Россия
Москва
+25°
Boom metrics
В мире
Эксклюзив kp.rukp.ru
18 июня 2024 23:50

Семь дней в Гуантанамо: российская журналистка умудрилась проникнуть на сверхсекретную базу США

Опубликованы фото военной базы США в Гуантанамо
Въезд на базу ВМФ

Въезд на базу ВМФ

Фото: Людмила ПЛОТНИКОВА. Перейти в Фотобанк КП

Три часа полета из Вашингтона, и ты среди экзотики во всех смыслах. Едва сойдя с трапа, вздрагиваешь от грозного окрика - фотографировать нельзя даже вывеску на терминале: «Гуантанамо».

На эту базу США гражданскому и с американским-то паспортом попасть практически невозможно, что уж говорить о россиянах. Впрочем, заключенными в печально известной пытками тюрьме были 8 граждан РФ (позднее их экстрадировали). За решеткой остаются еще полсотни человек из разных стран. Американцы решили их показательно судить. Именно благодаря этой показухе мне удалось тут оказаться.

БИЛИ, ТРАВИЛИ СОБАКАМИ

Клочок кубинской земли размером в 100 кв. км. под строительство военно-морской базы американцы арендовали в 1903 году. Договор был бессрочным, но после революции правительство Кастро отказалось принимать плату за аренду. Американское казначейство отправляет в Гавану чеки, Куба же не предъявляет их к оплате, демонстрируя протест против присутствия американских военных.

До революции кубинцы могли даже жить на территории базы. Уже много лет все ворота «на Кубу» наглухо закрыты. Раз в месяц к забору приходят с той стороны два старика. Когда-то они здесь работали и заслужили от американского правительства пенсию, которую им и вручают в конвертах.

Въезд в лагерь

Въезд в лагерь

Фото: Людмила ПЛОТНИКОВА. Перейти в Фотобанк КП

Одну из самых страшных в мире тюрем здесь построили в начале века. Американцы долго скрывали ее существование. После терактов 11 сентября 2001 года спецслужбы США стали привозить на базу захваченных ими в Афганистане, Ираке и других странах людей, заподозренных в исламском экстремизме. По разным оценкам, через застенки Гуантанамо прошли не менее 700 человек.

Бывшие узники рассказали, что заключенных пытали и воздействовали на них лишением сна, постоянной оглушительной музыкой… Суданец Сами аль-Хадж, оказавшийся в Гуантанамо в 2001-м, после освобождения свидетельствовал: его били, угрожали изнасилованием, травили собаками. Несколько сидельцев, по неофициальной информации, покончили жизнь самоубийством. Гуантанамо стало символом бесчеловечности, про тюрьму даже сняли несколько фильмов.

Клочок кубинской земли размером в 100 кв. км. под строительство военно-морской базы американцы арендовали в 1903 году

Клочок кубинской земли размером в 100 кв. км. под строительство военно-морской базы американцы арендовали в 1903 году

Фото: Людмила ПЛОТНИКОВА. Перейти в Фотобанк КП

На базе любой задержанный оказывался в правовом вакууме: американские военные де-юре похищали его на территории другого государства, подозревая в преступлениях, которые были совершены в третьих странах. Со временем большую часть арестантов (включая 8 россиян) отпустили или переправили в другие части света, поскольку никаких полномочий судить их у властей США не было.

Но позже Пентагон сформировал особый военный трибунал и постановил: любой противник Штатов может находиться в Гуантанамо бессрочно, особые комиссии будут вершить правосудие прямо на военной базе, расположенной де-факто не на американской территории. ООН и ряд правозащитных организаций не раз призывали Вашингтон прекратить «псевдоправосудие» и закрыть тюрьму в Гуантанамо, поскольку это стали «пятном на репутации правительства США - страны, которая декларирует приверженность верховенству права».

