Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+5°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
6 ноября 2023 8:50

Уникальная операция российских военных хирургов: осколок вытащили прямо из бьющегося сердца бойца

Российские военные медики вытащили осколок из бьющегося сердца бойца
Российский боец Сергей П. поступил в госпиталь 12 октября с множественными осколочными ранениями

Российский боец Сергей П. поступил в госпиталь 12 октября с множественными осколочными ранениями

Фото: Личный архив

ПРИМАГНИТИЛИ

На маленьком экране телефона живое бьющееся сердце, к которому один из хирургов подносит обернутый в стерильную марлю магнит. Видно, как стенка желудочка немного приподнимается. Другой хирург делает небольшой надрез, и маленький осколочек, который в любой момент мог убить человека, «прилипает» к магниту. Сердце продолжает биться.

- Затягивай, Сережа! - говорит врач коллеге.

- Вяжу, Коля! - отзывается тот.

Собравшиеся вокруг операционного стола военные медики, наблюдавшие за этой уникальной операцией, уверен, едва сдержались от аплодисментов. В такие минуты над раскрытой грудной клеткой специалистов лучше не отвлекать…

СЕРЕЖА И КОЛЯ

Сережа и Коля сидят передо мной в одном из военных госпиталей в зоне СВО. Николай Погосов — главный хирург Центрального военного клинического госпиталя имени Мандрыка, замглавного хирурга Министерства обороны. Сергей Кучиц — врач-хирург. Оба окончили военно-медицинскую академию с разницей в один курс. Вместе учились в ординатуре в госпитале Бурденко. Сергей Кучиц потом работал в Московской системе здравоохранения, а Николай Погосов пошел в ЦВКГ имени Мандрыка. До СВО они не виделись 20 лет.

- Я и в амбулаторном звене работал, и поликлиникой заведовал, и в стационаре в Зеленограде. А потом меня пригласили поработать в Ульяновскую область. Сначала - на главу Минздрава, а затем - зампредседателя правительства, курировал социальный блок - и здравоохранение, и культура, и образование, - говорит Сергей Кучиц. - Под мобилизацию не попал и отпросился у губернатора добровольцем, он меня отпустил. Вот судьба здесь снова свела с Николаем Владимировичем.

Уникальная операция российских военных хирургов

Уникальная операция российских военных хирургов

Фото: Личный Архив

«СМОТРИМ - БУЛТЫХАЕТСЯ»

Российский боец Сергей П. поступил в госпиталь 12 октября с множественными осколочными ранениями. На предыдущих этапах ему уже прооперировали брюшную полость, печень... Раненого тут же отправили на КТ.

- Смотрим, а у него в правом желудочке сердца осколок гуляет, - вспоминает тот день Николай Погосов. - Не зафиксирован к стенке, и даже на компьютерном снимке видно, что он там, грубо говоря, бултыхается, в любой момент может вылететь (как до этого не вылетел, чудо какое-то) в легочную артерию. А это всё, никаких вариантов хирургического лечения, это смерть или быстрая, или в течение суток. Этого пациента даже перекладывать страшно с места на место, чуть положение тела изменится, осколок вылетает туда – всё, до свидания. Выполнили стернотомию (рассечение груди. - Ред.), вскрыли правый желудочек. Большого кровотечения нет, но ситуация смертельная. Слава богу, осколок магнитный оказался. Мы сначала выявили неодимовым магнитом мощным…

Российские военные медики вытащили осколок из бьющегося сердца бойца

Российские военные медики вытащили осколок из бьющегося сердца бойца

Фото: Личный Архив

- А это не опасно?

- Ну, опасно, но другого варианта нет. Искать на работающем сердце, рассекать правый желудочек – это еще опаснее. Там еще есть нюанс, если туда воздух попадет, это тоже смерть. В общем, увидели, что он примагничивается, в этом же месте вскрыли, вытащили, тут же затянули, перед этим предварительно всё обшили.

- И все это на работающем сердце?

- Это и слаженность, и взаимопонимание, и знание хода операции, - подтверждает Сергей Кучиц. - Слава богу, что у нас есть компьютерный томограф. Потому что без него треть пациентов была бы с тяжелыми осложнениями или вообще бы не выживали.

НЕГУМАННЫЕ КАССЕТЫ

- С появлением кассетных боеприпасов характер ранений изменился?

- Да. Сейчас затрагивают практически все отделы – ноги, руки, грудь, живот. Считай, как выстрел из дробовика, - морщится Сергей Сергеевич.

- Если взрывается обычный снаряд, там бывает одно-два повреждения. Или, если очень близко мина, то нога, рука, - поясняет Николай Владимирович. А тут он весь посечен. Причем там же продуманная система, чтобы они прошивали тело. У них поражающие элементы – в большинстве случаев мелкие шарики. Они прошивают человека почти насквозь. Малюсенький осколок размером в несколько миллиметров, если попал в живот, пробивает 3-4 петли кишки, пока где-то остановится. Человек может себя хорошо чувствовать, было, приходили на ногах: вот здесь чуть-чуть посечено. Смотришь, а он прошитый. Если такого пропустить, отправить на следующий этап, у него уже перитонит начинается. И уже нужно затратить недели или месяцы, чтобы его вылечить.

