Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+2°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
17 ноября 2023 9:00

Захват рейса Тбилиси - Ленинград "золотой молодежью": Террористы угрожали отрезать уши ребенку и стреляли в пассажиров для устрашения

40 лет назад случился самый громкий в СССР теракт. Впервые для освобождения самолета с заложниками задействовали знаменитую ныне группу "Альфа"
Командир Ту-134 Ахматгер Гардапхадзе, пилот Станислав Габараев и штурман Владимир Гасоян (слева направо) не дали террористам угнать самолет и почти через год попали на журнальные обложки. Фото: «Гражданская авиация», № 8, 1984

Командир Ту-134 Ахматгер Гардапхадзе, пилот Станислав Габараев и штурман Владимир Гасоян (слева направо) не дали террористам угнать самолет и почти через год попали на журнальные обложки. Фото: «Гражданская авиация», № 8, 1984

18 ноября 1983 года 7 представителей грузинской золотой молодежи взяли в заложники пассажиров и экипаж Ту-134А. Вместо рейса по маршруту Тбилиси - Батуми - Киев - Ленинград они, угрожая оружием, требовали лететь в Турцию. При захвате террористы убили и тяжело ранили несколько пассажиров и членов экипажа. Экипаж сопротивлялся, бойцы группы «А» террористов обезвредили.

40 лет спустя мы пригласили в «КП» Героев Советского Союза - командира группы «Альфа» Геннадия Зайцева и штурмана Ту-134 Владимира Гасояна. По видеосвязи из Питера к нам присоединилась и стюардесса того рейса, кавалер ордена Красной Звезды Ирина Химич (Викторова).

Генерал Геннадий Зайцев, много лет возглавлявший группу «А», в редакции «КП».

Генерал Геннадий Зайцев, много лет возглавлявший группу «А», в редакции «КП».

ВЫСТРЕЛЫ В ГОЛОВУ

- Ирина Николаевна, вы первая увидели террористов?

- Взлетели штатно. Минут через 15 я ребятам позвонила по связи: «Долетим до Батуми?». У нас задержка по погодным условиям была. Услышала, что возвращаемся назад. Как только вышла в салон, один из террористов выхватил гранату и стал кричать: «Самолет захвачен, летим в Турцию!». Они вытолкнули меня назад, в служебное помещение. А один из преступников выстрелил в голову пассажиру на втором ряду.

Стюардесса Ирина Химич смогла выпрыгнуть из самолета при посадке.

Стюардесса Ирина Химич смогла выпрыгнуть из самолета при посадке.

- Убил для устрашения?

- Да. Они мне сказали: «Свяжитесь с экипажем, объявите, что летим в Турцию». Я взяла трубку внутренней связи. Но они эту трубку вырвали вместе с проводами, я ничего не успела сказать экипажу. Взяли Валю Крутикову, бортпроводницу, повели к кабине экипажа.

- Как проникли в кабину?

- У нас была договоренность, что мы стучим определенное количество раз. Но Валя и не стучала - они сами постучали три раза. А пилот, посмотрев в глазок, увидел Валентину и открыл дверь. И как только открыл, там сразу началась стрельба.

«Я услышал хлопки и шум»

- Владимир Бадоевич, вы были в кабине пилотов?

Штурман Владимир Гасоян:

- Я один из всех штурманов летного отряда, у которого привычка была садиться на рабочее место и закрываться шторкой. Она разделяет пилотскую кабину и штурманскую. И за шторкой я слышу шум, хлопки. Посмотрел в щелку между приборной доской и шторкой. Увидел: посторонние в кабине. И проверяющего Завена Шарбатяна, который минуту назад стоял, прислонившись к двери, там уже нет.

- Сколько их ворвалось?

- Двое молодых с оружием. Срывают наушники с командира, со второго пилота, а им был пилот-инструктор Гардапхадзе. Он сидел в правом кресле и вводил в строй молодого командира. Я подумал: что за шутка? Может, чьи-то знакомые? Но тут поднялся бортинженер Анзор Чедия и говорит им: «Вы кто, что вам надо?» Преступник, стоящий справа, выстрелил ему в грудь, Анзор упал в кресло.

- У вас был пистолет?

- Я был молодой штурман, когда первый раз мне выдали пистолет, я спросил: «А зачем гражданскому летчику оружие?». Сказали: «Так надо». Ну и вот я, не трогая шторку, в щелочку открыл огонь. Правый преступник мне был виден хорошо, я целил в сердце. Три моих выстрела попали в цель, он упал на спину. А второй преступник, который держал молодого командира, стоял за спиной убитого бортинженера, закрывшись им. Видна была только голова. Он был ошеломлен, вертел головой, кричал: «Кто стреляет?». Я прицелился ему в голову. Два раза выстрелил, оба раза попал в шею. Он, тяжело раненный, выскочил из кабины.

