Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+14°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
15 марта 2024 4:00

Два разных Крыма: Здесь не было асфальта, а взятки брали даже в скорой, теперь – цветущие сады и все для человека

Военкор KP.RU Стешин показал изменившийся за 10 лет Крым
Сегодня от владычества Незалежной на полуострове не осталось даже запаха

Сегодня от владычества Незалежной на полуострове не осталось даже запаха

Фото: Дмитрий СТЕШИН.

Не все соотечественники видели украинский Крым в «период полураспада» - между 1991 и 2014 годом. Мне довелось повидать его и во время Русской весны и в следующие годы, когда полуостров, по капле, выдавливал из себя наследство «украинской экономической модели».

ОСТАЛСЯ ТОЛЬКО ЗАПАХ

Сегодня от владычества Незалежной на полуострове не осталось даже запаха, а найденная в горах облупленная придорожная табличка-знак «Місце зупинки» (место остановки) рождает целую гамму чувств – от хохота до раздражения. Раздражение от того, сколько времени потерял Крым, сколько было изгажено, украдено и сознательно превращено в гноище и мерзость запустения. При Украине более-менее прилично выглядело лишь курортное побережье, но, при внимательном рассмотрении, это все-равно был бомж-стайл. Я, смеялся: мол, теперь знаю, куда из России пропали все «кооперативные ларьки» - украинские бизнесмены вывезли эти будки сюда, на некогда прекрасные набережные, и покрасили, судя по цветовой гамме, краской, украденной в военных частях – так дешевле, а львовскому курортнику все равно.

Рыбаки в одной из бухт Севастополя, на первом солнышке

Рыбаки в одной из бухт Севастополя, на первом солнышке

Фото: Дмитрий СТЕШИН.

Я сворачиваю с федеральной трассы «Таврида» на Ялту. Место памятное. Здесь, в 2014 году, я менял очередное пробитое колесо на прокатной машине. Два раза в неделю пробивал стабильно, как все крымчане. Не спасала ни пенсионерская езда, ни повышенное давление в шинах – ямы были расположены в таком порядке и количестве, что не объезжались.

Сегодня я еду в горы по прекрасной дороге к своему другу детства и с замиранием сердца жду парк отдыха «Ишачок» - рекламные щиты на каждом столбе. Предполагаю заранее, что в «Ишачке» у меня будет встреча с убогим селянским прошлым и хуторским досугом, как это было при Украине. Но «Ишачок» меня поражает в самое сердце – на дне «швейцарской» горной долины рукотворное озеро с лебедями, вокруг него избы из калиброванного бревна и ни одного ишака! Дальше по дороге гигантское маслично-эфирное хозяйство. Теплицы на бетонных фундаментах, работа просто кипит – весна! В последнем селе перед поворотом к моему другу есть все – от пункта выдачи заказов известного бренда до хипстерской кофейни. А вот чего не стало – почтенного советского асфальта, фрагментами.

Общественный транспорт - автомобильный и пассажирский паром, маршрут соединяет разные части города

Общественный транспорт - автомобильный и пассажирский паром, маршрут соединяет разные части города

Фото: Дмитрий СТЕШИН.

Наши оппоненты, не в силах вынести это преображение ушедшего от них Крыма, в одном из пропагандистских роликов осудили асфальтирование дорог полуострова за «непоправимый вред экологии». Можете представить, что бы на это ответил рядовой крымчанин?

Виктор Смирнов переехал в Крым еще в 2012 году, купил землю и вместе с ней вернулся в Россию – полуостров отдал швартовы и уплыл.

Виктор Смирнов переехал в Крым еще в 2012 году, купил землю и вместе с ней вернулся в Россию – полуостров отдал швартовы и уплыл.

Фото: Дмитрий СТЕШИН.

