Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+6°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
17 октября 2023 3:55

За месяц можно заработать миллион: Как в России устроен бизнес по сбору кедровых шишек

Корреспондент "Комсомолки" отправилась в тайгу собирать кедровые шишки
Красный Чикой встречает гостей таежным символом.

Красный Чикой встречает гостей таежным символом.

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

…Ехать в тайгу за шишками мне было страшно. Помните жуткую новость, как в начале сентября в Красноярском крае на сборщика кедровых орехов напал медведь? Хищник чуть было не задрал человека насмерть. Тот еле выжил и до сих пор в больнице. А если вдруг придется мне с косолапым встретиться в дремучих таежных дебрях?..

- Медведей раньше мало было, - говорит мне опытный таежник Юрий Михайлов. - Сейчас расплодились, следы повсюду. Этим летом я с бурым, можно сказать, лицом к лицу столкнулся. Метров 20 меж нами было. Он рыкнул грозно, я потихоньку назад пошел-пошел и скрылся. Так что в случае чего не дергайтесь, не паникуйте. Главное, не разозлить зверя.

В тайге испокон веков работает лесная истина – ты медведя не трогаешь, он тебя не тронет. Но есть нюансы.

- Животные, как и люди, все разные, - утверждает директор забайкальского национального парка «Чикой» Владимир Исаев. - Если самка с медвежатами встретится, она напуск сделает. Близко подскочит, на дыбы встанет. Тут надо хладнокровие иметь, чтобы не сорваться от страха. Опасно бывает, когда медведь задавил дичь, прикапывает тушу в лесу, а ты рядом оказался. Он решит, что это посягательство на его добычу и может напасть. А еще бурый очень опасен в неурожайный год.

Нынешний как раз выдался неурожайным. Этим летом в Бурятии, Иркутской области, Забайкалье постоянно шли дожди. Кое-где град не раз ударил, прилично побив и шишку, и ягоду. Тем не менее, сборщики все равно заезжают в кедровники. Ведь для большинства из них – это основной заработок. И если не лениться, можно насобирать кедрового ореха на миллион рублей за месяц-полтора.

Карта сбора кедровых орехов

Карта сбора кедровых орехов

Фото: Дмитрий ПОЛУХИН

Чтобы узнать, как устроен этот необычный бизнес, я и отправилась в Сибирь.

КЕДР КЕДРУ РОЗНЬ

Тот, что растет в Сибири, по-научному именуется сибирской сосной, на Дальнем Востоке – корейской сосной. Шишки, стало быть, тоже разные. Дальневосточная – раза в два-три больше сибирской и «лохматая». Сибирская – маленькая, приглаженная. Вот за ней я и отправилась.

Слева - дальневосточная шишка, справа - сибирская.

Слева - дальневосточная шишка, справа - сибирская.

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

Надо сказать, что сибирские кедровники (или как их еще называют – кедрачи) не растут где-то рядом. Добраться до них ой как непросто. Еще перед поездкой председатель Союза переработчиков «Национальный экоресурс» Юрий Рудаков ошарашил: в Финляндии сбор дикороссов в целом в 38 раз интенсивнее, чем в России. Там те же лесные ягоды не «взбираются» на высоки горы, чуть ли не рядом с домом растут. У нас и кедры, и ягодники любят места повыше – на хребтах, поближе к солнцу. Финский сборщик вышел из дома на 300-500 метров и вот они - ягоды, а нашему мужику за кедровым орехом надобно на вездеходе десятки километров проехать, продуктов на несколько недель затарить, зимовье в тайге обустроить и т.д. Да-да, мы не ищем легких путей. Впрочем, в тайге таковых и нет.

БИЧУРСКИЕ СЕМЕЙСКИЕ

Мой таежный путь начался с бурятского села Бичура, которому в этом году исполнилось 300 лет. Образовалось оно из-за церковной реформы 17 века, когда патриарх Никон задумал учредить новые правила в богослужениях, заменить двуперстное знамение на троеперстное, а земные поклоны на поясные. Не все православные приняли новшества, многие ушли в раскол и отправились в самую глушь, где нет новомодных веяний. Одной из точек такой глуши стало местечко Бичура. Сюда старообрядцы добирались семьями. Так их стали называть семейскими.

Директор национального парка «Чикой» Владимир Илларионович Исаев – из них. Его предки оказались здесь в 18 веке. Бичура глянулась им как место, подходящее для пашни и посева хлеба.

