Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+23°
Boom metrics
Общество15 мая 2024 22:00

Сшить все заново: как женщины после колонии восстанавливают свою жизнь в швейном цехе

Уникальный швейный цех открылся в Москве: все его сотрудницы - от директора до закройщицы - с криминальным прошлым
Авторы (2):
Диана КНЯЗЕВА
Отсидевшая пять лет Наталья Богова сумела начать новую жизнь и дает такой шанс другим. Фото: Диана КНЯЗЕВА

Отсидевшая пять лет Наталья Богова сумела начать новую жизнь и дает такой шанс другим. Фото: Диана КНЯЗЕВА

Ирине - 35 лет, 7 из которых она провела за решеткой. Светлане - 28, из них 5 - «от звонка до звонка», Наталье - 42, две ходки...

Казалось бы, «хоп, мусорок, не шей мне срок», как поется в известной песенке. Но женщины собрались здесь совсем для другого. Они шьют футболки, платья, куртки, пальто, детскую одежду - все, что пользуется спросом.

Женщины и тюрьма - тема непростая. Как правило, это двойная трагедия: страдает не только человек, который оказывается за решеткой, но и дети, которые остаются без матери на долгие годы. Или они вообще не рождаются. Или рождаются прямо там, на зоне (в России 13 исправительных колоний с домами ребенка). Да и психологически женщине в тюрьме сложнее, чем мужчине, потому, кстати, и нет в нашем законодательстве пожизненного срока для слабого пола.

Но и после освобождения жизнь бывших зэчек не сахар. Работу найти сложно, жить негде и не на что, родные и близкие отвернулись... Надо начинать жизнь с чистого листа. С «Чистой строчки», как символично назвала свою маленькую мастерскую Наталья Богова, освободившаяся год назад. Ее мастерская - небольшой подвальчик, где есть две пошивочные, раскройная и маленькая комнатка отдыха.

Казалось бы, совсем нехитрое производство, но огромная надежда для таких же, как и Наталья, когда-то оступившихся женщин.

«Сидела? Вы нам не подходите»

- Найти работу - это, можно сказать, самое важное, когда выходишь, - рассуждает Наталья. - Но устроиться, а тем более официально, как того требуют условия УДО, нереально. Даже когда опыт работы и навыки есть. «Извините, вы нам не подходите». Никто не объясняет, но понятно почему.

- А что у тебя с образованием?

- Я экономист. До срока работала менеджером по закупке больших партий товаров. Юлька вот, - Наталья показывает на одну из девушек, - занималась ремонтом, а еще у нас одна девчонка физмат окончила. Все думают, что среди нас тут одни ненормальные, но это далеко не так.

Фото: Диана КНЯЗЕВА

Фото: Диана КНЯЗЕВА

- Да, но клеймо стоит на всю жизнь, - одна из швей произносит фразу, которую Наталья так старалась не говорить.

- И так-то после зоны сложно, - продолжает Наталья. - Многие вообще не понимают, что делать, куда идти. Да просто дорогу переходить отвыкли. Я одну переводила буквально за руку, она всего боялась, как ребенок.

- Ты тоже боялась?

- Я - нет. Я сразу знала, что буду делать - искать работу, налаживать жизнь...

До тюрьмы Наталья работала топ-менеджером. Зарабатывала очень много - даже не задумывалась, сколько у нее на счете. Это, видимо, и сгубило: корпоративные тусовки, наркотики...

- За что села, если не секрет?

- Не секрет, по «два два восемь» («незаконный оборот наркотических веществ»). Срок у меня был 8,5 года, но я вышла по УДО через 5 с половиной... Но у меня своя квартира хотя бы. А многие девчонки выходят, а на воле ни кола, ни двора, родня отвернулась. А тут на воле другой режим, другие правила. Но и мне тоже первые месяцы было нелегко. Сейчас все в интернете: маркетплейсы, онлайн-магазины. А я даже не сразу сообразила, почему теперь в супермаркетах тележки на цепочке и как их отстегнуть. А ведь раньше сама могла собрать системный блок.

«Моя инспектор ко мне просится»

- Адаптация прошла успешно...

- Это постепенно все случилось. Так же маялась с поиском работы, пыталась по старой специальности устроиться, перебивалась временными заработками. Потом с большим трудом накопила на швейную машинку. Стала брать заказы. И так по чуть-чуть, маленькими шажочками... И вот уже целое предприятие. Да, пока в подвале, но мы развиваемся.

До тюрьмы Наталья вообще никак не была связана с производством одежды. Научилась за решеткой.

- Для меня лично работа была как отдушина на зоне. Сама покупала книжки по конструированию одежды, училась. За 5 лет, можно сказать, институт прошла и освоила швейное мастерство. Так и многие девчонки мои. Качество у нас на уровне. Сравниваю с тем, что другие делают, - не стыдно. Ни одного возврата не было, ни одной претензии.

