Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-2°
Boom metrics
Звезды13 февраля 2024 10:10

Иван Крылов, любитель голубей и устриц: Каким был при жизни известный баснописец

13 февраля исполнилось 255 лет со дня рождения баснописца Ивана Крылова
13 февраля исполнилось 255 лет со дня рождения баснописца Ивана Крылова

13 февраля исполнилось 255 лет со дня рождения баснописца Ивана Крылова

Фото: wikimedia.org

ЕГО МЕЧТАЛ ПОВЕСИТЬ ПУГАЧЕВ

Отец Ивана Андреевича Крылова был героем. Он в числе прочих оборонял от войск Емельяна Пугачева Яицкий городок (ныне на этом месте город Уральск), был зачислен Пугачевым в число личных врагов и заочно приговорен им к повешению вместе со всей семьей. Но выдержал осаду, и потом лично допрашивал Пугачева. Его семилетний сын Иван, счастливо избежавший повешения, потом активно играл с другими детьми Яицкого городка в «пугачевщину» - естественно, он с друзьями выступал на стороне правительственных войск, в то время как другие дети изображали бунтовщиков.

Но в целом, все это обернулось не так уж весело. Саму осаду Яицкого городка Крылов с матерью и братом переждал в Оренбурге, который тоже был осажден - там царил голод, который он не забудет до смерти (многие именно им объясняют легендарное обжорство взрослого Крылова). А отец за свой подвиг не получил практически ничего. Подал в отставку, переехал в Тверь, стал чиновником и… не брал взяток. Просто был честным человеком. А в те времена именно взятками и «благодарностями» чиновники в основном и кормились. Поэтому, когда Андрей Прохорович Крылов умер, не оставил жене и детям ничего, кроме сундука с книгами. Этот сундук он возил с собой по гарнизонам, вот только времени на чтение у него почти не оставалось… А у Ивана время было. И он пристрастился к чтению на всю жизнь - буквально пожирал книги.

В одиннадцать лет он стал «подканцеляристом» в Тверском магистрате. Работа эта вряд ли ему была по сердцу. Семен Брилиант, дореволюционный биограф Крылова, писал: «Маленький чиновник знал многое, чего другому и не снится еще в его возрасте. Он любил толкаться среди простого народа. Его привлекали зрелища — пожары, кулачные бои; любил он также по целым часам просиживать где-нибудь у портомоен, слушая рассказы простых и крепостных людей».

Через несколько лет мать с детьми переехала в Петербург, - в Твери терять было нечего, - и там 14-летний Иван поступил на службу в Казенную палату. Но вскоре ушел в отставку и принялся сочинять.

Первое свое произведение, комическую оперу «Кофейница» (о гадательнице на кофейной гуще) он написал еще в 13 лет. Ее приобрел типографщик Бернард Брейткопф - предложил солидный гонорар в 60 рублей, но Крылов предпочел взять книгами. И Брейткопф выдал ему несколько томов модных французских авторов - Буало, Корнеля и Расина.

Вдохновившись, Крылов начал писать трагедии: «Клеопатра», «Филомела»… Это было ужасно. Он перешел на комедии, но и они не были выдающимися. Как, впрочем, и сатирические повести, и памфлеты, и оды, и стихотворения… «Большинство произведений Крылова имеют лишь исторический интерес, - писал через полтора века Юлий Айхенвальд, - но басни его, басни, эта национальная быль, одинаково затверженная дедами и внуками, ярко расцветившая собою наш обеденный разговор, – вот что сделалось любимым достоянием русского народа».

КАК «ЖАР-ПТИЦА» ДОВЕЛА ДО ИНСУЛЬТА

Басни Иван Андреевич начал сочинять еще подростком. Но тут же бросил. Чтобы вернуться к этому жанру уже в новом, XIX веке, когда ему было хорошо за 30. Поначалу это были переводы из любимого им Лафонтена, но переводы, выполненные настолько ярким и живым языком, что поэт Иван Дмитриев воскликнул: «Это истинный ваш род, наконец вы нашли его!»

