Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-2°
Boom metrics
В мире30 ноября 2023 7:40

Смерть гения «челночной дипломатии» Киссинджера: Именно он понял, что куда лучше не сражаться с русскими, а тихо удушить их...в объятиях

Колумнист kp.ru Эдвард Чесноков — о том, как лично видел «архитектора XX века»
Москва. 30 июня 2017. Бывший госсекретарь США Генри Киссинджер на международном научно-экспертном форуме "Примаковские чтения". Фото: Станислав Красильников/ТАСС

Москва. 30 июня 2017. Бывший госсекретарь США Генри Киссинджер на международном научно-экспертном форуме "Примаковские чтения". Фото: Станислав Красильников/ТАСС

Продолжают уходить Фигуры, которые, как бы к ним ни относиться, сформировали облик предшествующего столетия. Год назад в возрасте 96 лет ушла королева Англии Елизавета II; сейчас, не дожив до 101 года, отправился в мир иной экс-госсекретарь США Генри Киссинджер. Даже в самой продолжительности их жизни есть что-то от древних библейских патриархов, потрясавших землю во всех смыслах слова.

Я лично видел Киссинджера один раз — летом 2017-го он выступал в Москве на международной конференции «Примаковские чтения». Бодростью тела не блистал, читал речь в огромных очках «по моде семидесятых» — по бумаге с буквами такого огромного размера, что те просвечивали насквозь и, зеркально пропечатанные, были видны нам, зрителям, с обратной стороны. Зато ясность мысли 96-летнего (тогда) старика поражала:

— Подходы США и России во внешней политике и защите национальных интересов значительно различаются: у Москвы в основе скорее принципы религиозности [духовных ценностей — Ред.], у Вашингтона — принципы свободной торговли и открытой экономики, — записал я в тот день его слова.

Ну, касаемо второго — про американскую «внутреннюю свободу и открытость» — дедушка, скорее, натягивал на нынешние США ту, совсем другую страну времён собственной молодости (когда сейчас в Калифорнии на серьезных щах обсуждается вопрос «многомиллиардных репараций афроамериканцам, пострадавшим от рабства» — то понятно, что это не про «экономический либерализм», а про «отнять богатства у буржуев и поделить в пользу пролетариата» — в духе ранних большевиков-троцкистов).

Но вот с первым пунктом — с пониманием России — «дедушка Генри» справлялся хорошо. Это был, конечно, противник — но противник, искренне пытавшийся понять оппонента и учесть его интересы. Да и переиграть кого угодно он мог за счёт одного опыта; шутка ли — человек гонял чаи с Никсоном, Мао, Брежневым и другими мастодонтами XX века.

Самому счастливому и сытому времени СССР — семидесятым годам, когда мы вместо «вечного боя» стали смотреть под Новый год лирические советские комедии по новому телевизору, стоящему в ультрамодной югославской «стенке», — мы тоже во многом обязаны ему, «карикатурному капиталистическому госсекретарю» Киссинджеру.

Именно он прозорливо понял, что куда лучше не сражаться с русскими — в бою те непобедимы — а тихо удушить их в объятиях нетрадиционной любви. Договорившись с Брежневым (да, формально то делали президенты Никсон и Форд, но архитектором был он, «гений челночной дипломатии» Киссинджер) — Запад и соцлагерь снизили конфронтацию; в капиталистическую Европу потёк газ по советским трубам, а в главной брежневской стройке, БАМе, были задействованы сотни тяжёлых самосвалов и экскаваторов из США, ФРГ, Японии и Канады; это не говоря о тысячах «просто грузовиков» западного производства.

И вот же совпадение — когда при Рейгане, в 1980-е (Киссинджер тогда отошёл от госпостов) отношения Москвы и Вашингтона ухудшились и «конвергенция двух систем» прекратилась, в экономике СССР как-то сразу начались системные проблемы, стал нарастать дефицит — и закончилось всё известно чем.

Наконец, уже в наши дни, в 2022-м, Киссинджер, как говорили в старинных романах, «фраппировал публику», намекая, что Украине следовало бы отдать часть территорий России. Не потому, конечно, что так любил Москву — а просто понимая, что от конфронтации с «одной седьмой частью суши» Запад — уже давно не лидер в экономике и населении — теряет многое, получая лишь дальнейшее саморазрушение.

По законам жанра, некролог следует заканчивать оптимизмом. Но — не с чего. Одной трезвой головой «по ту сторону» стало меньше, а значит, у сторонников «сохранения гегемонии Запада любой ценой, вплоть до тотальной войны» — теперь на один голос больше.