Директор национального парка «Чикой» Владимир Исаев радуется, что этим летом удалось купить в парк лошадей.

Директор национального парка «Чикой» Владимир Исаев радуется, что этим летом удалось купить в парк лошадей.

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

- Один мой прадед был по железу мастер, второй – по дереву, - вспоминает Исаев. – Нравы в семье всегда были строгие. Пришел из бани, если сразу за стол, бабка – хлоп – деревянной ложкой по лбу. Почему после бани руки не мыл? Семейские отделяли баню от кухни. Ни в коем разе нельзя было банным ковшиком в чайник воду наливать, дабы всякая грязь и зараза с тела в пищу не попала. Старших почитать, не курить, время попусту не тратить – все это неукоснительно соблюдалось.

При советской коллективизации семейским пришлось туго. Новая власть изымала дома, амбары, скот. Деда Исаева - Клина - одного из первых раскулачили, а после на север выслали.

- Он на Первой Мировой в плен попал, несколько лет на немцев батрачил, - говорит Владимир Илларионович. – Когда освободили, он с Германии почти до самой Бичуры пешком добирался. На чужбине дед освоил европейские технологии по уходу за скотом и как на земле работать. В родном селе стал все это применять. Хозяйство разрослось, пришлось местных мужиков в работники нанимать. Вот за это всё у него изъяли и на севера отправили.

Ходит молва, что именно семейские разглядели в сибирской тайге кедровый орех как выгодный промысел. Документальных подтверждений тому, правда, нет.

ХОЗЯИН ТАЙГИ

Арендатор леса Юрий Михайлов, с которым мы трясемся в ГАЗ-66 по таежному бездорожью, тоже бичурский. Он – из мужиков, не ждущих милости от кого-либо. Работает на износ, чтобы кормить семью, поддерживать местную детскую футбольную команду и семьи земляков, уехавших на СВО.

Юрий Михайлов показывает первый собранный урожай 2023 года.

Юрий Михайлов показывает первый собранный урожай 2023 года.

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

- Кто-то добровольцем ушел, кого-то мобилизовали, - говорит Юрий. - В прошлом году кедровый сезон совпал с частичной мобилизацией. Мужики в кедрачи заехали, а тут по тайге слух пошел, что повестки по домам разносят. Большинство сразу выехали из леса в военкоматы. Практически не было таких, кто бы решил в тайге отсидеться. Правда, многие обратно в тайгу вернулись - по возрасту или медпоказаниям не прошли.

ГАЗ-66 - самая подходящая машина для таежного бездорожья.

ГАЗ-66 - самая подходящая машина для таежного бездорожья.

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

Вездеходный ГАЗ-66 для тайги - самое то авто. Только ему под силу преодолеть тяжелейшие размытые дождями крутые подъемы, болотистые топи и глубокие дорожные колеи. Мое место – в будке (так называют закрытый кузов). Сижу на деревянных нарах и изо всех сил держусь за них же руками, чтобы не «летать по всему салону».

Так выглядит внутри будка вездехода.

Так выглядит внутри будка вездехода.

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

Машина громко рычит, нарушая таежную тишину. 30 км едем уже 4 часа! Очередной рывок – и тут у авто вылетает первая скорость. Вездеход покатился вниз по скользкой глине.

- Держаться! – кричит Юрий. Вот-вот и будка врежется в крепкий ствол ближайшего кедра. Каким чудом в этот момент тормоза удержали мощный ГАЗ, остается только гадать. Между будкой и деревом оставалось полметра.

У Михайлова в аренде 15 тысяч гектаров леса. За весь участок он платит Федеральному агентству лесного хозяйства Бурятии около 900 тысяч рублей в год. При этом кедровников всего 3 тысячи гектаров.

Таежное кедровое богатство.

Таежное кедровое богатство.

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

- Заготовка кедрового ореха – основной заработок, - говорит Юрий. – Полезная площадь разделена на участки. Каждый сезон мы заключаем договоры с местными, которые для нас заготавливают орех (объем зависит от площади участка), и мы оплачиваем им работу. На сегодня у нас 80 участков – это 80 бригад по 3-4 мужика. Все, что соберут сверх требуемого нами объема, оставляют себе. Например, если участок 20 гектаров, то бригада должна нам отдать с него 200-300 кг ореха (без шишки). Когда урожай неплохой, то каждый из мужиков может за месяц-полтора еще тонну сверху насобирать, а то и больше.

