Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+15°
Boom metrics
Общество17 ноября 2023 6:00

Сергей Путреша: налицо злоупотребление правом

Адвокат кооператива «Бест Вей», член коллегии адвокатов «Первая адвокатская контора» Санкт-Петербурга Сергей Путреша комментирует новый раунд юридической борьбы за отмену обеспечительных мер в отношении счетов кооператива и восстановление его работы

— Сергей Викторович, 19 октября Приморский районный суд города Санкт-Петербурга удовлетворил ходатайство следственной группы ГСУ ГУ МВД России по городу Санкт-Петербургу и Ленинградской области о новом аресте счетов кооператива, на которых почти 3,8 млрд рублей...

— Мы сразу подали апелляционную жалобу, потому что правовых оснований для ареста счетов нет. Расследование уголовного дела окончено, также, судя по представленным графикам, окончено выполнение требований ст. 217 УПК РФ, то есть завершено ознакомление всех обвиняемых с материалами уголовного дела.

Замечу, что, до того как это ознакомление началось, было нарушено право ПК «Бест Вей», признанного самим следствием гражданским ответчиком, на ознакомление с материалами уголовного дела. Кооператив не был уведомлен об окончании следственных действий, ему не была предоставлена возможность ознакомиться с материалами уголовного дела, хотя мы направляли соответствующее ходатайство, и оно даже было удовлетворено следствием, но письмо о том, что оно удовлетворено, было прислано 18 сентября, когда уже вовсю шло ознакомление обвиняемых.

Следственная группа утверждает, что в начале июня направила письмо с уведомлением, что 4 июля можно будет прийти и ознакомиться с материалами дела. Такого письма не было. 6 июня мы действительно получили письмо, но письмо с отказом в удовлетворении нашего ходатайства об ознакомлении с исковыми требованиями, на основании которых кооператив был признан гражданским ответчиком. Возможность ознакомиться с исковыми требованиями кооперативу не предоставлена и по сию пору, хотя именно на этих исковых требованиях следственная группа основывает свое ходатайство.

То есть до лишения права ознакомиться с материалами уголовного дела в качестве гражданского ответчика кооператив был лишен следствием права высказаться о своем привлечении в качестве гражданского ответчика и оспорить это привлечение.

— Но оно приоткрыло завесу тайны, показав два заявления о возмещении морального ущерба на миллиард рублей каждое?

— Это два удивительных документа. Двое граждан, признанных следствием потерпевшими, требуют возместить не только материальный, но и моральный ущерб по миллиарду на каждого, притом что совокупный материальный ущерб, по их версии, причиненный им, менее двух миллионов на двоих. Заявления были представлены в публичном судебном заседании и публиковались в прессе.

Заявители предъявляют требования возмещения морального ущерба к неким «мошенникам — сотрудникам „Лайф-из-Гуд“», неким «членам преступного сообщества», а не к кооперативу. Они утверждают, что из-за этих самых мошенников им не удалось приобрести квартиры — за 710 тыс., внесенные в 2018 году, и 1 млн 200 тыс., внесенные в 2016 году, соответственно, а также извлечь доход 30% в год (так написано в текстах заявлений, кстати, судя по одинаковым орфографическим ошибкам, они писались с одного образца). Предполагалось использовать одну и ту же сумму для покупки квартиры и извлечения дохода? Непонятно.

Видимо, наоборот: эти граждане отдавали деньги в рост на счета с обещанным, по их словам, пассивным доходом 30% в год: судя по всему, на счета в «Гермес Менеджменте», а на выросшую за несколько лет сумму планировали приобрести квартиру.

Речь совершенно точно идет не о кооперативе, а о другом финансовом проекте: кооператив, согласно договорам с пайщиками, предоставлял возможность приобрести квартиру в беспроцентную рассрочку при наличии у пайщика 35–50% от стоимости желаемой недвижимости. То есть, внеся эти суммы в кооператив, заявители с высокой вероятностью уже приобрели бы в 2019–2020 годах квартиры с его помощью.

Кроме того, оба заявителя фактически указывают только на свои материальные претензии. А где данные о выигранных разбирательствах в гражданских судах? Средства же, очевидно, были размещены на основании договоров с некими физическими и юридическими лицами, по которым им некие мошенники отказываются вернуть средства.

