Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-5°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
15 ноября 2023 8:35

Русские своих не бросают: МЧС России получило приказ спасти всех соотечественников, находящихся в секторе Газа

Советник главы МЧС Мартынов: К сожалению, немало россиян погибли в Газе до начала эвакуации
Сотрудники МЧС РФ и эвакуированные из сектора Газа граждане РФ в аэропорту Домодедово. Фото: Максим Григорьев/ТАСС

Сотрудники МЧС РФ и эвакуированные из сектора Газа граждане РФ в аэропорту Домодедово. Фото: Максим Григорьев/ТАСС

Старший группы, которая вызволяет соотечественников из пекла - в эфире Радио «КП» - с политическим обозревателем KP.RU Александром Гамовым

«Едем на КПП «Рафах»

…- Даниил Васильевич, скажите, вы сейчас где находитесь?

- Сейчас я еду на КПП «Рафах» за очередной нашей группой соотечественников…

- Вот прошла такая информация, что якобы оперативная или, как глава МЧС Александр Куренков вас назвал, передовая группа Даниила Мартынова - помогает выбраться из сектора Газа не только нашим соотечественникам, но и гражданам других государств. Это так?

- Да, это так.

- А можете перечислить, что это за государства, что это за республики бывшего СССР?

- Например, есть подтвержденные данные и списки о том, что сегодня (15 ноября. - А.Г.) будут выпускать граждан Беларуси, их в списке - 48 человек. Сейчас вместе с нами в колонне едут дипломаты из Беларуси. То есть мы сегодня забираем своих, а они будут вытаскивать своих.

- А они на наших самолетах полетят?

- Если вы мне дадите договорить, я вам расскажу.

- Извините.

- Мы наших забираем, белорусам помогаем забирать своих. Потому что у нас уже механизм отработан, мы им подскажем, как правильнее все сделать, чтобы это было оперативно. И потом мы выезжаем одной колонной вместе с белорусами. Они едут в наш отель размещаться, где у меня находится оперативный штаб. Там мы им оказываем помощь силами наших специалистов. У меня в оперативном штабе находится сейчас целая группа специалистов по разным направлениям. Это и медики, и психологи, и специалисты по фильтрации, эпидемиологи из Минздрава. Соответственно, когда белорусы приедут, мы их будем полностью «пропускать» через свой штаб, через своих специалистов, будем оказывать им и медицинскую помощь, и психологическую… То есть, весь спектр услуг, которые мы здесь предоставляем нашим российским гражданам. После этого они размещаются в том же самом отеле, где и мы, где наши граждане И потом нашими бортами МЧС будем их направлять в Москву.

- Это когда случится?

- Все очень тонко, все в динамике происходит. Допустим, вчера мне удалось вытащить (из сектора Газа. - А.Г.) 40 наших сограждан, я 40 человек привез сегодня ночью. Сейчас мы их проверили, разместили, они отдыхают. Сегодня у меня в списке, допустим, 103 наших гражданина. Всех ли получится вытащить или не всех, непонятно пока, все происходит «вживую», на месте. Соответственно, от того, сколько мы своих сегодня вытащим, сколько белорусы смогут вытащить своих, после этого будут формироваться списки.

Как спасают наших

- Этот процесс, механизм, как вы говорите, «вытащить» – это очень тяжело. Вчера и министр Куренков сказал, что вы просто молодцы.

- Да, это совсем непросто. Потому что вся эта история, во-первых, очень сильно политизирована. Я бы не хотел, конечно, об этом говорить, но из песни слов, что называется, не выкинешь. И те списки наших сограждан, которые мы подаем, российская сторона, мы сначала передаем их египетской стороне. Египетская сторона их смотрит, проверяет, передает Израилю. Израиль проверяет их, смотрит, кого-то вычеркивает, кого-то не вычеркивает и финальные списки передает обратно в Египет.

И мы уже видим эти списки - финальные. Но это еще не означает, что все наши пройдут. Когда списки утверждены, мы обзваниваем наших соотечественников в секторе Газа… Ну, сейчас немножко оговорюсь. Нами была изначально, когда мы сюда прилетели по поручению нашего президента и по указанию министра, проделана очень такая серьезная, кропотливая и масштабная работа по подготовке к эвакуации. Она заключалась в чем? В том, что, помимо большого количества встреч разного уровня – и с силовиками, и с гражданской обороной, и с послами всех задействованных стран, мы также находили контакты и устанавливали связь, практически, со всеми нашими соотечественниками, которые находятся в секторе Газа. Мы создали так называемую виртуальную карту россиян в Газе. Это уникальный случай, делается такое впервые. То есть, мы понимали и сейчас понимаем, где наши соотечественники в данный момент времени находятся в секторе Газа, где их локация, сколько человек, сколько семей, сколько у них детей. Это очень серьезная работа. И это очень удобно с точки зрения того, что Газу постоянно бомбят, и я подтверждаю, находясь на КПП «Рафа, что в Газе нет ни одного (подчеркиваю, ни одного) безопасного места. Хоть Израиль и говорит, что мы работаем (израильские войска. - А.Г.) на севере, все идите на юг, и там будет безопасно, это совсем не так. Потому что я, находясь на КПП каждый день, вижу и слышу, как обстреливается южная часть, как обстреливается район КПП, сколько ракет туда прилетает, как авиация работает. Все это я вижу своими собственными глазами. Поэтому очень важно было понимать, где находятся наши соотечественники, чтобы, когда удары наносятся, мы понимаем, где эти удары наносятся, и видим на карте, накладываем на нашу карту, где наши соотечественники. Соответственно, сразу же в этот район звоним и спрашиваем, как у них дела, какие новости, никто не ранен? Это очень сильно помогает в работе.

