Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+10°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
2 марта 2024 0:00

Чтобы быть ближе к любимым: Жены мобилизованных переезжают жить на Донбасс вслед за мужьями

Военкор Коц: Жены российских бойцов СВО переезжают за ними на Донбасс
Елена - прошлым летом тоже приехала на несколько дней повидаться с супругом. А теперь с дочкой живет в одном из городков ДНР, считая дни до короткого увольнения мужа.

Елена - прошлым летом тоже приехала на несколько дней повидаться с супругом. А теперь с дочкой живет в одном из городков ДНР, считая дни до короткого увольнения мужа.

Фото: Личный архив

- Ты в Донецке в воскресенье будешь? - написал знакомый офицер, не вылезающий с передовой. - С женой познакомлю.

- А что она-то тут делает?

- В гости приехала, уже второй раз, меня на выходные отпускают.

Это что-то новенькое, отметил я про себя, - в гости на войну. Донецк, конечно, не пылающая передовая, но здесь буквально ежедневно гибнут люди. И надо иметь крепкие нервы (и очень любить своего мужа), чтобы, насмотревшись сюжетов об обстрелах, приехать в прифронтовой город.

СОБИРАЛИСЬ В ТЕАТР, А ПОЕХАЛИ НА ВОКЗАЛ

Собственно, с таких коротких визитов и начинается новая жизнь у целых семей. Моя новая знакомая - Елена - прошлым летом тоже приехала на несколько дней повидаться с супругом. А теперь с дочкой живет в одном из городков ДНР, считая дни до короткого увольнения мужа.

Мы встречаемся в центре в солнечный день, который, впрочем, до костей пронизывает ледяным ветром. Маленькая Вера Евгеньевна, облаченная в зимнюю «экипировку» уверенно топает по мостовой, держа маму за руку. И деловито рассуждает, что неплохо было бы прогуляться до детской площадки. Я не возражаю.

Вообще-то у ее папы была возможность «откосить» - он работал в Новокузнецке на оборонном заводе, но Евгений сразу решил, что если придет повестка, прикрываться бронью не станет. 26 сентября 2022 года получил вызов в военкомат, а 27-го уехал.

- Мы в театр с мужем собирались в тот день, - вспоминает сегодня Елена. - А поехали на вокзал. Сначала их в Омск отправили, мы с дочкой и туда ездили. А с мая прошлого года он здесь.

Летом Елена навещала мужа одна. Тогда и решила, что пора переезжать.

- Непонятно же, когда кончится, - объясняет она. - Дочь меняется, он скучает. Ему легче, пока мы здесь. Мне легче.

- А как в быту? Вы одна в незнакомом месте…

- Росла в деревне, все умею, все могу. Его всегда бесила эта фраза: я все сама сделаю. А тут он уехал, и чего-то не все могу, оказывается. У нас дом частный. Поэтому без мужа в принципе тяжело очень.

НЕ ЗА СЕБЯ СТРАШНО - ЗА МУЖА

Елена и Евгений - с Алтая. Вместе учились в педагогическом колледже в Бийске: он - на отделении физкультуры, она - на начальных классах. За год до выпуска познакомились. Он уже и в армию успел сходить: «Здорово, - подумала Лена, - ждать не придется». Потом вместе работали, получали высшее педагогическое, а когда поняли, что семья станет на человека больше, переехали в Новокузнецк, где всего полтора года назад купили дом.

Елена и Евгений родом с Алтая. Вместе учились в педагогическом колледже в Бийске.

Елена и Евгений родом с Алтая. Вместе учились в педагогическом колледже в Бийске.

Фото: Личный архив

- Чем-то пришлось пожертвовать, когда решили отправиться сюда?

- К доставкам за последний год очень привыкла, потому что с ребенком особо по магазинам не подходишь, начинается: купи, купи, купи. Здесь надо идти в магазин, тащиться с пакетами. А так… Больше приобрели - к папе ближе приехали. Ребенок опять меняться начал. В лучшую сторону.

- Чем?