Суд. Фото: Pfc. Elizabeth Fournier

Суд. Фото: Pfc. Elizabeth Fournier

В ТУАЛЕТ СО СПЕЦАГЕНТОМ

Попасть сюда можно только самолетом с авиабазы Эндрюс. Именно оттуда улетает по своим делам Байден. Внутри ничего особенного - пара автоматов с кофе и газировкой да закрытый на несколько замков президентский зал. Но даже в туалет можно пройти лишь под неусыпным контролем спецагентов.

Вот под нами Майами, а это Багамы, и, наконец, Куба. Становится понятно, почему американцы выбрали именно Гуантанамо – позиция на южной точке острова Свободы позволяет им контролировать весь Карибский регион.

На Кубе жарища и влажно, майку хоть выжимай, но встречающие нас солдаты одеты по всей форме. Нам проводят инструктаж: перемещаться - только с персональными «гидами», никаких разговоров с военными и съемок без разрешения.

Посменными надзирательницами мне назначили смешливую Монику и добродушную Шеву. Но они могли мгновенно превратиться в горгон. «Здесь не снимайте, виден корабельный причал… Сюда мы не имеем возможности повернуть… У вас нет пропуска для прохода в эту часть острова…».

Судя по обрывкам подслушанных разговоров, в которых дамы вспоминали свои командировки в Афганистан, Ирак и Сомали, можно было понять, что опека иностранных журналистов - явно не их основная служба.

УЖАСНОЕ ПОЛЕ ДЛЯ ГОЛЬФА

За неделю на базе Пентагон берет с «гостей» $800. Кроме авиабилетов, это оплата койки в четырехместных палатках «Лагеря правосудия». В моей был невероятно шумный кондиционер. Из-за холода (максимум +17) и шума почти невозможно спать. Но и повышать температуру не стоит – тогда внутрь набьются комары, скорпионы, ящерицы и крабы. Жить в палатке можно, но по больше части сидя: чехол матраса из непромокаемой ткани, и, как ни пытайся разместиться, сползаешь на пол.

Внутри палатки

Внутри палатки

Фото: Людмила ПЛОТНИКОВА. Перейти в Фотобанк КП

Ночь легко перепутать с днем: весь лагерь с наступлением темноты заливает свет огромных прожекторов. В 8 утра включают гимн, а через 12 часов звучат сигналы горна к отбою.

Судьи, адвокаты и прокуроры живут в сборных домиках. Даже судебный комплекс, где идут процессы над узниками, построен из модулей: американцы как бы намекают, что намерены поскорей разобраться со всеми заключенными.

Но вообще в Гуантанамо есть все для привычной на гражданке жизни – супермаркет, бассейн, почта, бары, школа, больница, парикмахерская, церковь. Работает даже «Макдональдс», управляющие которого недавно подняли цены. Военные взбунтовались и стали игнорировать фастфуд. Цены вернулись обратно.

Мобильные дома

Мобильные дома

Фото: Людмила ПЛОТНИКОВА. Перейти в Фотобанк КП

А еще есть поле для гольфа, его местные называют самым ужасным в мире: командование отказалось оплачивать полив и стрижку травы, поэтому оно все в проплешинах. Но на поле всегда много игроков. А вот на пляжах, куда мы выбирались в свободное время, почему-то почти никого.

ЛОБСТЕР НА ОБОЧИНЕ

Обитатели базы встречаются в большой столовой. Для гражданских завтрак стоит $2 (266 рублей), обед - $7, ужин - $6, по американским меркам – сущие копейки. Меню обычное: пицца, бургеры, овощи-фрукты.

Именно в этой столовой могли начаться новые международные осложнения. Прокурор Дуглас Шорт, который представляет обвинение в суде, чуть было не отдал здесь концы. Он поперхнулся, узнав, что с просьбой о комментариях к нему обращается российское СМИ. Если бы я еще и постучала ему по спине, это сочли бы новой провокацией. Но на помощь подоспели другие.

