Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+5°
Boom metrics
Общество1 декабря 2023 11:46

Антибиотики теряют эффективность — бактерии получили иммунитет. Как человечество ищет выход из патовой ситуации

«Комсомолка» провела конференцию по проблеме устойчивости бактерий к лекарственным препаратам Медицинское сообщество несколько десятилетий изучает устойчивость бактерий к противомикробным препаратам

Появилась даже Всемирная неделя, посвященная повышению осведомленности врачей и пациентов об этой теме (проводится ежегодно с 18 по 24 ноября). Если лаконично сформулировать суть проблемы: вирусы со временем вырабатывают устойчивость (верно говорить «резистентность») к препаратам. А значит, лечить их становится все труднее.

СТРАШНЫЕ ЦИФРЫ

Роман Козлов, член-корреспондент РАН, д. м. н., профессор, главный внештатный специалист Минздрава РФ по клинической микробиологии и антимикробной химиотерапии

Роман Козлов, член-корреспондент РАН, д. м. н., профессор, главный внештатный специалист Минздрава РФ по клинической микробиологии и антимикробной химиотерапии

Член-корреспондент РАН, д. м. н., профессор, главный внештатный специалист Минздрава РФ по клинической микробиологии и антимикробной химиотерапии Роман Козлов называет три вещи, которые в XX веке привели к резкому увеличению продолжительности жизни людей. Это антибиотики, вакцинация и чистая вода.

Девять лет назад была опубликована работа экономиста Джима Уила. Он подсчитал, что ежегодно в мире 700 тысяч человек умирает от инфекций, устойчивых к антибиотикам. Если ничего не предпринимать, то к 2050 году от этого будут умирать 10 млн человек, что больше, чем статистика смертей от онкологических заболеваний. А в целом к 2050 году преждевременно может умереть до 300 млн человек.

— Данные критиковались экспертами. В прошлом году был опубликован систематических анализ, который показал, что умирает не 700 тысяч, а 1,27 млн человек от инфекций, вызванных устойчивыми микроорганизмами. А если подсчитать неблагоприятные влияния устойчивости на летальность, то цифра составляет 4,95 млн человек. То есть проблема далеко не медицинская. Это проблема национальной безопасности, общемировая, — объясняет Роман Козлов.

Проблема в следующем году будет рассматриваться на Генассамблее ООН — второй раз в истории, когда медицинская тема доходит до столь высокого уровня.

— Мы надеемся, что мероприятия, которые разработала наша страна по противодействию этой проблеме, будут внедрены, и Россия останется одной из стран — лидеров по борьбе с ней, — говорит профессор.

ЕСЛИ НЕ АНТИБИОТИКИ, ТО ЧТО?

Владимир Таточенко, д.м.н., профессор, советник директора ФГАУ «НМИЦЗД» Минздрава России, заслуженный деятель науки, врач-педиатр

Владимир Таточенко, д.м.н., профессор, советник директора ФГАУ «НМИЦЗД» Минздрава России, заслуженный деятель науки, врач-педиатр

— Необоснованное применение антибиотиков приводит к росту резистентности бактерий, — рассказал д. м. н., профессор, советник директора ФГАУ «НМИЦЗД» Минздрава России, заслуженный деятель науки, врач-педиатр Владимир Таточенко. — В силу возраста помню, как начинали лечить пенициллином. Все вздохнули, но через несколько лет началась устойчивость к нему. Делали новые и новые препараты, но устойчивость продолжала развиваться.

Эксперт говорит, что, несмотря на неэффективность препаратов, их продолжали применять. В результате бактерии только «крепчают».

Александр Жарников, руководитель проектного офиса "Развитие бактериофагов" АО «НПО «Микроген» (холдинг «Нацимбио» Госкорпорации Ростех)

Александр Жарников, руководитель проектного офиса "Развитие бактериофагов" АО «НПО «Микроген» (холдинг «Нацимбио» Госкорпорации Ростех)

Как быстро распространяется устойчивость к антибиотикам? На этот вопрос ответил руководитель проектного офиса «Развитие бактериофагов» АО «НПО «Микроген» (холдинг «Нацимбио» Госкорпорации Ростех) Александр Жарников:

— Бактериям на Земле примерно 3 млрд лет. В 60-е годы прошлого века появился антибиотик метициллин. А через 30 лет появилась бактерия, которая обладает свойствами 100% резистентности к этому антибиотику. Сравните этот срок и 3 млрд лет. Можно четко себе представлять скорость, с которой развивается антибиотикорезистентность.

Альтернатива антибиотикам существует. «НПО «Микроген» уже 70 лет производит препараты-бактериофаги («фаго» — «пожирать» с др. греч.). Это вирусы бактерий, которые всегда сопровождают микроорганизмы на их жизненном пути. И организуют экологический баланс на планете.

— Исследователи в начале прошлого века обнаружили лизис (растворение. — Ред.) бактерий бактериофагами. Но поскольку буквально через десять лет после этого были открыты антибиотики, интерес к теме снизился. Только СССР продолжил исследование в этой области. Началось все в Грузии в 30-е годы. Бактериофаги активно использовались во Второй мировой войне, производились даже в подвалах во время Сталинградской битвы, — рассказал Александр Жарников.

СПРОС НА ФАГИ РАСТЕТ

Сейчас в России есть три завода, где производят бактериофаги и лекарственные препараты на их основе. Всего выпускают 14 наименований — это достоверный и доказанный инструмент борьбы с микроорганизмами, который доступен нашим врачам.

Механизм работы бактериофага никак не зависит от антибиотикорезистентности бактерии.

— Бактериофаги переживают ренессанс, интерес растет в геометрической прогрессии. Патентное поле ежегодно расширяется на порядок. В 2019-м мы видели порядка 3000 новых патентов и статей, связанных с исследованиями бактериофагов. Через год их было уже 30 000. Поскольку врачи не видят альтернатив антибиотикам — обращаются к бактериофагам. К сожалению, делают это, когда жизни больного уже есть угроза, — констатирует спикер.

Бактериофаги в некоторых случаях превышают эффективность антибиотиков. А спрос на них растет пропорционально росту устойчивости бактерий к лекарствам.

— Персонализированная фаготерапия — вещь важная и нужная. Мы за все вещи, включая вакцинацию, которая снижает потребление антибиотиков и помогает в лечении инфекций, — говорит Роман Козлов.

— Развивать бактериофаги надо, но это не замена знаниям о применении антибиотиков, — считает Владимир Таточенко.

Другая трудность с препаратами-фагами — сложное производство.

— На сегодня мы покрываем 86% клинически значимых бактерий (т. е. актуальных и представляющих опасность для жителей России. — Ред.). Следующий шаг — персонализированная фаготерапия. То есть подобранный под каждого пациента «коктейль». Однако пока это не очень доступно — это занимает время, нужна обширная коллекция бактерий. Но развитие науки внушает надежду, что мы к этому придем.

Опрометчиво считать, что с проблемой антибиотикорезистентности в России никак не борются. Профессиональное сообщество совершенствует рекомендации по лечению разных заболеваний. Например, антибиотики практически исключили из мер лечения ОРВИ, хотя раньше назначали часто. Для врачей проводят образовательные интенсивы, где рассказывают об эффективных альтернативах антибиотикам.

При этом какого-то одного решения в борьбе с антибиотикорезистентностью нет. Препараты остаются эффективным решением в борьбе с бактериями. Однако его важно не «растерять».