- Она у нас папина дочка. Слово «мама» появилось только после того, как отец уехал. Тогда началось это бесконечное «мам», «мам», «мам». Она стала капризной, плаксивой. Здесь все возвращается на круги своя. Она становится спокойной, усидчивой. И здесь цель - папа приедет на выходные, мы ему покажем, какие буквы выучили.

- Вера, нравится здесь, в Донбассе? - спрашиваю девчушку с огромными глазами.

Ей быстро надоели давно не крашенные качели и мерзлый песок в песочнице.

- Нравится.

- В садике не обижают?

- Нет.

- А еще куда ходишь?

- На гимнастику и в бассейн.

Елена признается, что не сильно следила за происходящим на Украине. Хотя новости читали, да и знакомых много поехало воевать - кто-то изначально был военным, кто-то добровольцем. Так что в целом ситуацию представляли. Но представлять - это одно, а жить в этой действительности - совершенно другое. Особенно, когда прилетает. Здесь это случается не часто, но ПВО работает регулярно.

- Страшно даже не то, что сюда может что-то прилететь, собрать вещи и уехать можно в принципе в любой момент. Здесь вон перевозчики по всей России катают, - признается Елена. - Страшно, что там с ним что-то может произойти. Поэтому этот страх, в принципе, что дома был, что здесь - он никуда не девается. Но здесь спокойней, хотя вроде прифронтовой город…

КАК ЭТО НОВЫЙ ГОД И БЕЗ СНЕГА?

Елена не первая, кто приехал в этот городок за супругом. Пионером была Любовь из Кемеровской области. Это она вместе с двумя детьми протоптала дорожку из Сибири в Донбасс. Кстати, на родине и Люба, и ее супруг Анатолий работали на угольном разрезе. Он - водителем погрузчика, она - в службе безопасности. Познакомились еще в школе, но там не замечали друг друга. Спустя много лет увиделись на встрече выпускников и закрутилось.

- Выходили замуж вы, конечно, не за военного...

- Нет, подождите. Как раз за военного. Мы уже здесь расписались, - смеется Люба.

На разведку он приехала в Донбасс в мае прошлого года. Сначала одна, без детей. И поняла, что тут не так уж и плохо. Вернулась домой и начала штудировать местные интернет-паблики - о школах, поликлиниках, садиках, об обстановке… В итоге решилась.

- Страшно было, если честно, поначалу выходить на улицу. Потому что шумно было, ПВО срабатывало.

Анатолий и Люба работали на сибирском угольном разрезе.

Анатолий и Люба работали на сибирском угольном разрезе.

Фото: Личный архив

- Дети пугались?

- Нет, у нас в Кемеровской области постоянно уголь взрывали на шахтах. Похожие звуки. Так же дребезжали окна дома. Иногда говорят: о, гром. Я им не говорю, что это на самом деле, конечно.

- Не жалуются на новые условия?

- Первое время не понимали, что за зима такая: у нас в Сибири снега же по уши, морозы. А тут Новый год и без снега. Они до сих пор не понимают, как такая зима может быть. А в целом им нравится здесь.

- С папой часто видятся?

- Сейчас - да, их на ротацию вывели. Когда каждый день, когда раз в два, в три дня приезжает.

- А как родственники в Кемерово отнеслись к вашему решению?

- Без энтузиазма, конечно. Даже мама. Скандалили с ней сильно. «Как ты поедешь на войну с детьми? Езжай одна, если хочешь, оставляй детей, вернешься потом через время». А в итоге мама сама здесь. Приехала в гости и через неделю нашла дом.

Анатолий, Любовь и их дочка.

Анатолий, Любовь и их дочка.

Фото: Личный архив

«ЗАЧЕМ МНЕ КОРОВА? ТЕПЕРЬ НОВАЯ ЖИЗНЬ»

- Действительно, всякое говорила, - признается сегодня Ирина, мать Любы.

Мы встретились в местном парке, присели на скамейки под раскидистыми елями. Фоном динамики выдавали что-то патриотическое из современного:

«Мама, ну как дела в краю степей и териконов?

Я слышал что пришли враги на нашу землю и хотят всех уничтожить поскорей....