Местный паб

Местный паб

Фото: Людмила ПЛОТНИКОВА. Перейти в Фотобанк КП

Столуются порядка 7 тысяч человек. Две трети – водители, электрики, уборщики и прочая (в основном с Филиппин и Ямайки, платить таким можно меньше) - работают на армию США по контракту. Гражданские подняли недавно переполох, когда в бухте Гуантанамо вдруг всплыла подлодка. Произошло это, когда в порту Гаваны пришвартовались российские военных суда. Все решили, что русские решили заодно решили показать кузькину мать и США. Но, оказалось, сами американцы на всякий случай направили свою субмарину «Хелена» к берегам Кубы...

Ямайцы добывают деньги еще и на стороне: ставят у обочин мангалы с курами-гриль или добытыми в море лобстерами.

- Наше трудолюбие ценят, причем так, что сделали для нас невозможное – уже как год из Гуантанамо раз в две недели летает самолет на Ямайку, мы можем чаще видеться с родными. – похвастался мне мангальщик Жюль.

Жюль, как и другие гражданские служащие и военные, моего русского акцента не пугался, иностранные журналисты тоже, а вот правозащитники почему-то старались держаться от меня в стороне.

Для гражданских завтрак стоит $2

Для гражданских завтрак стоит $2

Фото: Людмила ПЛОТНИКОВА. Перейти в Фотобанк КП

Есть на Гуантанамо и еще одна категория обитателей – беженцы, умудрившиеся пробраться на эту охраняемую территорию, и несколько кубинцев, оставшихся на базе после того, как условную американо-кубинскую границу решено было закрыть.

- Их не только нельзя фотографировать, с ними нельзя пытаться заговорить. – грозно предупредили нас сопровождающие. – Причем это не требование исходит не из Пентагона, а из Госдепа.

БАЙДЕН НЕ ОТВЕТИЛ

Собственно тюрьма - это несколько лагерей. Есть просто бараки за колючей проволокой, чьи «постояльцы» могут выходить во двор, а есть и монолитные здания с тесными одиночками. Все это – в самых укромных уголках базы, куда нас в этот раз не звали (я видела тюрьму в Гуантанамо 10 лет назад, главное воспоминание – о безысходности, написанной на лице каждого заключенного).

Барак Обама, будучи президентом, божился, что закроет тюрьму, но силовики лоббировали запрещающий это закон. Больше того: он позволил держать здесь арестованных, не предъявляя им обвинения сколь угодно долго.

Почти пятнадцать лет без каких-либо обвинений провел в тюрьме на базе йеменец Махмуд Ахмад Саад аль-Дайфи. В 2016-м его согласилась принять Сербия, где он живет и сейчас. «В Гуантанамо меня подвергали пыткам, принудительно кормили два года! – прокричал он мне в телефонную трубку. – Я все это описал, прочитайте мою книгу «Не забывай нас здесь: потерянные и найденные». А еще я написал письмо Байдену, в котором призывал его закрыть эту ужасную тюрьму. Но он мне не ответил».

Старый маяк

Старый маяк

Фото: Людмила ПЛОТНИКОВА. Перейти в Фотобанк КП

Гражданина Ирака Абд аль-Хади аль-Ираки, суд над которым я увидела, американцы схватили в Турции в 2006-м под чужим именем и считают его поимку одной из главных своих удач в деле борьбы с терроризмом. Аль-Хади, согласно материалам дела, был одним из самых влиятельных руководителей «Аль-Каиды» (признана террористической и запрещена в России). Разведка США собрала доказательства его причастности к терактам в Афганистане и Ираке.

Видимость отправления правосудия над аль-Хади США решили явить миру почти через два десятка лет после его задержания.

ШАРЖИ ЗАПРЕЩАЮТСЯ

«Лишь через несколько лет удалось выяснить, кто он на самом деле, потом были правовые проволочки. Еще четыре года упустили из-за того, что аль-Хади перенес несколько операций на позвоночнике», - пояснила KP.RU его адвокат Сьюзан Хенслер.

63-летний подсудимый свою вину давно признал. О снисхождении он намерен просить, апеллируя к тяжелым травмам, которые ему нанесли агенты ЦРУ при задержании и силовики - в американской тюрьме.

