Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+18°
Boom metrics
Общество27 февраля 2024 12:51

Яркие краски вместо белого безмолвия: Как художники исследовали Арктику и показали ее всему миру

Проект «Искусство в экспедиции» рассказывает об удивительных судьбах художников - первооткрывателей северных земель
Художник Александр Борисов вморозил свою яхту «Мечта» в лёд у берегов Новой Земли - и писал её с натуры. Автор фото: Пресс-служба проекта «Исследователь и художник. Искусство в экспедиции»

Художник Александр Борисов вморозил свою яхту «Мечта» в лёд у берегов Новой Земли - и писал её с натуры. Автор фото: Пресс-служба проекта «Исследователь и художник. Искусство в экспедиции»

«Север своей красотой венчает Земной шар» - самое точное, пожалуй, описание пейзажей Арктики и чувств, которые они вызывают у путешественника. Принадлежит оно архангельскому художнику Степану Писахову, участнику множества экспедиций на архипелаг Новая Земля. Даже в Риме, восхищаясь шедеврами Микеланджело, Писахов сравнивает гения эпохи Возрождения с …арктическими островами: «Чудятся в нем громадные, обнявшие столетия мысли, как на Новой Земле».

Несколько картин Степана Писахова сейчас можно увидеть в Москве, в Старом Английском дворе парка «Зарядье». Это одно из пространств проекта «Художник и исследователь. Искусство в экспедиции», который проходит при поддержке «Норникеля». Там же - полярные пейзажи Александра Борисова, построившего художественную мастерскую на Новой Земле, Николая Пинегина, сделавшего первые цветные фото Арктики, Тыко Вылки, ненецкого художника, сопровождавшего экспедиции Седова и Русанова.

Василий Ватагин, чьи работы представлены Дарвиновском музее, был зоологом и известнейшим художником-анималистом. Это его «Белухи». Автор фото: Пресс-служба проекта «Исследователь и художник. Искусство в экспедиции»

Василий Ватагин, чьи работы представлены Дарвиновском музее, был зоологом и известнейшим художником-анималистом. Это его «Белухи». Автор фото: Пресс-служба проекта «Исследователь и художник. Искусство в экспедиции»

Глядя на писаховскую пламенеющую камнеломку и бирюзу борисовских льдов, я как будто снова оказываюсь в Арктике. Вспоминаю Мыс Желания. Самый северный краешек Новой Земли. Дальше - только Северный Полюс. Здесь встречаются два моря, Баренцево и Карское. И есть особый ритуал: надо встать на край мыса, раскинуть руки - одна над Карским морем, другая над Баренцевым - и загадать желание. Что я и сделала в экспедиции «Арктического плавучего университета» (этот научно-образовательный проект уже много лет поддерживает «Норникель»).

И мыс Желания тут же исполнил мечту. На борт научно-исследовательского судна я взяла краски. И впервые достала их именно на мысе Желания, хотя ветер рвал бумагу из рук. Желание сбылось, арктический пленэр состоялся!

ВСТРЕЧА НАУКИ И ИСКУССТВА

Вообще, в Арктике, при всех ее бескрайних просторах, все время присутствует ощущение встречи. Проект «Искусство в экспедиции» - по сути, про такие встречи. Маршруты современных научных экспедиций пересекаются с путями великих полярников прошлого. Наука встречается с бизнесом, осваивающим природные богатства. Красота природы - с искусством, осмысливающим эту красоту.

- Ничего невероятного в связи науки с искусством нет. Еще в эпоху Возрождения художник заявляет о себе как мыслитель и исследователь, разрушает границу между техническим и художественным творчеством, - объясняет куратор проекта Кирилл Гаврилин, заведующий кафедрой истории искусств и гуманитарных наук Университета им. С.Г. Строганова.

Куратор проекта Кирилл Гаврилин считает, что настоящий художник - это и мыслитель, и исследователь. Автор фото: Пресс-служба проекта «Исследователь и художник. Искусство в экспедиции»

Куратор проекта Кирилл Гаврилин считает, что настоящий художник - это и мыслитель, и исследователь. Автор фото: Пресс-служба проекта «Исследователь и художник. Искусство в экспедиции»

На выставке в Старом Английском дворе вы узнаете, например, о неожиданной встрече Малевича и его «Черного квадрата» с народным искусством нганасанов, коренных жителей Таймыра.

