Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+15°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
25 апреля 2024 12:20

“Не мы спасаем храмы, а храмы спасают нас”: Лидия Курицына рассказала про уникальные экспедиции на русский Север

Лидия Курицына: с возрождением древних храмов в деревни возвращается жизнь
Наталья СМИРНОВА
Наталья СМИРНОВА
Фото: “Общее Дело. Возрождение деревянных храмов Севера”

Фото: “Общее Дело. Возрождение деревянных храмов Севера”

В 2006 году в поморской деревне Ворзогоры 75-летний Александр Порфирьевич Слепинин решил сохранить местную колокольню. Своими силами он стал перекрывать крышу уникального строения, и его ежедневный труд не укрылся от внимания студентки-художницы, которая приехала в деревню из Москвы, чтобы нарисовать несколько пейзажей. Увлеченность Александра Порфирьевича идеей сохранить памятник деревянного зодчества вдохновила девушку. Она, а потом и ее супруг, стали помогать ухаживать за храмом, из чего в итоге родилось добровольческое движение «Общее дело. Возрождение деревянных храмов Севера».

С тех пор добровольцы продлевают жизнь деревянных памятников Русского Севера. Вместе с профессиональными реставраторами волонтеры останавливают разрушения, чтобы церковь или храм смог дожить до реставрации. На 18 лет работы добровольческого движения пришлось 560 экспедиций. 187 уникальных деревянных храмов - столько было сохранено их силами. И это, говорят они, только начало.

Главный координатор проекта “Общее дело. Возрождение деревянных храмов Севера” Лидия Курицына в рамках программы “Доброволец” на Радио “Комсомольская правда” рассказала, как проходят экспедиции по восстановлению храмов, и как к ним можно присоединиться.

Главный координатор проекта “Общее дело. Возрождение деревянных храмов Севера” Лидия Курицына

Главный координатор проекта “Общее дело. Возрождение деревянных храмов Севера” Лидия Курицына

- Лидия, расскажите, участником экспедиции проекта “Общее дело” может стать любой человек, который неравнодушен к храмам русского Севера? Или для этого нужно иметь какие-то специальные знания и навыки?

- Главное - иметь желание. На лето 2024 года нами уже запланировано 38 объектов (а это порядка 60 экспедиций), и работа найдется всем. Это, как минимум, разбор завалов, уборка, вынос мусора, покос травы, стирание надписей, мелкий ремонт и т.д. А все работы по реставрации храмов, требующие специальных знаний, выполняются профессионалами и под их руководством.

- Куда поедут ваши волонтеры?

- Этим летом мы отправляемся в Архангельскую, Вологодскую, Костромскую и Ленинградскую области. Также в Карелию и Коми, где находится самая высокая колокольня в республике.

Фото: “Общее Дело. Возрождение деревянных храмов Севера”

Фото: “Общее Дело. Возрождение деревянных храмов Севера”

- Вы рассказывали, что сами 10 лет назад впервые пришли в проект, и думали, что это единичная акция, а в итоге остались, и продолжаете год за годом помогать в реставрации памятников деревянного зодчества. Что происходит в экспедициях? Что заставляет людей возвращаться туда снова и снова?

- Попробую рассказать на примере. Однажды к нам пришел мужчина, который увидел наш баннер на штабе “Русский север”. Он попросил дать ему какую-нибудь работу, чтобы он мог помочь. А у нас на тот момент был “на карандаше” храм, в который нужно было поехать на разведку, но в этом году не получалось. И мы попросили его заняться этим: съездить, осмотреть здание, отчитаться нам.

И он поехал туда со своими детьми, они на тот момент были подростками и, как говорил сам папа, подростками сложными. Вместе они прошли до этого храма 200 километров пешком, потому что дороги туда не было. И вот, по пути, оказалось, что подростки не такие уж и сложные. Что они могут с легкостью отключить телефон и не вспоминать о нем, а раньше его приходилось отбирать. Что они готовы общаться и помогать, сидеть вместе и делать отчеты. Это на многое открывает глаза как детям, так и родителям. Позволяет по-новому посмотреть на мир вокруг и друг на друга.

Этот папа, кстати, потом взял под свою опеку часовню в Карелии, и сейчас ежегодно туда ездит. Она уже практически восстановлена. Благодаря ему и двум его детям.

Фото: “Общее Дело. Возрождение деревянных храмов Севера”

Фото: “Общее Дело. Возрождение деревянных храмов Севера”

- Наверное, таких историй довольно много?

- И не только таких. К нам в экспедицию уже несколько лет ходит американец, для которого были открытием не то что храмы и деревянное зодчество, а вообще в принципе Россия и православие. Он думал, как бы смешно ни звучало, это про медведей и балалайку…

- Стереотипы.

- Абсолютно. Но я благодарна ему, что он искренне о них рассказывает: и про медведей, и про снега, и про балалайку. Мол, думал, в России все вот так. А когда съездил в экспедицию, стал мыслить совершенно иначе: нешаблонно и глубоко. После поездки он подошел к нашему руководителю, отцу Алексею, и спросил: “Вы знаете, могу ли я так сформулировать, что это не мы спасаем храмы, а в большей степени храмы спасают нас?”. И эта его формулировка, если честно, стала для нас очень близкой. Мы переняли ее от американца и сейчас постоянно используем.