Мама, здесь каждый город с детства мне знакомый

Дружковка, Славянск, Краматорск

теперь на лентах новостей,

Донбасс спасай своих детей».

Ирина приехала вслед за дочкой. А в итоге теперь сама жена воюющего мужа. Он еще до объявления мобилизации все порывался пойти в военкомат.

- Я говорю: «Ой, да сиди ты». А когда объявили мобилизацию, он сразу: «Я пойду». Пыталась сначала отговаривать. Бесполезно. Поехали вместе в военкомат. Воевал в ЛНР, но потом его комиссовали по здоровью.

Ирина приехала вслед за дочкой. А в итоге теперь сама жена воюющего мужа.

Ирина приехала вслед за дочкой. А в итоге теперь сама жена воюющего мужа.

Фото: Личный архив

Тогда Ирина с супругом приехали на Донбасс к дочери и остались. Он устроился на завод. А потом…

- А потом все: «Хочу на фронт». Сколько опять отговаривала. Мы ездили, наверное, около месяца почти каждый день в военкомат. С его категорией годности брать не хотели. Но в итоге с 1 ноября заключил контракт. Сейчас где-то на Угледарском направлении воюет. Уже 18 дней нет с ним связи.

- Какие были первые впечатления после переезда?

- Люди намного добрее, мне кажется, здесь. Попроще. И это многое сглаживает. Сейчас мы уже привыкли, покупаем домик. Решили остаться. Сын в школу здесь пошел.

- А ваша жизнь сильно изменилась?

- Конечно! Там я коров держала, жила по расписанию. А тут всю зиму от скуки с ума сходила. Я привыкла жить по часам: утро, обед, вечер. Но я бы не сказала, что та жизнь была лучше или хуже. Просто это разные жизни, и все. Мне знакомые из Кемеровской области пишут: корову уже купила? Я говорю: «Да отстаньте вы от меня. Здесь море рядом. Зачем мне корова? Опять привязанной быть, как те семь лет, которые я жила?» Все, теперь новая жизнь.

«МОЯ ЗАДАЧА - ПОДДЕРЖИВАТЬ МУЖА»

Новую жизнь в Донбассе начали и Кристина, приехавшая из Новокузнецка вслед за мужем Вячеславом (пара ждет ребенка), и Ксения из Красноярска - мать четверых детей, и Алена Анатольевна из Омска, которая захотела быть ближе к сыну…

Кто-то называет этот переезд временным, кто-то планирует пустить корни. Но они точно не считают свой выбор жертвой. Бросить все и переехать из Сибири в воюющий Донбасс? Легко! Для них это абсолютно естественно и геройством они это не считают. Без всяких госпрограмм, без какой-либо экономической поддержки. А ведь снимать жилье сегодня в Донбассе - удовольствие не из дешевых: однушку с «бабушкиным» ремонтом посуточно - по 5 тысяч рублей. Если повезет, за 30 тысяч снимешь на месяц.

Да, пришлось ко многому привыкать. И обветшалый фонд ЖКХ, и невзрачность промышленных городков. В воюющей республике не всегда хватает средств на детские площадки, ремонт в школах и садиках и электронные очереди в поликлиниках. Вместо супермаркетов - городской рынок, вместо развлекательных центров - бесплатные спортивные секции. Но все это компенсируется близостью к любимому человеку, за которым русская женщина готова ехать хоть на край света.

При этом есть опасность, что мужа перебросят на другое направление и нет никакой ясности, сколько придется жить новой жизнью.

- Вы знаете, мне уже даже не важно, сколько, - призналась мне одна из жен мобилизованных, когда я выключил камеру. - Мы же все понимаем, что они уже опытные военные, которые способны выполнять самые сложные задачи. И с точки зрения командования, они принесут пользу на фронте больше, чем «зеленые» новобранцы. Я с этой мыслью смирилась. И теперь моя задача — поддержать мужа. Сколько бы на это ни потребовалось времени.

*Автор выражает благодарность журналисту Дмитрию Куликову за содействие при подготовке материала.

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Бабушка Пелагея в 94 года вяжет носки бойцам СВО: послушайте невероятную историю.