- И вы смогли в кабине запереться?

- Нет, в тот момент закрыться было невозможно. Первый убитый мною преступник рухнул в двери. Здоровый, под два метра ростом и за 100 килограмм. Ни вытолкнуть, ни втолкнуть. Я пытался два раза - ну никак.

- Но в итоге удалось?

- Когда закончились патроны, мы стали самолет бросать вверх-вниз, создавать перегрузки, чтобы преступники не могли ворваться в кабину. Это пилот Габараев сделал. Но это долго продолжаться не могло. Бортпроводница Валя Крутикова, которой они голову разбили, рыдая, говорит: «Ребята, летите в Турцию или они нас взорвут, у них гранаты». Я ее просил: «Валя, попробуй вытянуть преступника из кабины». И вот эта худенькая, маленькая девочка схватила тушу огромную и, пятясь назад, потихонечку вытянула его в кухню. Как только ноги преступника освободили дверной проем, я вытянулся, нашел ручку двери, потянул на себя. В любой момент мог получить пулю.

Стюардессе Вале Крутиковой террористы разбили голову и вырвали волосы. Фото: Предоставлено КП

Стюардессе Вале Крутиковой террористы разбили голову и вырвали волосы. Фото: Предоставлено КП

УГОНЩИКИ-САДИСТЫ

- Ирина Николаевна, террористы вели огонь, прикрываясь вами?

Ирина Химич:

- Когда Володя начал стрелять, они кричали: «Кто стреляет? Откуда?». Отбежали в служебное помещение, схватили меня, поставили, как живой щит, начали стрелять в сторону кабины. Прямо с моего плеча. А там начал еще отстреливаться командир. Одни пули летели в сторону кабины, а из кабины пули шли в нашу сторону. Не знаю, как осталась жива.

- Террористы вас били?

- И меня, и Валю. Выдирали волосы. Били рукояткой пистолета. В один момент я упала… Есть отсек возле двери, где тревожная кнопка. Но когда я ее нажала, было уже поздно.

- Они издевались и над пассажирами?

- Им не давали воду и ходить в туалет - а мы с Валей об этом и не думали. Когда одна мать просила для ребенка попить, ребенок плакал, а тот гад орал: «Мы отрежем ему уши и заставим тебя их съесть». В какой-то момент меня и Валю оттащили в салон, посадили в кресла. У меня длинные волосы были, они намотали волосы на руку, пистолет приставили. Я полезла в карман - ударили меня, думали, что я вооружена.

Лидер террористов, художник «Грузия-фильм» Иосиф Церетели (слева) умер в СИЗО, студент Академии художеств Дато Микаберидзе (в центре) застрелился при посадке в Тбилиси, наркоман Гия Табидзе был убит штурманом Гасояном. Фото: specnaz.ru

Лидер террористов, художник «Грузия-фильм» Иосиф Церетели (слева) умер в СИЗО, студент Академии художеств Дато Микаберидзе (в центре) застрелился при посадке в Тбилиси, наркоман Гия Табидзе был убит штурманом Гасояном. Фото: specnaz.ru

- Вы видели, куда летите?

- Террористам мы говорили: «Летим в Турцию». Но когда я посмотрела в иллюминатор, то увидела, что летим на базу. И нас сопровождают два истребителя. Я Валентине, когда нас с ней запихнули в служебный «багажник», где уже лежал преступник, раненный в шею, говорю: «Валя, нам конец, мы летим в Тбилиси». Один из преступников, державший меня на мушке, крыл матом, грозил убить, но, увидев, что садимся в Тбилиси, побежал в конец салона и застрелился.

После посадки

- Владимир Бадоевич, вы садились в Тбилиси, получая команды с земли?

Владимир Гасоян:

- Команд не было. Только после посадки нам дали указание зарулить на дальнюю вертолетную стоянку - подальше от аэровокзала.

- Ирина Николаевна, вы смогли покинуть самолет?

Ирина Химич:

- Меня так били, что я теряла сознание. Вся голова в крови. Но «на автомате» перед посадкой я приоткрыла дверь. Не знаю, на какой высоте, может, метров 500. При тяжелой посадке дверь могло заклинить. Приземлились, самолет еще катился по полосе, я Вале кричу: «Прыгай!». Она: «Боюсь». Я решилась выпрыгнуть на бетонку. Так повредила позвоночник, что потом 4 месяца лежала на вытяжке в госпитале.

