Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+29°
Boom metrics
Общество16 июня 2024 4:00

К 70-летию легендарного главреда «Комсомолки» Владимира Сунгоркина вышла вторая книга о его удивительной биографии

16 июня исполняется 70 лет со дня рождения Владимира Николаевича Сунгоркина
Владимир Сунгоркин (на первом плане) во время первых сплавов. Фото:Семейный архив

Владимир Сунгоркин (на первом плане) во время первых сплавов. Фото:Семейный архив

16 июня исполнилось 70 лет со дня рождения Владимира Николаевича Сунгоркина - одинаково талантливого и журналиста, и менеджера, создавшего один из лучших медиахолдингов в мире - современную «Комсомольскую правду». А еще - путешественника и исследователя.

Два года назад он не вернулся из экспедиции по своему любимому Дальнему Востоку. Подвело сердце. Но все, что он сделал, мы бережно храним. В особенности - память о нем. Не только потому, что он был удивительным человеком, который воспитал всех современных журналистов и менеджеров «КП», но и потому, что на его опыте можно учиться, как добиться успеха, как решать проблемы, как оставаться верным своей мечте. Это настоящий учебник жизни.

В прошлом году «КП» выпустила сборник воспоминаний о Шефе «Я с вами, ребята». В этом - биографию, написанную профессором Станиславом Гольдфарбом, руководителем «КП» - Иркутск». И поскольку почти вся жизнь Владимира Николаевича была связана с холдингом, на благо которого он работал почти полвека (из них 25 лет - как главный редактор), мы и назвали эту книгу «Сунгоркин, или Как закалялась «Комсомольская правда».

Сегодня мы предлагаем несколько отрывков о том, как закалялся в молодости характер самого героя.

* * *

Для коллег из «КП» он написал автобиографию в неожиданной, иронично-шутливой манере. Начиналась она так:

«Я, Сунгоркин Владимир, произведен на свет 16 июня 1954 года - так получилось - на завалинке дореволюционного барака на окраине города Хабаровска. В связи с местом рождения с детства познал быт и тяготы простого народа.

Мой замечательный отец был мичманом Краснознаменной Амурской флотилии, оборонявшей в тот период малую родину от претензий зарвавшихся маоистов. А поселок, где я в пресловутом бараке рос и мужал, являлся военно-морской базой, что опять же привело к близкому знакомству с проблематикой исполнения воинского долга».

* * *

Какие-то подробности быта он пересказал позже - в той же ироничной манере:

«У нас дома всю жизнь были свиньи. А также куры и собаки. И главная беда не в том, чтобы их пасти. А надо было траву заготовить, картошку сортировать. Хрюшки много энергии через свое «г-но» отдают. Гадят и греются. Любые морозы - а им тепло. Главная проблема - под ними все время должна быть подстилка.

Я с семи лет был как китайский крестьянин. Весь июнь - июль ты траву рвешь и складываешь в мешки, в августе картошку заготавливаешь и сортируешь: мелкую - чушкам, крупную - самим питаться. У нас большая семья была - четверо детей, а зарабатывал только отец...

А как вода из разлившейся реки ушла и образовалась куча озер, ты ходишь с бочкой без дна «по мелководью» по колено в воде. Ловишь рыбу семейству на прокорм. Это в девять-десять лет! Идешь с бочкой, а сбоку авоська. Поставил бочку, пошарил, рыбу достал, в сетку сунул. В итоге несколько мешков рыбы на берегу лежат…».

* * *

В одном из интервью Сунгоркин вспоминал свое не совсем обычное поступление в университет:

«…Я умудрился сломать ногу в ходе вступительных экзаменов. Сломал абсолютно не романтично - шел по склону горы во Владивостоке, загляделся, как баржа плывет по заливу, и шлепнулся. Я из провинции глухой, из военного поселка, - на костылях приходил в аудиторию и сдавал экзамены. И когда тетки из приемной комиссии видели меня - тощенького на костылях… Меня можно было тогда отправлять на Ленинский проспект собирать милостыню! Они думали, что я по жизни такой инвалидик! Сдал экзамены плохо, по конкурсу не проходил. А инвалидика-то надо пожалеть… и меня, как скачущего на одной своей ноге и двух деревянных, за неистовую тягу к знаниям приняли в универ!

А так бы хрен я был у вас главным редактором!

Что интересно: с меня гипс сняли, как только я был принят. Тетки глядят - костылей нет! Они так обиделись, что в колхоз сразу погнали! Я говорю, мне нельзя, а они отвечают - ты нас обманул! Я был совершенно чист душой. Надо скакать - я скакал. Сняли гипс - перестал».

* * *

«Сунгоркин для нас тогда уже был туристическим богом. Он ходил в сложные походы, в зимние и летние, он сплавлялся по рекам. Он приезжал и показывал фотографии, где стоял на покоренной крутой вершине. А в это время романтическое были в большом ходу стихи, песни Высоцкого про горы, про дружбу. И над Володей сиял самый настоящий ореол - для меня, например, и для моих друзей он был Туристический Бог.

Он все умел, мог разжечь костер с одной спички, быстро поставить палатку, организовать ночлег. При этом Сунгоркин никогда не был нянькой, и его мало заботило, идешь ты или уже ползешь. Но тем не менее, когда идешь в поход с Сунгоркиным, ты совершенно железно уверен, что будешь сыт, обогрет, получишь ночлег. А трудности преодолевайте уже сами».

* * *

1 июля 1976 года Владимир Сунгоркин получил диплом и был готов завоевывать мир, который назывался «Комсомольской правдой». Его уже знало руководство газеты, поскольку он работал там на практике.

…15 октября 1976 года в «Комсомольской правде» шла обычная редколлегия. Последний вопрос повестки: «О тов. Сунгоркине В. Н.»

В итоге редколлегия приняла решение: «Войти с предложением в отдел пропаганды ЦК ВЛКСМ о назначении тов. Сунгоркина В. Н. собственным корреспондентом газеты на агитпоезде «Комсомольская правда».

Вскоре Сунгоркин отправился на БАМ и стал самым молодым собкором в СССР - ему едва исполнилось 22 года.

* * *

«У нас в универе были такие холлы, где мы занимались. Там стояли парты... Однажды мы из этого холла уже выползали часа в два ночи, а он только шел заниматься, и о чем-то мы заспорили - предмет спора я уже не помню. Помню только, что он вполне определенно, и спокойно, и очень уверенно сказал: «Главным редактором «Комсомольской правды» буду я…»

Тогда это звучало как «я стану космонавтом». Вы представляете: Владивосток, общежитие на Океанском проспекте, за полночь, трезвые - и такая заявка.

А когда так и случилось, никто сильно и не удивился, потому что он не просто шел к этому, он это знал».

И в связи с этим вспоминаются слова из характеристики, данной еще обычному старшекласснику в Школе молодого репортера (ШМР) при газете «Молодой дальневосточник»: «За время занятий в ШМР Владимир Сунгоркин показал себя как человек, не случайно выбравший себе профессию журналиста…» Это написано в 1971 году. Слова оказались пророческими.