Фото: Личный архив

- Совсем не гуманное оружие, - соглашаюсь.

- Да полно такого. Рванули где-то кассеты, парни думают, что можно вылезать. И тут в нескольких местах детонируют боеприпасы, реагируя на движение.

«ПОКВИТАТЬСЯ ЗА ПАЦАНОВ»

- Солдат русский удивил вас чем-нибудь?

- Терпеливостью и просто запредельной самоотверженностью, - признается Николай Погосов. - Он знает, что там очень опасно, но все равно идет. Первый вопрос у большинства раненых: «А вы можете меня никуда не переводить, я здесь подлечусь? У меня же там пацаны». Я говорю: «Успокойся, отдышись. Ты свое дело сделал, мы тебя вылечим, ты еще успеешь к пацанам».

- Мне кажется, на войне лучшая мотивация — это поквитаться за своих пацанов.

- Да, таких очень много. У нас в Мандрыка был один… Пошел служить, за ним, чтобы быть рядом, добровольцами записались старший брат и его лучший друг. Втроем воевали. И на глазах у младшего разрывает на куски брата и этого товарища. Парень твердит: «Быстрее меня выписывайте. Мне нужно отомстить. У меня нет вариантов, я должен быть там». С ним разговаривали, и психолог в том числе: «Ты еще успеешь, долечись полностью». Рвется и всё. Говорит: «Я убегу». Я говорю: «Никуда ты не убежишь, ты недолеченный там быстро погибнешь».

Осколок застрял в сердце

Осколок застрял в сердце

Фото: Личная страница героя публикации в соцсети

БОЛЬШАЯ ДЫРКА - НЕ ПРИГОВОР

- Скажите, а в военной медицине что-то меняется, если сравнивать с предыдущими войнами и конфликтами?

- Хирургия очень сильно шагнула вперед. У нас большой прогресс в диагностике на ранних этапах. То есть сейчас здесь мы можем делать то, что в прежние времена могли только в Москве или Питере. Плечо доставки раненого очень короткое. За счет этого мы получаем гораздо большее количество выживших, - отмечает Погосов.

- Для нас идеал – если бойца живого доставили с поля боя, дальше он должен выжить, как ни крути. Это то, к чему мы стремимся и почти в 100% случаев получается. Сейчас сузился контингент раненых, которые, как в пироговские времена говорили, убитые, но не успевшие умереть. В те стародавние времена были даже палаты для нуждающихся в утешении, которых уже не спасти, они знают, что умрут. Сейчас у нас уже таких практически нет, мы боремся вообще за каждого с самым тяжелым ранением, когда у человека разнесено полорганизма, рук и ног нет, в животе огромная дырка, можно сказать. Большая дырка – это, как говорится, не приговор, - говорит Кучиц.

ВРАЧИ БЕРУТ ОТПУСК, РЮКЗАЧОК, И ЕДУТ В ЗОНУ СВО

- А гражданские врачи к такому были готовы?

- Здесь важно, чтобы на каждом этапе все четко делали свое дело. Психологически подготовить гражданских докторов к этапному лечению нам помогла эпидемия коронавируса. Мы в Ульяновске сделали систему этапного лечения - кислородозависимые, кислородонезависимые, госпитали долечивания. Вариант первичной сортировки, - вспоминает Сергей Сергеевич. - Азы военно-полевой хирургии были уже тогда внедрены, в том числе и на федеральном уровне.

- А сейчас мы ездим по всей линии фронта и приводим все этапы эвакуации к одному стандарту, - добавляет Николай Владимирович. - Чтобы в каждой точке врач делал то, что должен здесь сделать. Гражданский врач привык к тому, что ему надо вылечить пациента до конца. А здесь в промежуточном звене это не требуется. Нам главное до Центра бойца живым доставить, там уже будет окончательно поправляться.

- Гражданских врачей среди добровольцев много?

- Постоянный поток. Люди просто уходят в отпуск, эти 30 суток заветные, берут рюкзачок и едут работать, - без тени удивления говорит Погосов.

- И знаете, нет таких людей, которые здесь озлобились и сидят, на всех рычат, - добавляет Кучиц. - Все знают, зачем они здесь, что они делают. Нет такого: «Сделай сам, это не мое». Когда нужно, все сразу навалились на какую-то ситуацию, и вместе сделали. Как с тем осколком в сердце.

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Мать восьмерых детей воспитала сына-героя

Нелли Носова – мать 8 детей. Старшего сына она воспитала настоящим защитником Отечества, уже год он находится на Донбассе. А сама Нелли вместе с детьми помогает всем участникам спецоперации - плетет маскировочные сети и собирает продуктовые наборы (подробнее)