Дмитриев тут же переслал две басни графу Шаликову, издававшему журнал «Московский зритель», и в 1806 году они были напечатаны под заголовком «Две басни для С. И. Бнкндфвой» (то есть для Сони Бенкендорфовой, дочки его друзей). В 1809-м 23 басни (в том числе «Ворона и Лисица», «Музыканты», «Ларчик», «Волк и Ягненок», «Мор зверей») вышли отдельным изданием - и стали, как бы мы сегодня выразились, бестселлером. Через два года появилась еще одна книга. В обществе его умоляли читать басни (чтецом он был превосходным) - и он соглашался. Читал он их и императрице в Зимнем дворце, к большому ее удовольствию. А император Александр I объявил, что готов всегда помогать Крылову, если он будет хорошо писать. Со временем его басни, вдохновленные Лафонтеном, стали переводить на другие языки, в том числе на французский, - и французы были в восторге.

Ивана Андреевича приняли в Российскую академию, а еще он устроился помощником библиотекаря в Императорскую публичную библиотеку. И на этой денежной должности, как пишет биограф, «совершенно обленился». «Я, мой милый, ленив ужасно… Да что, мой милый, говорить! И французы знают, что я ленив» - говорил он сам. Прямой предок Обломова, он мог подолгу не слезать с дивана. Его кредо можно было бы выразить его собственными словами:

«За ветрами со всех сторон

Не движась, я смотрю на суету мирскую

И философствую сквозь сон».

Разбогатев, он озаботился тем, чтобы в его квартире была роскошная мебель. «Повсюду ставят ему из магазинов серебро, бронзу, фарфор, алебастр и хрусталь. Полы покрываются прекрасными английскими коврами. Буфет принимает в себя модные сервизы и прочие принадлежности богатых столов…» При этом «он не заботился ни о чистоте, ни о порядке. Прислуга состояла из наемной женщины с девочкой, её дочерью. Никому в доме и на мысль не приходило сметать пыль с мебели и других вещей. (…) У него не было ни кабинета, ни письменного стола. Приходивших к нему он дружески просил всегда садиться, на что не без затруднения можно было согласиться опрятно одетому гостю. Крылов беспрестанно курил сигары, с мундштуком, предохраняя глаза от жару и дыма. При разговоре сигара ежеминутно гасла. Он звонил. Девочка, проходя из кухни через залу, иногда с песенкой, приносила тоненькую восковую свечу без подсвечника, накапывала воску на стол и ставила огонь перед неприхотливым своим господином. Форточка в зале почти всегда была открыта. Крылов, набрасывая зерен, привадил к себе голубей с Гостиного двора, и они привыкли быть у него как на улице. Столы, этажерки, вещи, на них стоявшие, и все кругом носило на себе следы пребывания этих ежедневных гостей баснописца. Утром он вставал довольно поздно. Часто приятели находили его в постели часу в десятом…» - писал его биограф Петр Плетнев.

Могила Ивана Крылова

Могила Ивана Крылова

Фото: wikimedia.org

Но он ходил обедать в клуб, и об аппетите его складывались легенды. «Ему старались угодить русскими тяжелыми блюдами, и утомить его количеством их было невозможно. Враг иноземцев, он не был врагом иноземных устриц, истребляя их зараз хотя не более 100 штук, но и не менее 80» - сообщал Брилиант. А другой биограф, Николай Степанов, так описывал пиры: «Телячьи отбивные котлеты обычно бывали громадных размеров — еле на тарелке умещались. Крылов брал одну, затем другую, приостанавливался и, окинув взором обедающих, быстро производил математический подсчет, а затем решительно тянулся за третьей… Громадная жареная индейка вызывала его неподдельное восхищение. «Жар-птица! — твердил Крылов, — у самых уст любезный хруст…» Рассказывают, что он весил 168 килограммов.

Этот образ жизни привел к «приливам крови к голове» - то есть к инсультам. И все же он смог от них оправиться и дожить до 76 лет. До ноября 1844 года. Тогда он как-то вечером поужинал кашей из протертых рябчиков с маслом, а наутро почувствовал себя плохо. Перед самой смертью, по преданию, перечитывал басни и жизнеописание другого великого баснописца - Эзопа. По Петербургу пошел слух, что Крылов скончался от заворота кишок, но на самом деле причиной смерти была пневмония. А басни его живы до сих пор; написанные еще до Пушкина, они и сегодня выглядят поразительно свежими и яркими.