Цена на кедровый орех колеблется как биржевые котировки. Хороший урожай – цена невысокая (250 – 300 рублей за кг), похуже – от 350 и выше. Подробнее см. «Конкретно». В этом году кедр «ушел в отпуск», ореха очень мало. А дефицит всегда дорожает. Уже в начале сезона цена поднялась до 400 рублей за кило.

В свежей шишке орехи сочные, красивые и вкусные.

В свежей шишке орехи сочные, красивые и вкусные.

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

- У кедра есть своя цикличность, - объяснял мне потом Владимир Исаев. – Пик урожая происходит раз в 9-10 лет. В остальное время ореха немного, бывают года, когда совсем нет. Так, например, в 2018 году тайга не дала ни шишек, ни ягод. Медведи в поисках еды вышли к людям.

Для таких сел как Бичура или соседнее забайкальское Красный Чикой неурожайные ореховые года – настоящая печаль. Кедр – здесь главный кормилец. От него зависит целая производственная цепочка: сборщики – закупщики – переработчики.

УВИДЕЛ, НАКЛОНИЛСЯ, ВЗЯЛ

Военному пенсионеру Александру Андрееву - дяде Саше - 62 года. Уже лет 20 каждый сезон заезжает в тайгу за шишкой. Останавливается вместе с двумя напарниками в зимовье. Это небольшой дом с деревянными кроватями, столом и печкой. Рядом банька. Условия не люкс, конечно.

Зимовье в тайге становится домом на весь сезон для сборщиков шишек.

Зимовье в тайге становится домом на весь сезон для сборщиков шишек.

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

С собой мужики привозят из дома – мясо, овощи, хлеб, соленья. Холодильником служит металлическая фляга, погруженная в ледяную воду, бьющего из-под земли ключа.

Таежный холодильник. Продукты от медведя прячут во флягу.

Таежный холодильник. Продукты от медведя прячут во флягу.

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

Перекинув через плечо ремни сделанной из полипропиленового мешка торбы, мы с дядей Сашей идем по лесу.

- Идешь, смотришь, собираешь, - рассказывает он мне основные правила добычи шишки.

Занятие, надо сказать, муторное. Через час спина деревенеет от постоянных «поклонов». Мешок оттягивает плечи, поясницу. Я уже ленюсь и собираю далеко не все, что вижу.

Шишки растут высоко на кедре, просто так не достанешь.

Шишки растут высоко на кедре, просто так не достанешь.

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

Дядя Саша, наоборот, бодро шагает впереди и как неутомимая игрушка «ванька-встанька» - увидел, наклонился, взял, кинул в мешок.

По закону шишку собирать можно только с земли. Ее называют паданкой. Известный всем способ добывать орех колотушкой с недавних пор попал под запрет. Тяжелый деревянный молот сдирает кору с кедра и оставляет его со смолоточащей раной. С годами она затягивается, но экологи уверены - дерево страдает.

Сборщики шишек уверяют, что колотушкой пользовались их деды и прадеды, «ранили» кедры, но те продолжали расти и плодоносить как ни в чем не бывало.

В прежние годы шишку «били» мощной колотушкой. Фото из архива нацпарка «Чикой».

В прежние годы шишку «били» мощной колотушкой. Фото из архива нацпарка «Чикой».

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

В сибирской тайге самые плодовитые деревья – самые побитые. Им, сказывают, лет по 200-300. Подозреваю, что и сейчас многие используют колотушку, но журналисту в том не признаются.

Дядя Саша занимается шишкованием с начала 2000-х годов.

Дядя Саша занимается шишкованием с начала 2000-х годов.

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

Удивительно, но добыча кедровой шишки идет почти круглый год – с начала сентября до середины мая. Зимой ее собирают специальными самодельными сетками-ковшами на длинных рукоятках. Видят в снегу лунку, черпают ковшом поглубже и достают шишку.

- Самая вкусная шишка - майская, - просвещает меня дядя Саша. - Самый вкусный орех – тот, что из-под снега. Когда он дозрел и сам упал. У такого маслянистость повышенная. Вот возьми свежий орех – у него ядро белое, незрелое, а зимой - желтое.

