ДНР, чтобы рассказывать Западу правду о Донбассе: подписывайтесь на наш подкаст.