- По вам и тогда стреляли?

- Когда выпрыгнула из самолета, слышу крик: «Стой, стрелять буду!». Побежала куда-то, не понимая куда. Автоматные очереди над головой. Упала лицом в траву. Ноябрь, дождь, травка такая зеленая... С того момента у меня промежуток 5 - 6 часов в памяти так и не восстановился.

- В тот день вы были на волоске от смерти несколько раз.

- Потом мне рассказали, что я куда-то отползла. Подошел военный, сказал: «Лежи здесь». Оказалось, это он стрелял в меня и боялся убить. Потом я залезла на лестницу для осмотра хвоста самолета. Когда меня там нашли, я сидела и бормотала: «У меня дочь Лида, ей 3 года. Что с Валей?». А Валю они убили.

Студентка-архитектор Тинатин Петвиашвили, сыграв свадьбу с актером Германом Кобахидзе накануне захвата, получила 14 лет, была амнистирована в 1991-м новой властью Грузии.

Студентка-архитектор Тинатин Петвиашвили, сыграв свадьбу с актером Германом Кобахидзе накануне захвата, получила 14 лет, была амнистирована в 1991-м новой властью Грузии.

«АЛЬФА» ЛЕТИТ НА ЮГ

- Геннадий Николаевич, когда группа «А» получила приказ на вылет в Тбилиси?

Командир группы «Альфа» Геннадий Зайцев:

- Рабочий день 18 ноября подходил к концу, когда мне дежурный доложил, что надо связаться с председателем КГБ Чебриковым. Виктор Михайлович мне сообщил, что в 16.40 захвачен самолет, на борту 7 членов экипажа и 57 пассажиров. Приказал вылететь в Тбилиси - освободить заложников и обезвредить террористов.

- Сколько вас полетело?

- 34 человека, с боекомплектом, со штатным оружием. Чебриков сказал, что террористы на борту вели огонь, есть жертвы.

- Преступники хорошо подготовились?

- Тогда разрабатывался план «Набат» - действия силовых структур при захвате самолета. Сняли учебный фильм по этому плану. Террористы смогли этот фильм для служебного пользования увидеть в Грузии. Они под свой полет и захват разыграли свадьбу, даже венчались. А «святой человек», который их венчал и идейно руководил группировкой, позже был осужден к исключительной мере.

- Когда вы прибыли в Тбилиси?

- В 23.00. Еще в воздухе определили, кто будет действовать в группах захвата, поддержки, блокирования.

- Начальство вас торопило?

- Никто не торопил. К нашему прилету был создан штаб. Им руководил председатель КГБ Грузинской ССР Алексей Инаури. Меня включили в этот штаб, где было пять человек. Всю ночь простояли на ногах в зале аэровокзала первый секретарь Компартии Грузии Шеварднадзе и два командующих военными округами.

- По самолету стреляли?

- Из оцепления по самолету стреляли хорошо (63 пробоины в корпусе. - Ред.). К счастью, никто из заложников не пострадал.

- До штурма успели провести тренировку?

- Провели на похожем самолете. И приняли все меры, чтобы обойтись без стрельбы.

- Переговорами?

- Да. Это требовало времени. У нас был отличный переговорщик Владимир Зайцев. Но террористы выдвинули требования, чтобы переговорщик был раздет до трусов (стоял ноябрь, ночь, холод) - хотели видеть, что он без оружия. И чтобы говорил на грузинском. Вариант с переговорщиком отпадал, как и со спецсредствами.

КТО ОТДАЛ КОМАНДУ

- Оставался только штурм?

Геннадий Зайцев:

- Да. И когда я уже отдал распоряжение, пригласил Шеварднадзе пройти в штаб. Когда я его туда завел, глава грузинского КГБ Инаури посмотрел на меня так, что я понял, что совершил ошибку.

- Сам Шеварднадзе не рвался в штаб операции?

- Нет. Я Шеварднадзе сказал: «Через 5 минут будет штурм. Благословите». В 5.30 началась операция. 15 секунд - и все преступники в салоне были обезврежены.

- В открытых источниках пишут, что операция шла от 4 до 8 минут...

- Нет. От команды на штурм и до спуска всех заложников на летное поле, прошло не более 3,5 минуты. А сам штурм - 15 секунд.

- Из Ту-134 успели слить топливо?

- Под видом того, что заправляется самолет, - так объявили террористам.

- Экипаж самолет покинул на тот момент?