ПРАВИЛА БЕГСТВА

Виктор Смирнов переехал в Крым еще в 2012 году, купил землю и вместе с ней вернулся в Россию – полуостров отдал швартовы и уплыл. Мы сидим за столом в его доме – окна во все стороны, а в окнах - горы, их уже затягивает вечерней дымкой. Потрескивают буковые дрова в печке, а на столе азовская рыба, домашний пармезан годовой выдержки, хлеб трех видов и какая-то хитрая паста из авокадо. Домашний хумус и «авторские» шоколадные конфеты из настоящего шоколада. Летом туристы все это рвут с руками, а их в этой долине бывает немало – не всем нужна прибрежная суета. Мы говорили о Крыме честно и не все было приятно слышать. Начали с недавнего прошлого. Виктор называет ушедшее государство – «мелколаречным»:

- С одной стороны, это очень удобно, может быть, в обывательском плане: ты знаешь прейскурант – сколько гривен стоит услуга. У нас дочка родилась здесь, мы землевладельцы, решили сделать постоянный вид на жительство. В украинской миграционной службе нам сказали: 300 долларов и сразу выдаем. И что-то было в этом омерзительное, такая продажность государства. Она ушла сразу, вместе с Украиной.

- А что пришло?

- Понятные правила, по Закону. Инфраструктура пришла, какой даже не ожидали совершенно. Я утром уехал на работу, возвращаюсь – в деревне ФАП стоит (фельдшерско-акушерский пункт. – Авт.) быстросборный. Все преобразования имели взрывной характер. И это сгладило блэкауты 2014-15 года, когда Украина обрубила Крыму электричество. Крымчане тогда шутили про свою жизнь: «свечка да печка». Был период, короткий, безвластия, когда ничего не работало – я не мог машину починить, запчасти заказать негде.

- А я заметил, что в Крыму уже как в Москве, хожу и везде картой расплачиваюсь. А летом 2014-го приехал в командировку, все деньги на карте, а снять их негде. Цены – лютые. Поехал тогда в единственный работающий гипермаркет, думал едой закупиться дешевле… Ага, а там чуть ли не дороже, чем в Алуште. А в Алуште – как в Москве!

Витя говорит, что в Москве бывает редко, но прошлое лето проработал на Ямале – там цены на продукты, как в Крыму:

- Фрукты у нас чуть дешевле, да. А вот «строительная корзина» - в полтора раза дороже, нет пока стойгипермаркетов. «За мостом» (так тут называют материковую Россию, которая за Крымским мостом. - Авт.) доски брал по 12 тысяч, а здесь – 19 тысяч. Нет еще и федеральных продуктовых сетей. Но, «Сбер» пришел, а за ним все остальное придет, – говорит с убежденностью Виктор.

При Украине, парки и скверы были уничтожены, даже дорожки пришлось прокладывать заново

При Украине, парки и скверы были уничтожены, даже дорожки пришлось прокладывать заново

Фото: Дмитрий СТЕШИН.

Мой друг рассказывает, как менялись потоки людей, приехавших в Крым:

- В ковид сюда вдруг нахлынула публика, которая раньше зимовала в Индиях и на Бали. Они скупили все, до чего дотянулись, сельхозземли, устраивали какие-то круглые столы по развитию территорий, – ну, модники приехали. И накрутили, задрали цены на землю, на услуги, потому что платили по-московски. Это к вопросу о ценообразовании в Крыму. И тут началось СВО, их сдуло сразу! Всех!

- И кто вместо них приехал?

- Серьезные люди, это те, кто руками могут. Не преподавать медитацию или глубоко осмысленное молчание, а сделать хлебушек, который мы сегодня кушали, сыр, надавить масло, шоколад. У нас в долине три сыроварни мощные. Одна из них получила золотые медали на ВДНХ. То есть, уровень!

- Что дальше? Куда Крыму развиваться?

- У Крыма было несколько лет для перезагрузки турпотока. Ждем, что круглогодичного, осмысленного туриста станет больше. Крым же историчен в каждом своем уголке, я его за эти годы только наполовину изучил. А прибрежный турист останется, конечно. Он во все времена был.

ФАКТОР РОСТА

Политолога Владимира Джараллу я знаю еще со времен «крымской весны» и массового столкновения восставших крымчан с бандеровцами и «меджлисовцами» (запрещенная в РФ экстремистская организация). Он был в нашей толпе у Верховного совета Крыма, в самом эпицентре и как по мне, это лишь добавляет веса его мнению. Мы встретились в новом, типично-российском гипермаркете в центре Симферополя. Знаете, такие ТЦ, где есть все – от фитнесса до кинотеатра? Пиццерия, где мы разговаривали и ели, была совершенно московская, дорогая, не привокзальная, с некоторым хипстерским изыском, только весь персонал был местный, что бросалось в глаза столичному жителю. Я еще подумал, что такие гипермаркеты – один из признаков экономического роста и мой собеседник подтвердил эти мысли:

- После «энергетической блокады», которую устроила Украина, в Крыму построили две газовые ТЭЦ под Севастополем и Симферополем. И за последние годы энергопотребление выросло в три раза! А это объективный показатель экономического роста.

- Что еще растет и развивается?

- Начали закладывать сады! По современным технологиям, как в Краснодарском крае! Сохранилась специфика Крыма – это производство пшеницы твердых сортов, причем очень высококлассной. Она востребована уже несколько веков.

Шестьдесят скверов Севастополя привели в порядок - в них не убирали, дворники отсутствовали, как класс

Шестьдесят скверов Севастополя привели в порядок - в них не убирали, дворники отсутствовали, как класс

Фото: Дмитрий СТЕШИН.

Тут я вспомнил, как летом, в «приазовском транспортном коридоре», постоянно обгонял колонны зерновозов, идущие из Крыма. Российский рынок, в который интегрировался Крым, купит все. Владимир говорит, что есть некоторые проблемы с переработкой сельхозпродукции, и тут некоторым инвесторам, как замечает дипломатично политолог, «мешает статус Крыма». Я понимаю, о чем речь. Джаралла замечает:

- Но все равно пришли и кредиты, и инвесторы, они работают, просто не особо это афишируя.

Проявилось еще одно явление – крупные отели и здравницы начали теснить частника сдающего «курятнички». И ему теперь, как в советское время, невозможно работать в турсезон, а в остальное время отдыхать. Значит, освобождаются руки. И есть промышленность – крымское судостроение, например. Владимир объясняет:

- Россия возвращается в Мировой океан как торговая держава и судостроитель одновременно. Сейчас такое окно возможностей открылось благодаря «санкциям из ада», как их с гордостью называют американцы. Они буквально заставили нас возрождать свой торговый флот. Строить суда, которые, по сути, у нас были утрачены. Это контейнеровозы с большим водоизмещением. Крым здесь может играть большую роль, у него есть порты и судостроение, энергия и металл. Судостроители сейчас уже борются за заказы.

По словам Владимира, в Крыму не болеет и средний бизнес, который производит все, что дорого возить с «материка» - от полипропиленовых труб и баков для воды, до мебельной фурнитуры. Ну а самочувствие мелкого бизнеса можно определить в любой момент, на глаз, по-уличному фастфуду. Он в Крыму настолько хорошо себя чувствует, что даже открывает сети и работает с доставкой. Я проверял – в Феодосии, ночью, шикарный ужин из сетевой пиццерии доставляется за 15 минут. Сайт, диспетчер, контрольные смс и оплата картой. Но, цены – все-таки как в столице.

Порядки на стройке строгие, как в армии

Порядки на стройке строгие, как в армии

Фото: Дмитрий СТЕШИН.

ПРЫЖОК ЧЕРЕЗ ВЕК

Есть малоизвестный критерий богатства и силы государства – состояние здравоохранения. Статья расходов очень затратная и прибыли в этой отрасли нет. Про медицину при Украине я уже был наслышан. Вызов реанимобиля – 300 долларов на руки бригаде, и отдельно – 100 гривен шоферу «на бензин». Грубо говоря, без поросенка и шмата сала в больнице можно было не появляться – залечат так, чтобы неповадно было шляться. Сами больницы вызывали оторопь своим состоянием, очаговым ремонтом в руинах и рассохшимися деревянными окнами.

Дмитрий Филипьев, кардиохирург, приехал сюда еще в 2014 году, сразу после воссоединения.

Дмитрий Филипьев, кардиохирург, приехал сюда еще в 2014 году, сразу после воссоединения.

Фото: Дмитрий СТЕШИН.

Теперь мне советуют посмотреть на новенький республиканский медцентр в Ливадии, лучшую клинику на побережье. Строило его Федеральное медико-биологическое агентство, очень быстро – за 11 месяцев. Дмитрий Филипьев, кардиохирург, приехал сюда еще в 2014 году, сразу после воссоединения. Смеется:

- В отпуск приехал из Сибири, а предложили остаться. Начал работу с Севастополя, там готовили Сердечно-сосудистый центр к открытию, запускали с нуля. Страховой медицины в Крыму не было, люди не понимали, как она работает. То, что в нормальных условиях делается за три месяца, мы проходили за неделю. И я на тот момент … был единственным кардиохирургом в Севастополе.

- Что вам оставила Украина?

- Специалисты были классные, но все как-то разрозненно, системы не было, отношения внутри больниц специфические…

Дмитрий Евгеньевич задумывается, подбирая изящную метафору:

- Ну, как в анекдоте – «вот тебе полосатая палочка и пистолет, крутись, как можешь». Оборудование… оно в больницах пережило три смены государственного строя. Аппараты электрокоагуляции с рычагом сверху, еще в 90-х, в начале моей карьеры считались старыми. Попадаешь в операционную и думаешь: «Какой наркоз тебе тут дадут? В маске с эфиром? Как в начале прошлого века?» Люди приходили с кардиостимулятором, купленным за свои деньги, и говорили: «Поставьте мне, пожалуйста!». Сталкивался с тем, что врачи, хорошие врачи, крымские, не решались подключить пациента к «искусственной почке», потому что не знали, кто им купит расходники для аппарата. Не понимали!

- А вы?

- Я им говорю: «Запускайте аппарат, заявку напишите на расходники, все будет». Для них это было … как фантастика, непонятно! В итоге, мы уронили летальность от инсультов почти до российского уровня, а раньше на Южном берегу она была колоссальной.

Дмитрий Евгеньевич советует:

- Вы сходите на два этажа выше, в нейрохирургию, там хирург, в десятке лучших в России, эпилепсию оперирует, первый в мире сразу после бразильцев!

С этим вопросом я и заглянул в кабинет к Андрею Ситникову:

- Это вы первый в мире после бразильцев эпилепсию оперируете?

Вопрос Андрея Ростиславовича чрезвычайно развеселил:

- Наоборот! Это бразильцы после нас!

Нейрохихург Андрей Ситников, в десятке лучших в России, до прихода его и команды, нейрохирургии на Южном берегу Крыма практически не было - повязку могли наложить

Нейрохихург Андрей Ситников, в десятке лучших в России, до прихода его и команды, нейрохирургии на Южном берегу Крыма практически не было - повязку могли наложить

Фото: Дмитрий СТЕШИН.

Врач объяснил, что до появления его команды, в Крыму функциональной нейрохирургии не было. Исторически. Приходилось ехать в Москву или Питер. Теперь – наоборот:

- С прошлого года мы запустили глобально две программы. Это развитие хирургического стереотаксиса, это минимальная инвазивная операция у пациентов с болезнью Паркинсона и эпилепсией. В части операций мы вживляем в мозг стимуляторы, они контролируют симптомы заболевания. Оборудование – уникальное, не во всех клиниках на «материке» такое есть. И к нам поехали пациенты из Новосибирска, Нижнего Новгорода.

Оборудование – уникальное, не во всех клиниках на «материке» такое есть.

Оборудование – уникальное, не во всех клиниках на «материке» такое есть.

Фото: Дмитрий СТЕШИН.

Последняя фраза врача – критерий сделанного, добавить больше нечего, кроме словосочетания «рекреационный ресурс». То есть, прооперироваться можно и в Москве, но восстанавливаться все равно придется там, где морской воздух и горно-лесистая местность. В Крыму этот ресурс в избытке со времен сотворения мира. Я вышел после интервью на крылечко и мне показалось, что воздух тут чуть сбрызнут хвойным одеколоном. И еще присутствует нотка морской соли. Этот воздух можно резать ножом и есть мельхиоровой ложечкой.

МЕСТО, ГДЕ БУДУТ ПОРВАНЫ САНКЦИИ

Как я выяснил в ходе опросов, у крымчан от украинской жизни, на память остались два жестких раздражителя – полное отсутствие дворников и уличных фонарей. С дворниками проблему решали с помощью субботников, а вместо фонарей использовали личные фонарики. Но, увиденное кем-то мытье уличных фонарей в Краснодарском крае, вызвало у наблюдателя из Крыма настоящий культурный шок и какое-то отчаяние. Крымчанам тоже хотелось цивилизации…

С замом Губернатора Севастополя Евгением Горловым мы стоим на одной из географических доминант Севастополя – мысе Хрустальный, у подножия 40-метрового памятника «Матрос и Солдат».

С замом Губернатора Севастополя Евгением Горловым мы стоим на одной из географических доминант Севастополя – мысе Хрустальный, у подножия 40-метрового памятника «Матрос и Солдат».

Фото: Дмитрий СТЕШИН.

С замом Губернатора Севастополя Евгением Горловым мы стоим на одной из географических доминант Севастополя – мысе Хрустальный, у подножия 40-метрового памятника «Матрос и Солдат». Памятник этот - проекция украинской жизни на Севастополь. Его начали строить в конце 80-х, потом бросили. При Украине доделали, но не до конца. В конце концов, бронзовую винтовку украли, сдали на лом, заменив ее на бетонную. Это любопытная деталь, характеризующая украинские реалии, как и тот факт, что памятник закончат реставрировать к 9 мая. Спрашиваю Евгения Сергеевича о наследстве. Он отвечает коротко:

- Город был в полной разрухе! Мы полностью восстановили 60 скверов – в них не было даже дорожек, не было мест для отдыха.

За спиной зам.губернатора Севастополя еще один памятник, только что отреставрированный - «Город-герой Севастополь», при Украине доступ к нему был перекрыт - все разваливалось.

За спиной зам.губернатора Севастополя еще один памятник, только что отреставрированный - «Город-герой Севастополь», при Украине доступ к нему был перекрыт - все разваливалось.

Фото: Дмитрий СТЕШИН.

Зам. губернатора перечисляет, чего еще не было. Список на страницу. Не было внутриквартальных дорог, очистных сооружений – канализация сбрасывалась прямо в реки или море. Система водоснабжения была изношена до критического уровня. Кроме нее России пришлось строить и новый водозабор. Строят 11 блочно-модульных котельных. Батареи в Севастополе традиционно были еле теплые. И главное, что я хотел услышать – при Украине в Севастополе было 16 тысяч уличных фонарей, сейчас 46 тысяч. Как итог изменения городской среды – рост населения города за последние годы. С 300 тысяч, до 557 тысячи. Наверное, это самый главный показатель.

«Музейно-просветительский комплекс» в нем будут художественные галереи, реставрационные мастерские, арт-пространства. Комплекс станет крупнейшим на юге России

«Музейно-просветительский комплекс» в нем будут художественные галереи, реставрационные мастерские, арт-пространства. Комплекс станет крупнейшим на юге России

Фото: Дмитрий СТЕШИН.

Строительство «Культурно-образовательного кластера»

Строительство «Культурно-образовательного кластера»

Фото: Дмитрий СТЕШИН.

Во время разговора, я непроизвольно поглядывал на то, что происходило за памятниками – там неба было не видно из-за строительных кранов. Это строился так называемый «Культурно-образовательный кластер»: театр оперы и балета – он в шесть раз больше миланского театра Лирико. Одна терраса над морем с вылетом на 35 метров уже достойна войти в историю современной архитектуры. Хотя бы потому, что ни одна металлоконструкция не повторяется, каждая уникальна.

