Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-3°
Boom metrics

Виктория Дармаева, президент Забайкальской отделения Ассоциации малочисленных народов Севера: «Языковые гнезда, возможно, помогут в сохранении эвенкийского языка»

Продолжаем подводить итоги Всероссийского форума «Народы России»

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Президент Забайкальской региональной общественной организации «Ассоциация малочисленных народов Севера» Виктория Дармаева на форуме «Народы России» в Москве посетила открытую студию «Радио «Комсомольская правда»».

БИЗНЕС СТИМУЛИРУЕТ РАЗВИТИЕ ОЛЕНЕВОДСТВА

- Виктория Анатольевна, какие у малочисленных народов Севера в Забайкалье первоочередные проблемы?

- Проблемы есть, и они связаны с землей. Земля - это наша жизнь, земля кормит нас. Север Забайкалья – это территория традиционного проживания эвенков, коренного малочисленного народа Севера. Мы занимаемся оленеводством, охотой, рыболовством, собирательством, и конечно, проблемы экологии беспокоят нас больше всего. Мы видим, что часто, стараясь увеличить бюджет края путем налоговых вливаний, региональные власти, разрешая промышленным компаниям интенсивную недродобычу на территориях традиционного проживания коренных народов Севера, не всегда видят в этом угрозу для хрупкого равновесия взаимоотношений природы и человека, столь важного для сохранения традиционного образа жизни коренных малочисленных народов Севера. И это проблема всех северных территорий РФ, не только Забайкальского края. Я не говорю, что это происходит повсеместно, есть, конечно, крупные промышленные компании, которые ведут политику социальной и экологической ответственности в отношении местного населения и территории, где ведется недродобыча. В качестве положительного примера приведу работу компании «Удоканская медь», которая вносит большой вклад, как в развитие края, так и в частности, в развитие Каларского муниципального округа, где на данный момент еще сохранилось традиционное оленеводство. Еще на начальном этапе строительства комбината в 2018 году компания провела общественные слушания среди местного населения, на которых обговаривались все возможные риски и решения по их устранению или возмещению ущерба. Тогда же компания заключила трехстороннее Соглашение о взаимодействии и сотрудничестве с Правительством Забайкальского края и Забайкальской региональной Ассоциацией коренных малочисленных народов Севера. В течение пяти лет мы совместно с компанией реализуем различные проекты по сохранению эвенкийского языка, традиционной культуры эвенков и поддержке и развитию оленеводства. Например, в этом году мы запускаем совместный проект подготовки молодых оленеводов. Это поможет решить проблему дефицита рабочих кадров и привлечет молодежь в отрасль. Почему сегодня молодежь не идет в оленеводство? Потому что, во-первых, нет зарплаты, во-вторых, круглый год нужно жить в тайге в отрыве от семьи, от «благ цивилизации». Компания поддержала наш проект подготовки молодых оленеводов, и теперь молодые люди, пожелавшие участвовать в проекте, получат от компании единовременную материальную помощь для закупки таежного снаряжения и ежемесячное пособие – своего рода зарплату. А общины, взявшие на обучение молодых оленеводов, в качестве стимулирования, также получат материальную помощь, на которую смогут приобрести ГСМ, продукты или снаряжение.

«ЭТО НЕ ТУНДРА»

О проблемах сохранения таежного и горно-таежного оленеводства мы неоднократно заявляли на различных федеральных площадках, говорили о том, что для его сохранения нужны экстренные меры государственной поддержки. Дело в том, что в условиях таежной или горно-таежной местности самая оптимальная численность поголовья в одном оленстаде - это всего 500 -1000 оленей. Поэтому можно сказать, что оленеводство в таких условиях является убыточным. Это в тундре бегают многотысячные стада оленей, и оленеводческие общины там самодостаточные. А нашим оленеводам нужны дополнительные меры государственной поддержки, чтобы сохранить свое поголовье оленей.

- Насколько сложно удержать молодежь в общинах? Думаю, она уезжает.

- Совершенно верно. Работа оленевода тяжелая, неоплачиваемая, к тому же, невозможно завести семью. Ну, какая современная девушка сейчас пойдет замуж за мужчину, если он все время в тайге? Еще и жить без всяких удобств в экстремальных условиях.

Как видим, крупный бизнес может нам помочь в сохранении и развитии уже исчезающего горно-таежного оленеводства..

- Насколько серьезно за последнее время изменилась численность коренного населения в вашем регионе?

- Убыль эвенкийского населения в крае на самом деле большая. По данным всероссийской переписи населения 2020 года количество эвенков в Забайкальском крае сократилось почти на треть, с 1400 чел. до 900 чел. Для нашего малочисленного народа это очень большая потеря.

- С чем это связано?

