Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-4°
Boom metrics
Звезды
Эксклюзив kp.rukp.ru
11 ноября 2023 16:10

Театр Никиты Михалкова отремонтируют в имперском стиле

Бывший неказистый Театр киноактера на Поварской улице поменяет интерьер на имперский стиль
Такими будут интерьеры обновленного театра Никиты Михалкова. Фото предоставил Юрий Купер

Такими будут интерьеры обновленного театра Никиты Михалкова. Фото предоставил Юрий Купер

Центр театра и кино Никиты Михалкова на Поварской улице сейчас закрыт на ремонт, но скоро в нём начнутся отделочные работы. В следующем году театр откроется для зрителей. Каким он будет изнутри да и снаружи тоже, мы расспросили автора проекта реконструкции известного художника Юрия Купера. Радикально перестроить здание бывшего Театра киноактера нельзя - это памятник конструктивизма братьев-архитекторов Весниных. А вот провести капитальный ремонт, которого здесь никогда не было, нарядно одеть интерьеры возможно.

Художник Юрий Купер. Фото предостаивл Юрий Купер

Художник Юрий Купер. Фото предостаивл Юрий Купер

- Юрий Леонидович, сейчас в моде минимализм: стены - под бетон, грубая штукатурка... Конструктивизм вроде бы допускает подобные современные решения. Поддались моде?

- Ни в коем случае! Стиль – arte povere в переводе с итальянского - «бедное искусство» - я люблю только в живописи. Театр же хочется видеть нарядным, в имперском стиле. В этом мы с Никитой Михалковым единомышленники, — говорит Юрий Купер. -

- Имперский стиль – это как? Дорого-богато?

- Смотреться должно дорого. Будут зеркала на потолке и в нишах, мрамор в сочетании с деревом (стены, как мы узнали, обошьют шпоном ясеня – Ред.), что очень эффектно. В фойе - черная лакированная мебель. Кресла для зрительного зала приедут из Италии. Занавес похож на огромное панно. На фасаде и внутри помещения обыграна эмблема театра «Мастерская 12 Никиты Михалкова» - рассекающие небо стрижи.

- С Никитой Сергеевичем вы и раньше работали на спектаклях «12» и «Метаморфозы»?

- Да, с ним комфортно работать. Но начали мы сотрудничать давно - в середине 80-х в Риме, в театре «Арджентина», мы делали спектакль «Неоконченная пьеса для механического пианино», где в главной роли был Марчелло Мастроянни. Познакомились с Никитой благодаря нашим женам, которые работали тогда манекенщицами в Доме моделей на Кузнецком мосту. Потом я эмигрировал. И спустя 10 лет мы встретились в Риме, где я тогда жил, а Никита приехал ставить спектакль, и ему нужен был художник. У нас получился очень эффектный спектакль. В оркестровой яме была «река» с водой, вокруг летали бабочки, а на сцене стояла четырехэтажная голубятня с настоящими птицами.

Скоро в театре начнутся отделочные работы. Фото предоставил Юрий Купер

Скоро в театре начнутся отделочные работы. Фото предоставил Юрий Купер

- Ну этими художествами современные московские театры не удивишь. Сейчас у нас и реки, и целые озера появляются на сцене. И лошади, и собаки бегают. А вот поработать с Мастроянни посчастливилось немногим. Мировая звезда…

- Безусловно. Но он этого никогда не показывал. Очень скромный был человек и потрясающий, остроумный рассказчик. Он – кладезь разных историй. Когда он рассказывал о женщинах, вы можете себе представить, сколько у него было романов, он никогда не красовался. Наоборот, в этих историях выглядел нелепо и забавно. Хотя, вне сомнений, женщины его обожали.

- Как сценограф вы оформили разные спектакли: «Борис Годунов» в Большом театре, «Метаморфозы» в Академии Михалкова, недавно в Центре оперного пения Галины Вишневской - спектакль «Евгений Онегин». И я с удивлением узнала, что вы делаете проект станции метро «ЗИЛ»...

- Это более сложная для меня работа, чем театр, поскольку она связана с архитектурой. Но есть техническое задание, на которое я ориентируюсь. В вестибюле станции будут колонны как в заводском цехе. На потолке - арматура, как на завод им. Лихачева, архитектура которого очень живописна.

Вестибюль станции метро ЗИЛ. Фото предоставил Юрий Купер

Вестибюль станции метро ЗИЛ. Фото предоставил Юрий Купер

- Вы сказали, что в живописи вам нравится arte povere - «бедное искусство». С чего бы вдруг?

- Мне нравится фактура старых, обветшалых стен. В детстве я жил в коммунальной квартире, вокруг - убогая бедность, но она была по-своему прекрасна – как театральная декорация. Леонардо да Винчи говорил своим ученикам: «Если вы хотите научиться живописи, чаще смотрите на старые облупившиеся стены, которые прожили века». Это не тлен, это патина времени, которая очень заметна на зданиях во Флоренции, Венеции... Дело не только в архитектуре старинных городов, но и в их стенах. Кстати, в Петербурге в избытке этой прекрасной обшарпанности…

...В подтверждение своих слов Юрий Купер подводит меня к стеллажу в своей мастерской, на котором разложены старые кисти и ржавые гвозди – натуральный «arte poverе». Не сразу догадаешься, что это не настоящие малярные кисти, а рукотворная имитация из керамики. Но выглядит так правдиво, что хочется взять растворитель и кисти отмыть.

- Юрий Леонидович, зачем полвека назад вы уехали из Советского Союза? Вы были диссидентом?

- Никогда не был диссидентом, не участвовал в разгромленной Бульдозерной выставке, где на мой взгляд, не было ни одного хорошего художника. Большинство были бездарными дилетантами. В то время мейнстримом было два направления: официальное искусство - художники-соцреалисты и так называемые нонконформисты. Я не принадлежал ни к тем, ни к другим. Хотя мне больше нравились соцреалисты. Но интересней было другое. Тогда в Европе был бум на живопись. В Париже в выходные дни народ толпился около художественных галерей. Тогда были в моде нормальные художники, не то, что сейчас.

- А что сейчас - ненормальные? Пару лет назад в Москве у входа в центр современного искусства «Дом культуры ГЭС-2» установили скульптуру Большая глина работы швейцарского художника Урса Фишера. Вам этот арт-объект нравится?

- Мне – нет. Но молодежи или «продвинутым» искусствоведам нравится. Они говорят про эту Глину – потрясающе! Потому что это хайпово. Так же и с «Черным квадратом» Малевича. Весь мир восхищается. Между прочим Малевич работал не только как абстракционист. У него было много других работ, в том числе в реалистичной манере, но вы их не знаете. Потому что они бездарны, с моей точки зрения. Но стоило ему нарисовать черный квадрат, все заплакали от восхищения. Увидели глубокие смыслы.

Проект новой станции-метро ЗИЛ. Фото предоставил Юрий Купер

Проект новой станции-метро ЗИЛ. Фото предоставил Юрий Купер

- А что в «Черном квадрате» особенного?

- На мой взгляд, ничего.

- Вы жили в Лондоне, Париже, Нью-Йорке. Были успешны там, ваши работы есть в Музее Метрополитен в Нью-Йорке, в коллекциях Министерства культуры Франции, Библиотеке конгресса США. Но уже давно вернулись Москву. А первой страной на пути вашей эмиграции был Израиль, куда полтора года назад рванули многие российские деятели культуры. Вы, наоборот, когда-то давно из Израиля сбежали. Почему?

- Очень провинциально. Через год (раньше я удрать оттуда не мог) я уехал в Лондон. Потом – в Париж, в Нью-Йорк, снова - в Париж... Было интересно поработать в разных странах.

Прекрасный артист Михаил Козаков, который тоже в своё время эмигрировал в Израиль, довольно быстро вернулся в Россию. После Москвы в Израиле нечего делать – это провинция. Я не могу сказать, что Москва - мировой центр искусства, но здесь гораздо интересней.

- А где культурная столица мира?

- По-прежнему это Нью-Йорк. В какой-то степени – Лондон, Париж. Думаю, скоро Пекин станет культурной столицей. Но и Москва, конечно, тоже.