- С кадрами проблем нет?

- Нет! У нас желающих работать больше, чем вакантных мест. Многие, кто еще сидит, уже просятся: «Наташ, можно мы сразу к тебе на работу?» Вот думаю, где взять денег, чтобы еще оборудование закупить, где заказы искать... Ко мне на работу даже знаете кто просится?

Инспектор МВД, у которой я на учете стою! Говорит, что скоро на пенсию и готова к нам на производство.

- Ну, она же в шутку просится, наверное?

- На полном серьезе!

Квартира Натальи тоже как филиал «Чистой строчки». Служит временным пристанищем для только что освободившихся подруг: отмыться, отоспаться, прийти в себя.

- У меня все время кто-то живет. Обычно до первой зарплаты, пока не заработают на аренду комнаты. Многим же вообще некуда идти. У Оли вон ребенка мать отняла, лишила ее родительских прав. Даже общаться не дает...

Сотрудница «Чистой строчки» Светлана. Фото: Диана КНЯЗЕВА

Сотрудница «Чистой строчки» Светлана. Фото: Диана КНЯЗЕВА

«У меня есть принципы»

- У вас в компании есть какие-то критерии отбора? Если, допустим, девушка за убийство сидела, вас это не смутит?

- Я стараюсь дать шанс каждой. Но детоубийц, наверное, не возьму. У меня тоже есть свои принципы.

- А было такое, что взяли человека в цех после освобождения, а он опять за старое?

- Было, к сожалению. Буквально недавно девочка пришла к нам, только освободилась. И сначала ничего, а потом опять взялась за наркотики. Мы ей старались помочь. У нас заказчик - реабилитационный центр: они готовы были взять к себе на лечение. Но она не захотела, пришлось расстаться.

- А заказчики как относятся?

- Некоторые думают, что мы глупее других, потому что сидели. Пытаются обмануть, навязать невыгодный заказ.

Одни тут пришли, начали ФСБ угрожать, типа они там работают. Хотели увезти девочек в какой-то полуподпольный цех под Владимир, чтобы они там за еду работали...

Но это редко, в основном все адекватные люди. И в первую очередь их интересует соотношение цена - качество. И тут нам есть что предложить и что обсудить.

На зонах уже очередь

Как оказалось, у «Чистой строчки» есть покровитель - известный правозащитник Александр Гезалов. Он часто ездит по женским колониям, возит туда мыло, кремы, подгузники детям, а еще Дедов Морозов на Новый год, артистов на 8 Марта. У него даже есть проект поддержки освободившихся «Пятый элемент». Александр вытаскивает из небытия совсем никому не нужных и отчаявшихся экс-зэчек (он рассказывал мне про одну свою подопечную, которая вышла из тюрьмы глубоко одиноким и больным человеком, с третьей стадией онкологии). Возится с ними, одевает, обувает, лечит. Старается помирить с родными.

Правозащитник Александр Гезалов и Наталья Богова. Они знакомы еще с того времени, когда Наталья отбывала срок. Фото: Диана КНЯЗЕВА

Правозащитник Александр Гезалов и Наталья Богова. Они знакомы еще с того времени, когда Наталья отбывала срок. Фото: Диана КНЯЗЕВА

- С «Чистой строчкой» интересная история вышла, - рассказывает Гезалов. - Мы шефствовали над двумя заключенными, одна из них была как раз вот Наталья Богова. Так за разговорами и родилась идея создания этого цеха. Я, по сути, ничего не делал, просто поддерживал морально. Название придумал. А сейчас чем могу помогаю: холодильник вот им привез, чашки, ложки, стулья. Билеты на концерт иногда попадаются. В зонах рассказываю девчонкам о Наташе и ее деле. Она, можно сказать, локомотив социализации и адаптации после тюрьмы, о которой многие говорят.

Гезалов часто ездит по женским колониям с гуманитарной миссией. И теперь показывает женщинам фильм про Наталью и ее опыт адаптации к свободной жизни. Фото: Диана КНЯЗЕВА

Гезалов часто ездит по женским колониям с гуманитарной миссией. И теперь показывает женщинам фильм про Наталью и ее опыт адаптации к свободной жизни. Фото: Диана КНЯЗЕВА

Самым ценным подарком от Гезалова «Чистой строчке» стал большой заказ:

- Теперь мы плотно загружены до лета точно, - радуется Наталья. - Значит, будет и зарплата, и перспектива расширения.

- У многих дети и семьи, все хотят оправдать надежды своих близких, - говорит еще одна сотрудница центра, Ольга. - Моя дочь теперь верит мне, и я счастлива, больше не хочу ее подводить.

- А я стараюсь для мамы, мечтаю, чтобы она меня простила и мною гордилась, - грустно добавляет Наталья. - У меня, кроме нее и племянника, больше никого. