Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+1°
Boom metrics
Экономика1 ноября 2023 14:27

Себе дороже

Почему топливный демпфер всего через месяц вернули на прежний уровень

Фото: Shutterstock

Топливный демпфер используется в России для регулирования цен на нефтепродукты. Это, по сути, частичный возврат налоговых выплат нефтяников для того, чтобы уравнять прибыльность продажи горючего внутри страны и при экспорте. Механизм позволяет сглаживать колебания цен на нефть и обеспечивает стабильность поставок топлива на АЗС.

С подачи Минфина с 1 сентября демпфер был сокращен вдвое, чтобы обеспечить дополнительные доходы бюджета. Выплаты были уменьшены в соответствии с федеральным законом, вступившим в силу в конце июля. Но уже в августе начался резкий рост оптовых цены на бензин и дизель. Ситуацию усугубляло падение курса рубля с одновременным увеличением цен на экспортных рынках, что увеличило «серый» экспорт со стороны топливных спекулянтов.

Реакция рынка

По данным Росстата, в августе оптовые цены на бензин выросли на 5,8% по сравнению с июлем. Это произошло почти во всех субъектах РФ, в которых производится топливо. Больше всего цены выросли в Кемеровской области – на 11,4%, Саратовской области – на 9,2%, Тюменской области – на 8,6%, Республике Татарстан – на 7,6%, Республике Башкортостан – на 7,1%. Лишь в Пермском крае цены на бензин остались на июльском уровне. Выросла и розничная стоимость, но не так сильно, как оптовые цены: рост потребительских цен на бензин на 2,6% и более наблюдался в 52 субъектах РФ. Сильнее всего бензин подорожал в Ямало-Ненецком АО и Республике Калмыкия – на 6,6% и 5,9% соответственно.

Схожая динамика наблюдалась и по дизтопливу, что было особенно критично в разгар сельскохозяйственных работ – аграрии в условиях дефицита горючего потребовали от Госдумы и федеральных властей «принять меры».

21 сентября премьер-министр Михаил Мишустин подписал постановление о частичном запрете экспорта автомобильного бензина и дизтоплива. Ранее для стабилизации ситуации на топливном рынке правительство увеличило нормативы поставок автомобильного бензина и дизельного топлива на биржу, ввело ежедневный мониторинг закупок топлива для нужд сельхозпроизводителей с оперативной корректировкой объемов.

Несмотря на это, цены продолжили расти. И если крупные нефтяные компании «залезли в минус», сдерживая розничные цены на своих АЗС, то независимые продавцы, покупающие топливо на бирже, были вынуждены их взвинтить. Сложилась абсурдная ситуация, когда бензин от известных брендов на современных АЗС стоил дешевле, чем на безымянной заправке мелкого частника. Разница в стоимости горючего у тех и у других достигала 2-3 руб. за литр. Естественно, что поток клиентов поехал к крупным сетевикам, что воскресило в памяти картины 90-х годов, когда на отдельных заправках можно было прочитать объявление об отсутствии того или иного вида топлива.

«Нарушение негласной договоренности»

Дмитрий Касаткин, управляющий партнер Kasatkin Consulting, считает, что сентябрьское урезание топливного демпфера обусловлено поиском путей повышения доходов бюджета и ожидаемо повлекло за собой массу негативных последствий. «Среди них — рост цен на заправках, падение рентабельности переработки, затоваривание мощностей по хранению и перебои в логистике. Регулирование топливного рынка — очень тонкий механизм, и любые жесткие меры могут привести к веерному шоковому эффекту», — уверен Касаткин.

Схожей точки зрения придерживается Павел Баженов, президент Национального топливного союза. «Ожидание сокращения топливного демпфера участниками рынка стали важной причиной топливного кризиса, который произошел летом-осенью 2023 года, — отметил он. — Решение сократить вычет по демпферу стало нарушением негласной договоренности между правительством и нефтяными компаниями, предполагающей поддержание стабильности на внутреннем рынке нефтепродуктов. И последствия пересмотра этой договоренности одной из сторон не заставили себя долго ждать».