Строители «культурного кластера» пожаловались спецкору КП - «нас снимают, но почему-то не показывают». КП выполняет обещание

Строители «культурного кластера» пожаловались спецкору КП - «нас снимают, но почему-то не показывают». КП выполняет обещание

Фото: Дмитрий СТЕШИН.

За театром Музейный комплекс, крупнейший на юге страны и академия хореографии с пансионатом на 250 учеников. Общая площадь – 130 тысяч квадратных метров. Комплекс готов на 50%. И самое любопытное в этом проекте – антироссийские санкции. Всемирно известный европейский архитектор Вольф Прикс плевать на них хотел. Как рассказали мне неофициально, он не раз приезжал в Севастополь, получил счастливый шок, оценив фантастическое место стройки над морем. И вообще, полюбил «город славы русского оружия и флота» и Крым в целом. Не удивлюсь, если мыс Хрустальный станет сакральной точкой, из которой во все стороны побегут трещины и стена антироссийских санкций рухнет. Нам лишь останется удивляться рукотворному архитектурному чуду и преображенному Крыму. 10 лет – в исторических масштабах, это миг. Как много было сделано за этот срок, поймут только наши потомки.

Верхний уровень театра «Оперы и балета», сверху он будет похож на раскрытую книгу. Или на крылья чайки

Верхний уровень театра «Оперы и балета», сверху он будет похож на раскрытую книгу. Или на крылья чайки

Фото: Дмитрий СТЕШИН.

Хореографическая академия с пансионатом, бассейном, школой для учеников и зрительным залом

Хореографическая академия с пансионатом, бассейном, школой для учеников и зрительным залом

Фото: Дмитрий СТЕШИН.

СЛОВО ПОЛИТИКУ

Владимир Константинов, Председатель Государственного Совета Республики Крым - «Комсомольской правде»:

При Украине такое казалось немыслимым

- Главное достижение Крыма за эти 10 лет - возвращение в свою цивилизацию. Это для крымчан было мечтой. Нередко казалось, несбыточной.

У нас даже мысли не было о каких-то материальных благах и соцпакетах, когда перед нами открылась такая дверь. Это как вернуться к своей матери, когда не думаешь ни о каких финансах, только о том, как соединиться с родными.

Изменения в Крыму после нашего возвращения, поистине революционные, фантастические. Люди, которые не были в Крыму 10 лет, не узнают полуостров. Одни автотрассы чего стоят. А перечень всего созданного огромен. Только детсадов построено порядка 200! Мы ликвидировали очередь в детсады, что при Украине казалось немыслимым. Чиновники не знали даже количество детей, не охваченных дошкольным образованием. Сегодня в каждом селе родители могут устроить ребёнка в детсад.

Крым впервые стал энергообеспеченным регионом: нашей собственной генерации нам хватает. Хотя одним из слабых мест полуострова было то, что львиная доля электроэнергии поступала с Украины. Этим нас шантажировали, устроили нам блэкаут в наказание за уход к России.

Виды Севастополоя

Виды Севастополоя

Фото: Дмитрий СТЕШИН.

Мы много сделали, чтобы крымчане не ощущали нехватки воды. Это колоссальный объем работ - ремонт и строительство водопроводной сети полуострова. Построены очистные сооружения в курортных регионах Крыма. Заканчиваем работы по переработке отходов - этих громадных куч мусора, наваленных при Украине.

Полным ходом идет газификация Крыма.

Появились настоящие символы нового российского Крыма: аэропорт «Симферополь», Крымский мост, трасса «Таврида». Это всё - новый Крым. Современный. Передовой.

Но мы и о традициях не забываем. Реставрированы Митридатская лестница в Керчи, Ласточкино гнездо, музей Айвазовского в Феодосии.

Вот что значит вернуться домой.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Главный урок Крымской весны - свободу нужно завоевывать и отстаивать: как полуостров снова стал русским

Военкор «Комсомольской правды» Дмитрий Стешин встретил юбилей возвращения Крыма с людьми, которые лично освобождали полуостров (подробнее)