О пытках в Гуантанамо известно немало. Но теперь напоказ выставляют послабления: аль-Хади каждый день щеголяет в новых одеждах, ему разрешено носить головные уборы, прохаживаться по залу в любой момент или, наоборот, не вставать при появлении судьи. Рядом дежурит медик, стоит больничная каталка. Правозащитные организации за эту показуху американцев не хвалят, они просто не признают юрисдикцию гуантанамского суда. Например, Международный Красный Крест в Гуантанамо никогда своих представителей никогда не направлял.

Журналистка The New York Times Карол Розенберг решила подсчитать, во сколько обходится налогоплательщикам один только аль-Хади. Нейрохирургические операции, переводчики, оплаты работы судей и прокуроров, адвокатские гонорары, обслуживание спецкомплекса для слушаний. Добравшись до суммы в $5 миллионов, Розенберг бросила подсчеты…

За неделю в суде формировали жюри присяжных плюс выступали свидетели. Сам аль-Хади молчал, разве что время от времени жаловался на самочувствие.

Поскольку суд военный, то присяжными могут только быть действующие или находящиеся в резерве военнослужащие. Часть из 20 кандидатов оказалась пристрастной - они служили в Афганистане. Их судья «отбраковал».

Журналистов держали в отгороженном от основного стеклом зале. Трансляцию выступлений нам выводили с 40-секундной задержкой, чтобы цензоры после озвучивания секретной информации могли выключить звук. Фотографировать нельзя во всех американских судах, но нам запретили еще и рисовать - чтобы не вынесли «на волю» картинки или шаржи с процесса.

Но вообще в Гуантанамо есть все для привычной на гражданке жизни. Работает даже «Макдональдс»

Но вообще в Гуантанамо есть все для привычной на гражданке жизни. Работает даже «Макдональдс»

Фото: Людмила ПЛОТНИКОВА. Перейти в Фотобанк КП

ТАБЛЕТКИ ГОРСТЯМИ

И судья, и прокуроры, и адвокаты тоже сплошь служащие армии США. Свидетели тоже. Они, кстати, были только со стороны обвинения, все ходатайства привлечь свидетелей со стороны защиты суд отклонил.

Выступали военные, которые пострадали от действий террористов в Афганистане, родители и родственники (сами тоже армейцы) погибших там солдат и офицеров.

Многие не сдерживали слез. Но каждый раз прокурор требовал развития сюжета. Выяснялось, что кто-то теперь пьет горстями таблетки или видит ночные кошмары, один мужчина пожаловался, что от него недавно ушла жена, другой – на ставших наркоманами детей. Но никто, конечно же, не вопросил у судейской коллегии: почему и зачем их или близких американское правительство отправило на муки далеко за пределы своей страны?

Не задавали таких вопросов и защитники. Наоборот, после каждого выступления адвокаты аль-Хади… благодарили свидетелей за показания против их клиента. Теперь его виновность определят присяжные. Подсудимому грозит от 25 до 30 лет тюрьмы за военные преступления и финансирование терроризма, причем уже отбытое в Гуантанамо в срок не засчитают…

Статус Гуантанамо остается неясным. С одной стороны, Верховный суд США постановил – это не заграница. С другой, поездка почему-то требует прохождения паспортно-визового контроля. Так что больше всего волнуешься на обратном пути – а вдруг не впустят в Америку, что тогда, обратно на базу? Опасения стать безвинной узницей Гуантанамо отпускают, лишь когда пограничник возвращает мне паспорт с давно обкатанной шуткой: «Добро пожаловать на свободу!».

ТРИ ФАКТА

- Вольготнее всего на базе чувствуют себя игуаны. На обочинах даже стоят дорожные знаки, предупреждающие: в этом месте рептилии привыкли перебегать дорогу. На Гуантанамо за убийство игуаны грозит гауптвахта и прекращение военного контракта.

- Мобильная связь здесь заработала только в 2022 году, до этого все пользовались рациями или стационарными телефонами.

- Среди военнослужащих в Гуантанамо нет ни одного уроженца России или республик экс-СССР. Об этом KP.RU сообщило командование базы.