И где обоснование ущерба личным неимущественным правам? Заявить «Я морально пострадал, у меня подорвано здоровье» недостаточно: нужно указать, в чем заключались страдания, как они связаны с неполучением пассивного дохода, если он не был получен, и невозвратом средств, если они не были возвращены, и на каких расчетах базируется заявленная сумма 1 млрд рублей.

Мы слышим о неких документах, подтверждающих долг, но следствие предъявило обвиняемым 232 млн ущерба. По данным того же следствия, у «Гермеса» были десятки тысяч клиентов в России, а претензии, судя по обвинениям, предъявленным при завершении следственных действий в июне, заявили 198 человек.

— Каким образом следственная группа пытается «привязать» претензии о возмещении морального ущерба к кооперативу?

— Следствие приложило к ходатайству о продлении ареста счетов постановление о привлечении прежнего руководителя кооператива и «Лайф-из-Гуд» Романа Василенко к ответственности в качестве обвиняемого.

Но, во-первых, согласно постановлению, ущерб был причинен им в связи с участием в некоей инвестиционной деятельности, связанной с иными организациями, а не с ПК «Бест Вей».

Во-вторых, Василенко в прошлые годы был руководителем, а не собственником кооператива — право собственности он имеет только на свой пай в кооперативе. Собственниками кооператива являются все пайщики, он управляется общим собранием пайщиков и избранными общим собранием органами управления: правлением и советом.

В-третьих, Роман Василенко был председателем правления кооператива до марта 2021 года, а позднее и до весны 2022 года — председателем совета кооператива, то есть он не возглавляет орган управления операционной деятельностью кооператива с весны 2021 года, так как, насколько мне известно, находится вне России по семейным обстоятельствам еще с пандемии коронавируса.

Кроме того, следствие разработало сложную конструкцию, для того чтобы обратить взыскание на кооператив: оно утверждает, что кооператив «Бест Вей», компания «Лайф-из-Гуд» и компания «Гермес Менеджмент» входят в «группу компаний под единым брендом». Такого понятия в законодательстве нет.

Оно придумано следствием, для того чтобы доказать аффилированность кооператива, компании «Лайф-из-Гуд» и компании «Гермес Менеджмент» и на основании этой аффилированности заставить кооператив платить по обязательствам, предъявленным компании «Гермес Менеджмент».

Притом что кооператив вообще никак не взаимодействовал с компанией «Гермес Менеджмент» — ни одного договора, ни одной финансовой операции между ними не было. Ни о какой официальной политике кооператива по поводу размещения вкладов в «Гермесе» ничего не известно — нет ни постановлений собраний пайщиков, ни постановлений правления на этот счет.

С «Лайф-из-Гуд» у кооператива были контракты, но это контракты на конкретные услуги, в частности, участие пайщиков кооператива в конференциях, которые проводила компания «Лайф-из-Гуд», специализировавшаяся на продвижении и информационных услугах.

Дальше. В уголовном деле, как уже было сказано, фигурируют 232 млн рублей: это долг «Гермеса» потерпевшим, по версии следствия. На счетах кооператива — почти 3,8 млрд рублей. Понятно, что заявления о возмещении морального ущерба появились именно для того, чтобы покрыть эту разницу. Можно и еще написать таких заявлений о моральном ущербе хоть на триллион. Но самое главное: кооператив как юридическое лицо не может отвечать по предъявляемым другим физическим и юридическим лицам требованиям о материальном или моральном ущербе. А о претензиях к самому кооперативу нам ничего не известно.

В постановлениях о привлечении обвиняемых, изданных при завершении следственных действий, абсолютно все эпизоды касаются даже не компании «Лайф-из-Гуд», упомянутой в заявлениях о возмещении морального ущерба. Они касаются исключительно компании «Гермес Менеджмент».

Посмотрим, что будет в обвинительном заключении для рассмотрения уголовного дела судом по существу, которое, по уверениям следствия, должно появиться не позднее февраля 2024 года. Есть подозрения, что постановления о привлечении в качестве обвиняемых могут быть предъявлены заново, хотя это и незаконно.

Мы знаем о том, что есть некое второе, «резервное» уголовное дело. Следствие в судах объясняло его появление тем, что «основное» дело в отношении уже имеющихся обвиняемых будет передано в суд, а дело в отношении иных лиц продолжено.