В Заповедном посольстве «Зарядья» выставлены работы современных художников, работающих в жанре Science Art.

Современные художники, работающие в жанре Science Art, показывают свое видение культуры и природы Арктики

Современные художники, работающие в жанре Science Art, показывают свое видение культуры и природы Арктики

Фото: Юлия СМИРНОВА

В выставочном зале Строгановского университета в центре внимания - связь искусства с экологией.

В Дарвиновском музее хранятся полевые дневники и рисунки зоологов и экологов, многие из которых были художниками. Как яркий пример - морской биолог Николай Кондаков, участник экспедиций к Северной Земле, в Берингово и Чукотское моря, опускался на дно в водолазном скафандре и писал под водой масляными красками! А еще в музее можно пройти «Маршрутами Урванцева» в интерактивной игре от Музея Норильска. Николай Урванцев руководил геолого-разведочными работами и составил первую геологическую карту Таймыра.

ХОТИМ СДЕЛАТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ КРАСИВЫМИ

В чем ценность науки для художника? Что дает исследователям участие художников в экспедициях? Смотрят ли ученые на Арктику не только как на предмет изучения, но и как на произведение искусства и источник вдохновения?

Давайте посмотрим на примерах Александра Борисова и Николая Пинегина. И узнаем мнение учёных, исследующих Арктику в XXI веке.

- Наука по определению является частью культуры. Она сродни и спорту, и искусству. Наша главная задача - открыть что-то новое. Но мы хотим это сделать первыми и сделать это красиво. И стараемся наши исследования делать красивыми в научном плане, чтобы международная научная общественность ими восхищалась, - говорит биолог Михаил Гладышев, член-корреспондент РАН, изучающий биоразнообразие в Большой научной экспедиции «Норникеля» и Сибирского отделения РАН на Таймыре, Кольском полуострове и в Забайкалье.

Научные исследования должны быть красивыми, уверен член-корреспондент РАН Михаил Гладышев. Автор фото: Пресс-служба проекта «Исследователь и художник. Искусство в экспедиции»

Научные исследования должны быть красивыми, уверен член-корреспондент РАН Михаил Гладышев. Автор фото: Пресс-служба проекта «Исследователь и художник. Искусство в экспедиции»

- Наука очень близка к искусству, в ней много вдохновения и красоты, - считает Александр Осадчиев, доктор наук, ведущий научный сотрудник Института океанологии РАН и главный научный сотрудник МФТИ, открывший лекционную программу проекта рассказом о том, как устроена жизнь в современных морских экспедициях (расписание лекций и записи уже прошедших - на сайте artexpedition.ru).

Океанолог Александр Осадчиев рассказал, как сейчас совершаются научные открытия в морских экспедициях. Автор фото: Пресс-служба проекта «Исследователь и художник. Искусство в экспедиции»

Океанолог Александр Осадчиев рассказал, как сейчас совершаются научные открытия в морских экспедициях. Автор фото: Пресс-служба проекта «Исследователь и художник. Искусство в экспедиции»

- Я очень много фотографирую. И еще пишу книги. Планирую выпустить сборник рассказов, и там будут зарисовки из района, где проходила Большая научная экспедиция, - поделился Виктор Глупов, член-корреспондент РАН, директор Института систематики и экологии животных Сибирского отделения РАН.

БОРИСОВ. КАРТИНЫ, ОТ КОТОРЫХ ХОЛОДНО

«Какая страшная ошибка искать французских тонов, когда здесь такая прелесть», - это Савва Мамонтов говорит об Архангельске и Северной Двине. А цитирует его в лекции об Александре Алексеевиче Борисове (1866 - 1934) заведующий Музеем художественного освоения Арктики имени Борисова в Архангельске Иван Катышев.

