Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+18°
Boom metrics
Политика1 марта 2024 12:00

«Шел в президенты, чтобы у народа и трусы не сняли»

Как на самом деле развалился Советский Союз и можно ли было его спасти - Николай Рыжков рассказал обозревателю «КП» еще накануне своего 80-летия в 2009 году
На трибуне Мавзолея (слева направо): Михаил Горбачев, не сделавший перестройку, министр иностранных дел Андрей Громыко и Николай Рыжков. Фото: Юрий АБРАМОЧКИН/РИА Новости

На трибуне Мавзолея (слева направо): Михаил Горбачев, не сделавший перестройку, министр иностранных дел Андрей Громыко и Николай Рыжков. Фото: Юрий АБРАМОЧКИН/РИА Новости

- Николай Иванович, а вы меня помните? Я у вас работал в предвыборном штабе летом 1991-го, когда вы шли в Президенты России.

- А-а! Вот вспомнил.

- Неужели вы всерьез думали переиграть Ельцина?

- Я понимал, что надежды мало. Меня полоскали как могли. Говорили: «Рыжков - такой-сякой, бревно на пути к светлому будущему, а вот Ельцин обещает вывести страну из хаоса за 500 дней и ночей». Но это был последний шанс для меня сказать народу: остановитесь, что вы творите, неужели не видите, куда вас тащат?

Кажется, в Башкирии в полном зале народа один меня спрашивает: «Слушай, Рыжков, ты чего мешаешь Ельцину? Ты уже довел страну до того, что у меня даже носков нет!» Я ответил: «Иду на выборы, чтобы у вас и трусы не сняли».

- Как зал отреагировал?

- Хохот стоял!

«УПРАВЛЯТЬ В СССР БЫЛО УЖЕ НЕЧЕМ»

- Что ж вы не спасали страну, когда были премьером?

- Она неуправляемая была уже в 90-м году.

- А мы-то думали: вы там - управляете...

- Я пытался. Но 90-й год - это безвластие. Горбачев власть уже потерял, Ельцин еще не подобрал.

В конце 90-го я сказал Горбачеву, что ухожу в отставку. Объяснил: «Я категорически не согласен с экономической моделью, которая навязана Ельциным, Явлинским, а вы их поддерживаете. Это же страшно, что они предлагают! Это разгром страны!»

В январе 91-го, когда я лежал в больнице после инфаркта, Горбачев приехал ко мне: «Слушай, у тебя чаю можно попить? Я не обедал сегодня». Ну сестричка принесла тарелку бутербродов.

- С икрой?

- Да ну... С колбасой. Горбачев говорит: «Что будем делать с твоей работой?» Говорю: «Я ухожу». Он: «Как смотришь на Павлова Валентина на твое место?» Павлов Минфином тогда руководил. Я говорю: «Валентин - хороший финансист. Но реальной экономики не знает. Я с ним работал в Госплане. Он держится, держится, а как поддаст - так на несколько дней. Для премьера увлекаться этим делом, знаете…»

- А вы сами-то не пили?

- Нет. Я за пять лет в своем кабинете рюмки не выпил. А здесь через пару дней сестричка говорит: «Николай Иванович, вы уже не председатель Совмина». - «А кто председатель?» - «Павлов».

- Он же «Павловскую реформу» сразу провел! Деньги у народа отнял! А потом поддержал ГКЧП. Говорят, они там тоже выпивали.

- Я не был, не знаю.

- А СССР можно было сохранить?

- В 91-м было уже невозможно. А вот где-то в 88-м, в 89-м - еще можно было. Один был выход у Горбачева, но он струсил.

- Какой выход?

- Помните, Войцех Ярузельский в 81-м ввел в Польше военное положение?

- Но это то же, что и ГКЧП!

- Нет. Ярузельский не свергал законную власть. Он пошел на решительные меры и сохранил Польшу. Так можно было и у нас...

С Фиделем Кастро. Закладывать никелевый завод на Кубе куда легче, чем реформировать экономику СССР. Фото: Юрий СОМОВ/РИА Новости

С Фиделем Кастро. Закладывать никелевый завод на Кубе куда легче, чем реформировать экономику СССР. Фото: Юрий СОМОВ/РИА Новости

«Я ПРЕДЛАГАЛ ГОРБАЧЕВУ УЙТИ»

- Если вы видели, что Горбачев ведет страну «не туда», могли бы его отставить?

- Мы уже видели, что чем больше Горбачева восхваляли на Западе: «Горби! Горби!» - тем хуже к нему относился народ у нас. Незадолго до XXVIII съезда КПСС, летом 90-го, уже в ЦК стали высказывать мысль, что надо заменить руководство. Горбачева сделать почетным председателем партии. И просили меня ему об этом сказать.

Я звоню: «Михаил Сергеевич, изберем нового генсека, а вы останетесь, как знамя… Может, это как-то успокоит народ». Он: «Да, я знаю…»

- Я про это не слышал.

- Откуда вы могли слышать? Я никому это не рассказывал. Горбачев говорит: «Ну что же… Есть резон».

А на следующее утро звонит мне с визгом: «Слушай, ты что мне предлагаешь, почетным каким-то? Я против! Вы меня сбрасываете!» Нервозный такой разговор…

- А если бы Горбачев согласился? Рыжков бы возглавил страну?

- Всякие были варианты. Мог и Рыжков… В то время уже не за погонами гнались. Надо было спасать страну. Это в 85-м каждый примерял погоны. А здесь уже - ой-ой!

ДОРОГА К ХРАМУ

- Николай Иванович, как будете отмечать юбилей?

- Поеду на Прохоровское поле, мы там храм построили, внутри на стенах - имена восьми тысяч погибших.

- Вы, член Политбюро, теперь в Бога уверовали?

- Это сложный вопрос. Когда Патриарх Алексий II увидел наш храм, он спросил меня: «Николай Иванович, вы где?» В смысле в отношении к религии. Говорю: «Я пока там, за церковной оградой». Он: «Ничего, двигайтесь. Вы благое дело сделали». Через пять лет снова встречаемся. «Николай Иванович, а где же вы сейчас?» - «Да я уже пересек ограду, - отвечаю. - Уже к храму подошел». «О-о, - говорит патриарх. - Это хорошо. Двигайтесь дальше...»

На 95-м году жизни не стало Николая Рыжкова - премьер-министра СССР, пытавшегося спасти страну.