По данным ФНЭБ

По данным ФНЭБ

Эксперимент закончен

Фонд национальной энергетической безопасности подсчитал: при выплате урезанного демпфера, в одном литре дизтоплива на АЗС крупных нефтекомпаний доля налогов превышала 100% - то есть компании еще должны были доплатить в бюджет за продажу произведенной ими продукции сверх своей выручки. А ведь есть еще немалая себестоимость. Впрочем, и про 100-% демпфере доходы компаний минимальны, а основную выручку они получают не с продаж внутри России, а через экспорт.

Уже с 1 октября правительство решило вернуться к прежней схеме. Так что, новые правила просуществовали ровно месяц.

«Изменение коэффициента по демпферу с 0,5 до 1,0 позволит увеличить размер компенсации НПЗ выпадающих доходов при продаже моторного топлива на внутреннем рынке. Это позволит обеспечить экономические стимулы к насыщению внутреннего рынка топливом, сдержать рост оптовых биржевых цен, что в результате будет способствовать поддержанию стабильной ценовой ситуации в рознице на уровне, близком к инфляции», —-объяснялось в сообщении Кабмина.

В качестве еще одной меры борьбы с дефицитом были повышены нормативы продаж топлива НПЗ на бирже. А для пресечения «серого» экспорта установлена заградительная пошлина для поставщиков, реализующих продукцию не своего производства, проще говоря – для спекулянтов. Она составит 50 тыс. рублей за тонну.

По мнению Дмитрия Касаткина, «комплексные меры, которые были представлены (восстановление демпфера, увеличение нормативов биржевых продаж, рост пошлин), выглядят системными и с высокой вероятностью позволят затормозить рост цен, а также избежать негативных эффектов для всех участников рынка».

«Ситуация с ростом цен на нефтепродукты, во многом спровоцированная ошибочными решениями по демпферу, продемонстрировала, что позиция отрасли, Минэнерго и участников рынка не была услышана. Нефтяная отрасль — и это открыто признают в Минфине — работает сегодня на предельном уровне налоговой нагрузки. Поэтому нужно было не «тушить пожар», а изучить финансовые показатели в иных отраслях экономики, работающих как с природной рентой, так и на рынке услуг. Резервы для пополнения государственной казны имеются», — прокомментировал ситуацию заместитель председателя комитета Госдумы по энергетике Юрий Станкевич.

Депутат считает, что, кроме частичного запрета на экспорт нефтепродуктов, бензина и дизеля, правительство могло бы более внимательно изучить динамику затрат нефтяных компаний на всех этапах производства горючего. Он привел такую статистику: рост стоимости к уровню 2019 года по отдельным позициям закупаемой ВИНК продукции составил 150-300%. На трубы — до 150%, кабельную продукцию — 181%, резервуарное оборудование—- 234%, хлористый калий — 228%, техническую соль — 183%, детали трубопроводов — 285%, задвижки — 303%. Усугубляющим фактором, по мнению Юрия Станкевича, стало отсутствие возможности повлиять на удорожание тарифов естественных монополий и сгладить их негативное влияние на размер затрат. Индекс удорожания с 2019 года по сегодняшний день по перевозке грузов по железной дороге составил 142%, по транспортировке экспортной нефти — 124%, по производству, передаче и распределению электроэнергии — 129%.

Сейчас ситуация на рынке практически стабилизировалась, на что повлияли как решительные, пусть и запоздалые действия правительства, так и переход к сезону низкого спроса, отметил Павел Баженов. «Даже наблюдается небольшое сокращение фактически регулируемых розничных цен. В текущих, крайне изменчивых условиях, сложно давать какие-либо прогнозы, но скорее всего в рамках действующих параметров серьезные потрясения в краткосрочной перспективе вряд ли возможны. В любом случае, топливный кризис 2023 года преодолен», — уверен эксперт.