Льды на картинах Борисова имеют множество тонких оттенков («Карское море. Вид Новой Земли». 1901 год). Автор фото: Пресс-служба проекта «Исследователь и художник. Искусство в экспедиции»

Льды на картинах Борисова имеют множество тонких оттенков («Карское море. Вид Новой Земли». 1901 год). Автор фото: Пресс-служба проекта «Исследователь и художник. Искусство в экспедиции»

Поездка с Саввой Мамонтовым на Кольский полуостров была первой экспедицией для Борисова, тогда ещё студента Академии художеств. Борисов северянин, для него Заполярье - вовсе не экзотика, как для столичных художников.

- Борисов - плоть от плоти Крайнего Севера. Он показывает то, в чем он живет, - рассказывает Иван Катышев. - Первым учителем его в академии был Иван Иванович Шишкин, создатель русской пейзажной живописи. Что дает Шишкин Борисову? Натуралистичный рисунок. Когда Борисов пишет пейзаж «Старый лес», рядом ходит студент-ботаник и рассказывает, что за сосну он изображает, какие шишки на ней растут, каким мхом она покрывается… Микеланджело ведь не зря изучал анатомию! Формы мало, надо понять, как предмет функционирует. И Борисов это в течение всей жизни использует.

Иван Катышев, директор Музея художественного освоения Арктики, мечтает красиво отметить 160-летние художника

Иван Катышев, директор Музея художественного освоения Арктики, мечтает красиво отметить 160-летние художника

Фото: Юлия СМИРНОВА

Учился Борисов и у Архипа Ивановича Куинджи, не только великого художника, но и химика, друга Менделеева.

- Бирюза - один из главных цветов Борисова, он ее использует для изображения прозрачного льда. Я задал вопрос гляциологам - почему лёд бирюзовый? Оказывается, такой спектр дает свет при прохождении через чистую замороженную воду! Ледники Борисова - это гляциология. Он понимает, как формируется лёд, как возникают айсберги, - восхищается научным подходом живописца Иван Катышев.

Льды могут быть бирюзовыми и даже синими!

Льды могут быть бирюзовыми и даже синими!

Фото: Юлия СМИРНОВА

В 1896 году Александр Борисов участвует в астрономической экспедиции Казанского университета на Новую Землю, чтобы зафиксировать солнечное затмение. Кто, как не ученик Куинджи, может написать такое явление? И у него появляется мечта - построить себе дом на Новой Земле. Для тренировки он отправляется с ненцами в тундру. И тоже рисует:

- Рисунок «Мой обоз во время переезда» - научная этнографическая иллюстрация. Я точно могу сказать, что здесь изображены хозяйские нарты - на них синяя малица хозяина, священные нарты с семью перекладинами, - поясняет Катышев.

В морских научных экспедициях XXI века ученые тоже смотрят на Арктику как на произведение искусства

В морских научных экспедициях XXI века ученые тоже смотрят на Арктику как на произведение искусства

Фото: Юлия СМИРНОВА

Для своих полярных экспедиций Борисов строит яхту «Мечта». Вмороженную в лед новоземельского пролива Маточкин Шар яхту кисти Борисова можно увидеть в Старом Английском дворе.

- Борисов первым пишет Арктику на пленэре в цвете. Загустевшие краски, задубевшие кисти, замерзшие руки… Разводил краски скипидаром - использовал приемы Куинджи, - впечатляет деталями Иван Катышев. - Также он берет на себя целый спектр научных наблюдений - за температурой, давлением, магнитным полем, высотой снега, направлением и силой ветра. Доходит он, допустим, до залива Чикина. И видит мыс. Наносит его на карту и дает имя - мыс Репина. Видит гигантский ледник, до сих пор не описанный. Будет ледник Витте! А еще ледник Третьякова, мыс Шишкина, мыс Куинджи… Так что Борисов внес вклад и в картографию.

Сейчас имя Борисова незаслуженно забыто. А в начале XX века гремело на весь мир:

- Его выставки имели оглушительный успех в Вене, Праге, Берлине, Париже, Лондоне, Вашингтоне. Глядя на картину «В области вечного льда», посетители говорили, что им холодно! В это время встаёт вопрос о государственной принадлежности арктических территорий. И Борисов выступает образцом мягкой силы. Он показывает российскую Арктику президенту США Рузвельту. В Париже его выставку посещает президент Франции, в Лондоне - король Великобритании, - перечисляет Катышев.