- Да. Из самолета, кроме Ирины, пытались выбраться и кое-кто из пассажиров. По ним стреляли из оцепления, думая, что это террористы. Одна пуля пробила кабину, ранила Габараева, он до сих пор с этими осколками в ноге.

- «Альфа» обезвредила террористов без потерь?

- Без. Хотя террористы произвели по нашим сотрудникам 4 выстрела. У них были револьверы и гранаты. Позже выяснилось: гранаты учебные, но запалы боевые.

ОЦЕНКА ОПЕРАЦИИ

- Как руководство КГБ и страны оценили действия группы «А»?

- Шеварднадзе объявил нам благодарность «за то, что освободили от такого позора». Генерал Инаури сказал: «Полковник, вы остаетесь на трое суток здесь с личным составом». Я говорю: «Товарищ генерал, я подчиняюсь председателю КГБ. Докладывайте ему». В итоге разрешили остаться, поселили в «Интуристе», кормили-поили, возили на загородную дачу.

- А в Москве?

- На летном поле нас встречал начальник нашего 7-го управления КГБ. На следующий день я был вызван к Чебрикову. Он потребовал полного доклада. Представили к наградам многих. Я получил орден Красной Звезды. Трое товарищей - ордена Красного Знамени.

- Владимир Бадоевич вы стали Героем Советского Союза?

Владимир Гасоян:

- Да. И командир корабля получил Золотую Звезду. В Грузии до суда над террористами со мной пытались выйти на связь, чтобы я изменил показания. Я на это не пошел.

- Ирина Николаевна, вас представили к Красной Звезде?

Ирина Химич:

- Да. После госпиталя. Награждали в Грузии. Тогда отношение к нам, в общем, было еще позитивное, но уже что-то в воздухе витало, раз в Тбилиси такая золотая молодежь была...

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Теракт на рейсе Тбилиси - Ленинград совершили 7 молодых грузин. Из 57 пассажиров и 7 членов экипажа погибли 5, ранены 10 человек. Вдохновителя теракта, священника Теймураза Чихладзе, на борту не было, но высшую меру он получил. Как и террористы Каха и Паата Ивиерели, а также Герман Кобахидзе. Лидер группы Иосиф Церетели (художник «Грузия-фильм») умер в СИЗО во время следствия, которое шло 9 месяцев. Студентка Академии художеств Тинатин Петвиашвили получила 14 лет, через 7 лет была амнистирована президентом Грузии Гамсахурдией. Сотрудница аэропорта Анна Варсимашвили, которая, отгуляв на свадьбе участников теракта, пронесла на борт сумку с оружием, получила 3 года условно.

ТАКОЕ КИНО

В 2017-м грузинский режиссер Реваз Гигинеишвили выпустил фильм «Заложники» (по его же сценарию), где семеро молодых грузин-угонщиков не преступники, а скорее жертвы обстоятельств, чуть ли не борцы с советским режимом. Роль стюардессы Майи (не в кино - Ирины Химич) исполнила жена режиссера Надежда Михалкова, с которой постановщик расстался после показа картины на многих фестивалях (и провала в прокате).

Вот что говорят о картине те, кто стал прообразом ее героев.

Ирина Химич:

- До того, как они сняли этот фильм, нам звонили, консультировались. А в итоге мы увидели кино про золотую молодежь, которой «очень плохо жилось в СССР». Фильм не про угон и не про героизм экипажа и «Альфы». Самим трагическим событиям уделено, может, минут 10. Нас с Володей Гасояном и Владимиром Зайцевым приглашали на просмотр. Приходил и мой сын - и у него хватило духу сказать в лицо Резо Гигинеишвили, что фильм - дерьмо.

Владимир Гасоян:

- Режиссер перед премьерой с нами встретился. Отводил глаза, извинялся много раз, что снял фильм о событии, но не о нас. Говорил: «Если что-то вам не понравится, не осуждайте, я в дальнейшем обязательно сниму фильм о вас». Конечно, фильм не о нас, но спасибо хотя бы за то, что показал, как та молодежь шла к преступлению. Их беда была в том, что они слышали в своих семьях - успешных, обеспеченных семьях грузинской творческой элиты. А семьям этим не нравилась обстановка в СССР, не нравилась сама страна, родители критически рассуждали о происходящем. И «золотые дети» всё это видели и воспринимали так, что, будь они за границей, в Америке или в Европе, им бы «жилось намного лучше». Исходя из своей «несвободы», они и пошли на преступление. И режиссер, судя по фильму, им сочувствовал.