Собранный орех нужно обязательно освободить от шишки. Для этого рядом с зимовьем ставят шишкодробилку, которая за 7-10 минут перерабатывает 25-килограммовый мешок с шишками. 4 мешка шишек – один мешок орехов.

Таежная молотилка освобождает орех от шишки.

Таежная молотилка освобождает орех от шишки.

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

Конкретно

Конкретно

Фото: Дмитрий ПОЛУХИН

Житель Бичуры Андрей Просвиренников собирает шишки каждый год.

Житель Бичуры Андрей Просвиренников собирает шишки каждый год.

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

ШИШ С МЫШКОЙ

От Бичуры до Красного Чикоя – 150 км по плохой дороге. Это уже Забайкальский край. Я отправилась сюда, потому что чикойский орех считается деликатесом. Особенно его ценят китайцы за высокий выход масла. Многие местные жители шишковать едут на территорию нацпарка «Чикой», заранее получив разрешения на сбор. Директор Владимир Исаев говорит, что в этом году ажиотажа нет, потому как неурожай.

- Приедем в кедровник, сами убедитесь, - говорит он.

Болотоходы для тайги делают в Красноярском крае.

Болотоходы для тайги делают в Красноярском крае.

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

В кедровник мы едем на чудо-технике, называемой болотоход, колеса которого чуть ли не с меня ростом. За рулем госинспектор нацпарка Михаил Спиридонов. В служебной форме, подтянутый, спортивный мужчина с широкой улыбкой выглядит как герой голливудских блокбастеров. 15 лет прожил в Улан-Удэ, надоело, переехал в село!

- Устал, - говорит, - от шума, пробок и суеты. В деревне куда спокойнее.

Михаил с коллегами ловят на заповедной территории нарушителей. Я удивляюсь, как можно разглядеть браконьеров в тайге? Оказывается, современные беспилотники способны «увидеть» человека даже под кронами деревьев.

Путь в Чикойский кедровник еще сложнее, чем в Бичурский. После ночевки на лесном кордоне полдня взбираемся на хребет.

Таежный кордон «Оськин» - курорт для любителей лесного отдыха.

Таежный кордон «Оськин» - курорт для любителей лесного отдыха.

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

Болотоход не всегда оправдывает свое название, в одном из болот садится на кочку и, чавкая колесами, не может выбраться из трясины. Пришлось мужикам разматывать лебедку, чтобы вытянуть вездеход.

Еще одно болото, из которого болотоход пришлось тащить лебедкой.

Еще одно болото, из которого болотоход пришлось тащить лебедкой.

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

Подъем к кедрам чуть ли не вертикальный, в какой-то момент наша чудо-машина накренилась на левый бок и, приподняв колеса справа, прокатилась несколько метров. Страшно!

Кедровник встретил нас сказочной красотой и… абсолютным неурожаем. Прав был Исаев. Под ногами мне удалось увидеть одну лишь шишку, да и ту натужно тащила в норку маленькая лесная мышь.

Шишек в этом году в Чикойском районе нет. Местные кедровники ушли в отпуск.

Шишек в этом году в Чикойском районе нет. Местные кедровники ушли в отпуск.

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

ЖДАТЬ ЛУЧШЕЙ ЦЕНЫ

С началом сбора ореха активизируются и закупщики. Их в таежных районах хватает. По тому же Красному Чикою объявления развешаны чуть ли не на каждом столбе. Как правило, закупают орех местные жители, которых спонсируют покупатели, в основном, из Новосибирска, Москвы и Китая. Закупщик берет орех у сборщиков, загружает фуру в 20 тонн и отправляет заказчику. В урожайные годы по фуре в день уходит. Зарабатывают на объемах. Покупают кило ореха по одной цене, перепродают на 5-10 рублей дороже. Разницу себе в карман. Разумеется, никакой отчетности и налогов.

Объявление о покупке кедрового ореха.

Объявление о покупке кедрового ореха.

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

Прикинувшись сборщицей, обхожу красночикойских закупщиков в поисках сбыта.

- У меня 100 кило ореха, - говорю, - за сколько возьмете?

Называют цену в 380 рублей за кг.

- Не торопись, - советует один из местных сборщиков, он тоже приценивается. – На следующей неделе поднимется до 400, потому что урожая нет. А потом еще выше будет. Сможешь выгоднее продать.

Эту верную стратегию давно уж распознали все таежники. Мало кто торопится сразу после сбора сбыть орех. Хранить его можно весь год, потому есть время ждать лучшей цены.