Мы предполагали, что тихой сапой доказательства из «резервного» дела перетекут в «основное», тем более что следственная группа заявила, что вдобавок к имеющимся 210 томам уголовного дела имеются (или появятся?) еще десять томов с некими дополнительными, вспомогательными данными.

Но в ноябре произошло совершенно экстраординарное событие: адвокаты обвиняемых получили уведомления о том, что в рамках «основного» уголовного дела 3637, следственные действия по которому закончены и происходят завершающие процессуальные действия, будет проведена новая бухгалтерская экспертиза, то есть осуществлено новое следственное действие.

Это грубейшее нарушение УПК, впрочем, очередное грубейшее. Копилка этих нарушений продолжает пополняться, к сожалению, без должной реакции прокуратуры, Следственного комитета и судов. После каждого такого нарушения мы пишем жалобы, но в большинстве случаев они заволокичиваются, не рассматриваются в установленные сроки. Не рассмотрены еще даже наши летние жалобы.

— В деле же уже имеется бухгалтерская экспертиза, проведенная профильным учреждением Минюста?

— Да, но, очевидно, она не устраивает следственную группу. В своих ходатайствах об аресте счетов кооператива следствие ничтоже сумняшеся заявляет, что экспертиза подтвердила незаконный характер деятельности кооператива. В ходатайстве следствия указывается, что заключением судебной экспертизы установлено: «...от имени ПК „Бест Вей“ члены преступного сообщества под предлогом улучшения жилищных условий граждан похитили денежные средства 18 622 физических лиц на общую сумму 16 187 784 631 рубль 94 копейки». Заключение эксперта ничего подобного не содержит.

Эксперт указывает, что на счета ПК «Бест Вей» за все время его существования поступили средства в размере 16 187 784 631 рубля 94 копеек, при этом 81% из поступивших средств потрачено на приобретение жилых объектов недвижимости. О каком хищении в таком случае может идти речь?

Объекты недвижимости передавались исключительно пайщикам кооператива, ряд из них после оплаты их стоимости в полном объеме передан в собственность физическим лицам. Исходя из того же заключения эксперта, более 1,5 млрд рублей было возвращено пайщикам, вышедшим из кооператива, чуть более 1,3 млрд из всех средств с 2014 года было переведено в пользу третьих лиц, что неудивительно, так как совершение более 2500 сделок купли-продажи недвижимости требует значительных затрат.

И вот, видимо, в силу того, что имеющаяся экспертиза фактически опровергает версию следствия, назначается новая бухгалтерская экспертиза. Получается, что происходят следственные действия по тому же самому уголовному делу 3637 без официального возобновления предварительного расследования.

А почему оно официально не возобновляется, спросите вы. На наш взгляд, объяснение может быть только одно: согласно УПК, придется менять меру пресечения четверым обвиняемым, находящимся в СИЗО уже существенно больше предельного срока, а следственная группа под любыми предлогами стремится не допустить их выхода из-под ареста. Сейчас основание для сохранения ареста — то, что обвиняемые знакомятся с материалами дела, хотя все до единого отказывались знакомиться изначально из-за грубейших нарушений их прав со стороны следствия, а после того как суд обязал начать ознакомление, это процессуальное действие почти сразу завершили, о чем всеми составлены заявления.

Мы — адвокаты обвиняемых и адвокаты кооператива — оцениваем происходящее как незаконное содержание под стражей и добиваемся именно такой квалификации действий следователей ГСУ ГУ МВД по городу Санкт-Петербургу и Ленинградской области Управлением Следственного комитета России по городу Санкт-Петербургу.

Что же касается ареста счетов кооператива, то он грубо нарушает права кооператива, который лишен возможности осуществлять свою деятельность, в том числе отвечать по своим обязательствам перед государством, сотрудниками по выплате заработной платы и, что наиболее важно, своими пайщиками, в том числе изъявившими желание выйти из состава кооператива.

Кроме того, все время действия так называемых обеспечительных мер, а они действуют почти непрерывно более полутора лет, грубейшим образом нарушаются права пайщиков, лишенных возможности получить квартиры либо свои денежные средства, которые за это время существенно обесценились. Но судом почему-то защищаются не права почти 20 тыс. пайщиков, а права на возмещение морального вреда двух граждан, которые этими своими правами явно злоупотребляют. Надеемся, суды вышестоящих инстанций защитят права пайщиков.