- В основном, большая смертность от травм, потому что условия жизни тяжелые, порой экстремальные. Наши мужчины почти все - охотники, рыбаки, оленеводы. А также социальная напряженность, связанная с безработицей, невозможностью вести традиционный образ жизни, плохая адаптация к новым, стремительно меняющимся условиям жизни – всё это влечет за собой такие негативные явления, как алкоголизм, приводит к утрате связи со своими корнями, своим родом и к безысходности.

ОДНА ШКОЛА НА РЕГИОН

- Сейчас многие говорят о том, что языки коренных народов необходимо сохранять. В вашем регионе чего еще не хватает для того, чтобы поддержать языки и культуру национальных территорий?

- Мое личное мнение: национальная культура и язык народа тесно связаны с традиционным образом жизни. У этого мнения есть противники, есть и сторонники. Но это факт, что вся оленеводческая терминология у нас эвенкийская: если человек работает с оленями, то ему приходится пользоваться родным языком. Я не говорю, что всем нам нужно идти в оленеводы, чтобы сохранить традиционную эвенкийскую культуру и язык. Тем не менее, оленеводство – это такой островок, где мы можем увидеть воочию, что именно там сохраняется язык и традиционная культура эвенков. Это хорошо, что учреждения культуры занимаются популяризацией нашей эвенкийской культуры - на фестивалях и концертных площадках мы поем эвенкийские песни, танцуем эвенкийские танцы, и это действительно дает толчок к современному развитию культуры народа. Но любой язык сохраняется лишь тогда, когда он функционален, а в оленеводстве без знания эвенкийского языка невозможно обойтись.

Что касается преподавания эвенкийского языка в Забайкальском крае… Я сама учитель эвенкийского языка, преподаю его в Тупикской СОШ Тунгиро-Олёкминского района. У нас в крае это единственная школа, где эвенкийский язык преподается как учебный предмет, в остальных в качестве дополнительного образования, иначе говоря, кружковой работы. Конечно, хотелось бы, чтобы со стороны Министерства образования Российской Федерации проблеме преподавания родных языков было уделено большее внимание. У нас в школах на преподавание уроков родного языка в учебном плане отведено всего 0,5-1 час в неделю, на родную литературу столько же. Чему можно научить ребенка за это время?

- А запрос со стороны коренного населения есть на изучение своего языка?

- Это тоже проблема. Да не все понимают важность изучения родного языка. Я иногда слышу упрек от представителей других народов: «Вы сами виноваты в том, что не сохранили язык». Но я считаю, что серьезные ошибки в системе образования были допущены еще в советское время, когда дети коренных по девять месяцев жили в интернатах, отдельно от родителей, и все обучение в школах велось только на русском языке. Кроме этого, находясь большую половину года вдалеке от семьи, дети не имели возможности научиться у родителей навыкам жизни в тайге и разговаривать на родном языке.

МЕСЯЦА ДОСТОЧНО, ЧТОБЫ НАЧАТЬ РАЗГОВАРИВАТЬ

- Получается, все это время дети разговаривали на русском?

- И все предметы велись на русском языке. Конечно, это привело к тому, что буквально за два поколения знание эвенкийского языка сошло на нет. К сожалению, это так и есть.

Почему я говорю про оленеводство? В Каларском округе сохранилось оленеводство, и там сохранился эвенкийский язык: там есть носители эвенкийского языка, есть семьи, в которых разговаривают на родном эвенкийском языке. Еще лет 10 назад замечательный человек, эвенк из Тунгокоченского района, Николай Яковлевич Арунеев предложил нам отправлять наших детей на лето в оленеводческие стойбища. Не проходило и месяца, как они начинали разговаривать на эвенкийском языке. То есть для того, чтобы научить человека языку, нужно погружать его в языковую среду. Это так же, как с английским языком: если есть среда – то научишься говорить. Возможно, такие языковые гнезда и помогут нам в сохранении и развитии эвенкийского языка.

Издание литературы на эвенкийском языке тоже было бы хорошим подспорьем в деле сохранения языка. Кстати, хочу рассказать о хорошем проекте «Удоканской меди», это издание книги «Сказки Забайкальского Севера», куда вошли сказки эвенков, записанные в 1930-50 годы в Каларском районе Читинской области собирателем фольклора Марией Лукьяновной Пинегиной. Это очень хороший проект. Книга получилась интересной, красивой, живой, ведь иллюстрации к сказкам нарисованы детьми.

В рамках проведения Десятилетия языков коренных народов в Забайкальском крае Министерством образования второй год подряд в школах северных районов проводится каскадный диктант по эвенкийскому языку для детей, учащихся школ, и для взрослых (в формате тестирования). Также по предложению региональной Ассоциации КМНС летом на базе одного из пригородных лагерей пройдет языковая смена для детей эвенков. Мы надеемся, что совместными усилиями нам удастся сохранить родной язык, культуру и традиционный уклад жизни, тесно связанный с традиционными оленеводством и охотпромыслом.