Фото: “Общее Дело. Возрождение деревянных храмов Севера”

Фото: “Общее Дело. Возрождение деревянных храмов Севера”

- А как реагируют местные жители на восстановление храмов? На то, что в эти места, благодаря вашему труду, возвращается жизнь?

- Это такой момент, который можно даже назвать чудом. Например, родина нашего проекта - храм в поморской деревне Ворзогоры. Такие храмы еще называли тройниками из-за манеры строить ансамблями: зимний храм, летний храм и колокольня. Сейчас от таких тройников практически ничего не осталось, но именно с такого уникального строения в Архангельской области и начался наш проект.

- Храм разрушался?

- И храм, и колокольня. Это было 17 лет назад, когда супруга нашего руководителя, Татьяна Ишманова, поехала в деревню Ворзогоры в качестве студентки-художницы, чтобы рисовать пейзажи и этюды.

Там она познакомилась с местным дедушкой, ему было 75 лет, его звали Александр Порфирьевич Слепинин. Не один год по выходным он ходил к этому храму – то ступеньку прибьет, то перила починит. После нескольких лет решился на большую работу – взялся перекрывать крышу колокольни. Все своими силами и за свой счет.

Татьяну поразило его устремление. Потому что в те годы в деревнях было большое запустение, все старались уехать. А в дедушке было столько созидания и желания сохранить… На следующий год Татьяна приехала в деревню уже с супругом и они дали Александру Порфирьевичу какую-то сумму денег, чтобы поддержать его устремление. Они не ждали чего-то глобального, просто хотели помочь. Но еще через год, снова вернувшись в Ворзогоры, были шокированы.

Фото: “Общее Дело. Возрождение деревянных храмов Севера”

Фото: “Общее Дело. Возрождение деревянных храмов Севера”

Александр Порфирьевич развернул такую активную деятельность, что нельзя было и представить. Он отремонтировал колокольню и подлатал храм так, что работа была близка по уровню к профессиональной. Более того, к этой деятельности он привлек местных жителей, которые тоже стали помогать. И тогда у отца Алексея с матушкой родилась идея - почему бы этот опыт возрождения храмов не распространить на всю Россию?

Так начался наш проект и так деревня, которая постепенно умирала, и до которой совсем непросто добраться, снова стала оживать. Благодаря тому, что произошла реставрация этого уникального ансамбля, в краеведческий музей приходили послушать об этом по 600 человек - а это совершенно нереальное количество посетителей для маленькой деревни.

Так что это не пустые слова, а правда: когда начинается возрождение храмов, начинается и возрождение жизни.

Фото: “Общее Дело. Возрождение деревянных храмов Севера”

Фото: “Общее Дело. Возрождение деревянных храмов Севера”

- Как прекрасно и очень интересно, Лидия! Честно говоря, у меня самой уже возникает желание отправиться с вами в экспедицию. Для тех, кто решится на это, что вы посоветуете?

- К нам приходят люди разного возраста, разных профессий и интересов, разных конфессий. Совсем не обязательно быть православным, чтобы нам помогать. Главное - иметь желание.

Если оно есть, я бы посоветовала заполнить анкету на нашем сайте, и оставить заявку, в какую именно экспедицию вы хотите пойти. Вам позвонит координатор и подскажет, подойдет ли вам эта экспедиция - если она слишком сложная или слишком далеко, вам подберут более подходящий проект.

Проезд до места экспедиции формируется индивидуально, это может быть поезд или автомобиль. Перемещение между объектами экспедиции, в зависимости от их местонахождения, также осуществляется на машине или автобусах, но бывают и такие варианты, как лодки и даже трактор.

Проживают группы, в зависимости от местонахождения объекта, в частных домах местных жителей или палатках. Гостиниц в месте проведения экспедиций нет. Еду мы везем с собой и покупаем на месте, разворачиваем полевую кухню. Голодным никто не останется.

Режим дня зависит от плана работ, состава группы и поставленных задач. Но в каждой поездке, помимо работ и перемещений, предусмотрена культурная программа.

- Скучно не будет.

- Скучно не будет абсолютно точно. Заполняйте анкету, выбирайте экспедицию и встретимся с вами далеко-далеко, где стоит красивый древний деревянный храм, который нас ждет. Ждем всех в экспедициях.

Фото: “Общее Дело. Возрождение деревянных храмов Севера”

Фото: “Общее Дело. Возрождение деревянных храмов Севера”

СПРАВКА

Проект «Общее Дело» создан в 2006 году с целью сохранения от разрушения уникальных деревянных храмов и часовен на Русском Севере и осуществляется по благословению Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла. Проект объединяет неравнодушных людей, стремящихся сохранить древние святыни Православия и памятники деревянного зодчества в Архангельской, Вологодской областях, республиках Карелии и Коми.

ЧТО ТАКОЕ ШКОЛА ЛИДЕРОВ НКО “НОВЫЕ ГОРИЗОНТЫ”?

Школа лидеров НКО “Новые горизонты” - это обучающий курс для руководителей и представителей некоммерческих организаций, помогающий им рассказывать о добрых делах на всю страну.

Проект реализует АНО "Агентство информационных проектов и инициатив "Чистая страна" при поддержке Фонда президентских грантов. Партнер проекта - Медиагруппа "Комсомольская правда"

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вернуть в древние храмы жизнь и молитву: Лидия Курицына рассказала, как возрождают памятники деревянного зодчества в России

Лидия Курицына: видеть, как в храмы возвращается жизнь - это настоящее чудо (подробнее)