Как можно назвать Арктику белой, если даже на самом севере Новой Земле столько цветов!

Как можно назвать Арктику белой, если даже на самом севере Новой Земле столько цветов!

Фото: Юлия СМИРНОВА

Через два года у Борисова юбилей, 160 лет со дня рождения. Хороший повод вернуть ему славу первооткрывателя:

- Он открыл Арктику - впервые визуализировал ее и для россиян, и для европейцев, - подчёркивает Константин Гаврилин.

ПИНЕГИН. АРКТИКА В ЦВЕТЕ

- Практически все экспедиции начала XX века берут с собой фотографов и художников - людей, которые могут зафиксировать достижения. Это важная часть работы, отчитаться о результатах экспедиции, - обратил внимание на еще одну роль художника Евгений Тенетов, директор Северного морского музея в Архангельске, в своей лекции о Николае Васильевиче Пинегине (1883 - 1940).

Евгений Тенетов, директор Северного Морского музея в Архангельске, сравнил Николая Пинегина с человеком эпохи Возрождения. Автор фото: Пресс-служба проекта «Исследователь и художник. Искусство в экспедиции»

Евгений Тенетов, директор Северного Морского музея в Архангельске, сравнил Николая Пинегина с человеком эпохи Возрождения. Автор фото: Пресс-служба проекта «Исследователь и художник. Искусство в экспедиции»

Тенетов сравнивает Пинегина с человеком эпохи Возрождения. Художник, окончивший Академию Штиглица, фотограф, кинооператор, исследователь, создатель Музея Арктики и Антарктики. Николай Пинегин участвовал в легендарной экспедиции Георгия Седова к Северному полюсу в 1912 - 1914 годах. Им были сделаны первые цветные фотографии Русской Арктики. Коллекция из 105 диапозитивов хранится в Северном Морском музее.

Фото шхуны Седова «Святой Фока», сделанное Николаем Пинегиным в экспедиции 1912 - 1914 годов, - одна из первых цветных фотографий Арктики. Автор фото: Пресс-служба проекта «Исследователь и художник. Искусство в экспедиции»

Фото шхуны Седова «Святой Фока», сделанное Николаем Пинегиным в экспедиции 1912 - 1914 годов, - одна из первых цветных фотографий Арктики. Автор фото: Пресс-служба проекта «Исследователь и художник. Искусство в экспедиции»

- Проявлял их Пинегин прямо там, в Арктике. Мы знаем, какие реагенты он замешивал, сохранились формулы. Фотографировал не для забавы, а для отчета - есть кадры замеров льда, взятия проб воды, - рассказывает Тенетов. - Пинегин как художник выстраивал композицию, чтобы показать мощь и многоцветность Арктики. На одном из фото пещера на острове Берха красная. Недавно там побывал фотограф национального парка «Русская Арктика» Николай Гернет - да, у пещеры действительно красный оттенок при определенном освещении! У нас в музее есть картина Пинегина, где ледоколы идут через торосы ярко-синего цвета. Человеку, никогда не бывавшему в Арктике, это кажется фантазийным подходом. Но полярники подтверждают: бывают моменты, когда лед выглядит ярко-синим. Вообще, «белое безмолвие» - это не про Арктику. Это и Писахов, и Борисов, и Пинегин своей живописью старались подчеркнуть.

…И тут я снова из Зарядья переношусь в Северный Ледовитый океан, где не борту научно-экспедиционного судна мы с учёными «Арктического плавучего университета» говорили о том, какого цвета Арктика. Для географа из Северного (Арктического) федерального университета Людмилы Драчковой - акварельно жёлтая, как полярный мак. Для геолога из Института Карпинского Артема Шманяка - бледно-бирюзовая, как лёд. Для микробиолога из Института экспериментальной медицины Артемия Гончарова - серо-зелёная, как летняя тундра. Никакого белого безмолвия. В этом ученые согласны с художниками.