Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-3°
Boom metrics
Звезды26 ноября 2023 10:27

Сергей Юрский заплатил за съемки в «Золотом телёнке» тяжелым воспалением легких

55 лет назад на экраны вышла советская двухсерийная картина режиссера Михаила Швейцера
Двухсерийную картину снимали полтора года

Двухсерийную картину снимали полтора года

Фото: ТАСС

Этот фильм стал первой экранизацией одноименного сатирического романа Ильфа и Петрова. Картина «Золотой телёнок» имела колоссальный успех у зрителей. И сегодня она давно уже признанная киноклассика.

К юбилею швейцеровского «Золотого телёнка» на «Мосфильме» провели покадровую цифровую реставрацию изображения и звука советской кинокомедии.

Экранизацию «Золотого телёнка» Михаил Швейцер задумал ещё в 1962 году. Однако Госкино медлило с разрешением на съемки. Отмашку дали только пять лет спустя, в конце 60-х. Произошло это благодаря заступничеству искусствоведа Георгия Куницына. В конце 60-х ему предлагали занять пост председателя Госкино СССР. Он был противником ужесточения идеологического контроля за кинорежиссёрами и сценаристами.

В роли Бендера Швейцер с самого начала хотел снимать Сергея Юрского. Но по правилам все равно требовался кастинг и кинопробы с несколькими кандидатами. На роль великого комбинатора пробовались Владимир Басов, Александр Пороховщиков, Николай Губенко и другие известные актёры. Но Швейцер все-таки сумел отстоять Юрского, которого утвердил худсовет киностудии «Мосфильм».

В роли Паниковского могли сняться Георгий Вицин, Ролан Быков, которого даже успели утвердить. Однако Швейцера что-то не устраивало в этом выборе. На просмотр снятых сцен он пригласил своего друга - актёра кукольного театра Зиновия Гердта. После просмотра Гердт предложил свой вариант подачи характера Паниковского, который понравился больше, чем вариант Ролана Быкова, которому с извинениями отказали.

На роль Шуры Балаганова пробовался Вячеслав Невинный, но режиссёр отдал роль Леониду Куравлёву, с которым был знаком. Он снимал Куравлева и Юрского в своей предыдущей картине «Время, вперёд!». На роль подпольного миллионера Корейко пробовались Евгений Леонов и Евгений Евстигнеев, которого в итоге и выбрал худсовет. На роль водителя Адама Козлевича Швейцер пригласил ленинградского актера Николая Боярского – дядю Михаила Боярского.

Двухсерийную картину снимали полтора года. Помимо работы в мосфильмовских павильонах, киногруппа выезжала в экспедиции в Юрьев-Польский Владимирской области, в Среднюю Азию, в Одессу (которая по замыслу Ильфа и Петрова была прообразом Черноморска). Эпизод на берегу («Запускайте Берлагу!») снят в Одессе, на пляже в Лузановке.

Съемки проходили и в пустыне Каракумы. Там случился забавный эпизод с Евстигнеевым. Снимали поездку на верблюдах, и актёр перестал отзываться на просьбы режиссёра — просто игнорировал все обращения к нему. Съёмку пришлось остановить, Швейцер подбежал к Евстигнееву и обнаружил, что тот просто уснул — его убаюкал плавный ход верблюда.

Сцена с ограблением Остапа румынскими пограничниками в финале картины снималась в Москве на аэродроме в Тушино. «Это снималось на совершенно пустом аэродроме в Тушино – тогда это была пустыня внутри города. Снималось зимой, и я за это заплатил тяжелым воспалением легких, потому что все реально было – снег, множественные дубли», - вспоминал Сергей Юрский.

И эти муки были отчасти напрасны. По требованию редакторов «Мосфильма» финал был сокращён, чтобы «подчеркнуть мотив морального краха Бендера и отчётливо прозвучала тема поражения героя в столкновении с большим советским миром».

По заданию «Мосфильма» инженер Лев Шугуров спроектировал автомобиль, который «сыграл роль» «Антилопу Гну» («Лорен—Дитрих»). Двигатель, трансмиссию и раму Лев Шугуров взял от автомобиля УАЗ-452, задний мост - от старого автомобиля ГАЗ-А. По чертежам Шугурова была выполнена облицовка кузова, руль был перенесен в соответствии с традициями автомобилестроения начала ХХ века с левой на правую сторону. Получившийся автомобиль имел ряд отличий от описанного в книге Ильфа и Петрова ( «оригинальный» автомобиль Козлевича должен был иметь кузов типа «тонно» с балдахином, двумя рядами расположенных друг напротив друга сидений и дверцей по центру задней части, а также цепной привод заднего моста).

Композитором на картину вначале пригласили Георгия Свиридова. Однако между режиссером и композитором возникло недопонимание в самом начале работы. В итоге, музыку к картине писал Георгий Фиртич. Но в фильме звучит ещё и музыка Свиридова: тема автопробега принадлежит именно ему.

Советская кинокритика приняла фильм сдержанно. Швейцера упрекали в том, что вместо сатирической комедии у него получилась полноценная трагикомедия. Остап Бендер вместо плута и трикстера вышел лириком, который почти не смеется, а лишь горько шутит и размышляет.

«Теленок рождается в муках» — так озаглавлено было интервью со Швейцером, опубликованное в журнале «Советский экран» в 1966 году.

Швейцер оправдывался, защищался от нападок, объяснял критикам, что хотел увидеть «Золотого теленка» в его первозданных пропорциях, глазами авторов - Ильфа и Петрова, которые написали очень смешную, но и очень серьезную книгу. «Мы попытаемся рассказать о трагикомическом пути человека, который, «переходя улицу, не глядел по сторонам». – объяснял Михаил Швейцер свой замысел. Он не хотел «издеваться над Остапом». «Пусть зритель вместе с умным, обаятельным героем, – может быть, сочувствуя ему, может быть, желая удачи, – пройдет крестный путь друга Уголовного кодекса и вместе с ним убедится, что в конце-то тупик! Ведь это трагедия: жизнь растрачена впустую!».

В отличие от кинокритиков, зрители приняли фильм очень тепло. За первый год кинопроката картину посмотрело почти 30 миллионов зрителей. На «Мосфильм» приходили тысячи писем, примерно такого содержания:

«Довольны кинокартиной «Золотой теленок», которую сегодня посмотрели и еще посмотрим обязательно. Привет и самые хорошие пожелания Сергею Юрскому – Остапу. Нам приятно видеть очень и очень хорошего актёра – это настоящий Остап Бендер». «Просим режиссера снять и «Двенадцать стульев» раз у вас так хорошо вышел «Золотой телёнок»! Сергей Юрский пусть командует парадом!».

Возможно Михаил Швейцер так бы и сделал, но его опередил Леонид Гайдай.