КСТАТИ

Ни налогов, ни отходов

По данным Союза переработчиков «Национальный экоресурс», 90% собранного в Бурятии и Забайкалье кедрового ореха уходит в Китай. Там его быстро перерабатывают и экспортируют в США и Европу.

Но сколько всего ореха собирается в стране, не знает никто. Даже официальный Рослесинфорг явно занижает объемы, указывая почти 20 тысяч тонн за 2022 год. Бичурский заготовитель Юрий Михайлов присвистывает от удивления – сбор идет в разы больше. Ведь в стране официально считают только тот объем собранного ореха, который показывают в отчетности такие же, как он арендаторы. Частные сборы практически не контролируемы. Например, Михайлов отчитывается в налоговую за 20-25 тонн за сезон, еще за столько же соседний арендатор. А сколько собрал условный «дядя Саша», знает только он сам. Собрал, продал закупщику. Налоги? Нее, не слышали.

Вот уж кому не уйти от налогов, так это переработчикам. В Красном Чикое таковых два предприятия. На одном из них начальник цеха Александр Макаров провел мне экскурсию.

Начальник цеха Андрей Макаров рассказал, как перерабатывают кедровый орех.

Начальник цеха Андрей Макаров рассказал, как перерабатывают кедровый орех.

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

- Первым делом сушилка, - рассказывает он. – Засыпаем в нее 7,5 тонн ореха, 1,5 тонны (20% веса) уходят вместе с влагой. Если орех сильной сырой, то до 2,5 тонн высыхает. Сухую продукцию – на склад. После в калибровочный аппарат, он делит орех на три фракции – крупный, средний, мелкий.

«Рубашку» от ореха используют для наполнения подушек.

«Рубашку» от ореха используют для наполнения подушек.

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

Оттуда в жернов, который ломает скорлупу. Засыпаем в станок, отделяющий ядро. И снова сушилка на пару дней. Затем загружаем ядра в станок, который отделяет их от «рубашки» - тоненькой желтой оболочки. Дальше с помощью фотосепаратора сортируется чистое ядро. Его либо фасуем в вакуум, либо отправляем на масло. Из 15 кг ореха получается 7 литров масла и 1 кг жмыха.

Вот оно - настоящее золото тайги.

Вот оно - настоящее золото тайги.

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

За неделю в цехе обрабатывается тонна орехов. Можно было бы и больше, но все зависит от объема сырья и оборудования. Оно уже старенькое, нуждается в постоянном ремонте. Плюс два раза в месяц его нужно чистить. Производство безотходное. Скорлупу фасуют и продают, хозяйки делают на ней кедровые настойки. «Рубашки» - прекрасные экологичные наполнители для подушек. Жмых перемалывается в кедровую муку или пасту. Готовая продукция продается в местном магазине. Цены ниже, чем в городах. К примеру, бутылочка кедрового масла (250 мл) – 700 рублей, в Москве – 1400. Кило чистого ореха в вакууме – 1600 рублей, в аэропорту Улан-Удэ – 3000, в одном из сетевых столичных магазинов – почти 4000.

Местная чикойская продукция стоит дешевле, чем в городах.

Местная чикойская продукция стоит дешевле, чем в городах.

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

НА ЗАМЕТКУ

Занимательная орехметика

На срезе леса, то бишь у сборщика, килограмм ореха (без шишки) стоит в среднем 350 рублей. На прилавке магазина – в разы дороже. Почему? А давайте посчитаем.

Сдаем на заготпункт кило орехов. Там его сушат. При сушке теряются 20%. Следовательно, цена увеличивается до 420. Выход ореха из скорлупы составляет 30%. Цена – 1260. Это и есть производственная себестоимость. Правда, без учета амортизации станков, аренды, коммунальных платежей и зарплат сотрудникам.

И кедровое масло, и панты на меду, и чаговый чай - очень полезны для здоровья.

И кедровое масло, и панты на меду, и чаговый чай - очень полезны для здоровья.

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

Дальше орех едет в магазин и производитель начисляет на него обязательный налог на добавленную стоимость – 20%. Получаем - 1512. Про прибыль не забудем – хотя бы 15% - и вот уже 1738 рублей. Упаковка, фасовка, перевозка тоже стоят денег. Магазин накручивает свои 10 – 15%. Вот и получается 2000 рублей и дороже!

ВАЖНО!