Спецборт МЧС России с эвакуированными россиянами из сектора Газа. Фото: МЧС России/ТАСС

Спецборт МЧС России с эвакуированными россиянами из сектора Газа. Фото: МЧС России/ТАСС

Через сутки могут спасти всех соотечественников

- Скажите, как вам удалось наладить связь, я имею в виду мобильную? У вас была фраза такая, что - «мы созваниваемся с нашими соотечественниками».

- Да, мы именно созваниваемся, постоянно на созвоне. Кому-то деньги на телефон клали, с кем-то договорились в определенное время выходить на связь, когда им будет удобно. У них же тоже связи нет, они могут только в определенных точках выходить на связь.

Установили с ними время, тайминг, когда они подходят к тому месту, где есть связь, соответственно, по времени выходим. Когда мы с ними установили связь, в онлайн-режиме, 24 часа в сутки очень серьезную работу выполнили наши психологи. Они созванивались со всеми нашими россиянами, кому нужна была психологическая помощь. И хочу вам сказать, что очень здорово и очень сильно их поддерживали. Потому что многие из них находятся совсем в упадническом настроении, очень сильно подавлены, истощены, измождены и психологически, и физически, и многие уже не видели света в конце тоннеля. А наши психологи по телефону помогали им продержаться, помогали им, что называется, быть на плаву и верить в то, что они будут спасены, что мы сможем их вытащить. Это тоже очень серьезный фактор.

- С учетом тех 40, о которых вы сказали, больше 200 человек. А сколько еще осталось?

- Вообще в нашем списке, который у меня есть, по последним данным, наших соотечественников - 625.

- Значит, порядка 400 там осталось.

- Да.

- Сколько времени может потребоваться на вызволение этих оставшихся?

- Смотрите, если брать максимально оптимальный вариант, то - сутки. То есть, у нас схема настолько рабочая, и она показала себя в действии, потому что у нас уже три выхода было наших соотечественников. Поэтому мы схему нашу отточили, что называется, до оптимальной. И мы готовы уже сегодня-завтра всех прямо забрать и успеть их и оформить, и подготовить для эвакуации. Но нам не дают всех, нам выдают небольшими порциями, что называется. С чем это связано? Опять же, это политика.

- Будем молиться.

К сожалению, есть раненые и погибшие. Их немало…

- Я боюсь об этом спрашивать, Даниил Васильевич. Есть раненые, погибшие среди наших граждан?

- К сожалению, да, и их немало.

Очень многие наши сограждане, кто выходит, со слезами на глазах рассказывают, как у них погиб на этой войне, либо отец, либо мать, либо брат, либо ребенок. Очень много таких, к сожалению.

- Среди наших.

- Да, среди наших. Очень много.

В оперативной группе - всего 25 человек

- Наверное, мы не можем не сказать, сколько человек занято, я имею в виду, ваша передовая группа. Это полк, рота?

- Мы люди не военные, мы спасатели, у нас нет полков, рот.

- Я так, ориентировочно.

- Вся моя оперативная группа, которая вылетела в Каир сейчас, составляет 25 человек. Но этот состав плавающий, потому что часть из моих специалистов, они, когда мы набираем борт, там 100-110 человек в зависимости от загрузки и от того, сколько у меня есть людей, - часть людей из оперативной группы вылетают вместе с нашими согражданами для сопровождения. Вот как они перешли КПП - всё, мы берем их под свое крыло, соответственно, мы уже никуда их не отпускаем и полностью их оберегаем. И это продолжается до передачи их в оперативный штаб в Москве. То есть, когда мы летим в самолете, когда россияне садятся в самолет и вылетают, я отправляю вместе с нашими специалистов. И психологи летят, и обеспечение безопасности, охрана летит, и медики летят. То есть, людям очень тяжело, и в самолете может случиться все что угодно. Поэтому все специалисты их сопровождают, что называется, от двери до двери.

* * * - Спасибо вам, Даниил Васильевич, огромное. Больше просто не смею вас задерживать. Будем за вас молиться. И дай Бог, чтобы как можно больше наших граждан, соотечественников было спасено. А вы просто большие молодцы. Вчера министр в интервью ТАСС (Татьяне Хан) очень вас хвалил.

- Спасибо большое. Но хочу оговориться, что не «как можно больше» было спасено, а у нас есть очень простой и очень понятный для нас приказ, который нам поставил наш министр, наш командир. Это спасти всех наших сограждан, которые находятся в секторе Газа. И мы сделаем все возможное, чтобы спасти именно всех, выполнить приказ нашего командира на сто процентов. Потому что русские своих не бросают, а русские спасатели вообще никого не бросают, кто обратился за помощью.

- Удачи. Берегите себя тоже.

- Спасибо. Есть!

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Директор Института востоковедения РАН Виталий Наумкин рассказал в интервью Радио «Комсомольская правда» про военную операцию, которую сейчас ЦАХАЛ проводит в секторе Газа, будет ли она доведена в итоге до конца и что считать концом (подробнее)