Как пополнить бюджет

Намотавшись по тайге, первым делом спрашиваю председателя правления Иркутской Ассоциации «Дикоросы» и генерального директора компании «Дикая Сибирь» Александра Деева – почему бы не наладить промышленную высадку кедра в местах более доступных? Это ж сколько трудозатрат сэкономим!

- Идея классная! – отвечает Деев. – Но за такое возьмутся только энтузиасты, далекие от экономики. Плодоносный кедровник придется выращивать 25 лет. Это слишком большой период окупаемости. Сейчас на проект даже с семилетним периодом сложно найти инвестора. А вы на четверть века замахиваетесь! Инвесторам нужна прибыль в ближайшем будущем. За 25 лет в стране много чего может измениться - законодательство, экономическая ситуация и т.д. Кто будет рисковать долгосрочными вложениями? Никто. Вот если встроить кедр в лесовосстановление – сейчас высаживают, в основном, сосну. Вырубил на делянке деревья – посади определенное количество саженцев кедра. Тогда кедровников станет больше.

В Ассоциации 10 перерабатывающих предприятий, производящих примерно 350 наименований продукции из дикоросов – ягод, грибов, орехов и пр. «Дикая Сибирь» специализируется в том числе и на деликатесах – ягодные пюре с лекарственными травами, «ягорешки» - орешки в ягодном пюре. Я пробовала – это очень вкусно.

Продукция компании «Дикая Сибирь» - ягодные пюре и «ягорешки».

Продукция компании «Дикая Сибирь» - ягодные пюре и «ягорешки».

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

Для производства покупают в месяц около 100 кг ореха без скорлупы по цене от 1250 рублей за кило и выше. Предприятия, производящие масло, берут гораздо больше.

- В этом году правительство внесло кедровый орех на Дальнем Востоке в список стратегических товаров. Зачем? – спрашиваю Александра Деева.

- Это так называемое «узкое горлышко» нужно, чтобы отсечь мелких экспортеров и сделать систему прозрачнее, - ответил эксперт. - Останутся только крупные поставщики. Например, арендатор заготовил орех, продал в Китай крупную партию с оформленными документами и вывез ее, оплатив и налоги, и таможенные пошлины. Это исключит из цепочки перекупщиков, которые зарабатывают за счет перепродаж. К слову, Китай тоже за прозрачность. С недавних пор предприятия, заинтересованные в поставках кедровых орехов в Китай, должны пройти процедуру регистрации в системе единого окна Главного таможенного управления КНР - электронной системе CIFER.

Что касается более продуктивного сбора налогов от дикороссов, то тут цифровизация в помощь. Александру Дееву и его коллегам удалось внедрить платформу «Лесовик», где могут зарегистрироваться и заготовитель (юрлицо или частник), и переработчик. И не нужно мне, например, со своими 100 кг орехов бегать по закупщикам. Зашла в систему и нашла выгодное предложение. Здесь же оформила сертификат, необходимые документы, заключила сделку и продала.

- И обязательно нужно увеличивать переработку внутри заготовительных районов, - добавляет Деев. – Тогда местные сборщики будут сдавать продукцию своим же предприятиям. А те заплатят НДС в региональный бюджет. Это всем пойдет только на пользу.

Автор благодарит за помощь в подготовке материала Федеральное агентство лесного хозяйства Республики Бурятия и Национальный парк «Чикой».

КОММЕНТАРИЙ ВРАЧА

В чем польза?

Врач-эндокринолог Зухра Павлова:

- Если говорить о пользе орехов, то хочется начать с того, что это, прежде всего, эмоциональное удовольствие. Кедровые орешки – это очень вкусно! И полезно. Они содержат многие необходимые микроэлементы: железо, марганец, цинк, магний, кобальт, молибден и т.д. Как в любых маслосодержащих продуктах в них есть витамины групп А, Е, К.

А – улучшает зрение и укрепляет барьерный иммунитет.

К – активный участник системы свертывания крови, функционирования костной и мышечной тканей.

Е – один из лучших антиоксидантов для организма.

Но! Орехи - это энергетическая бомба, поэтому есть их чашками нельзя. В 100 граммах орехов – 600-700 каллорий. Ими невозможно насытиться, потому что 100 г – это небольшая горстка. Поэтому если вы не хотите навредить себе, ешьте по 20-30 г орехов в день. Этого будет достаточно.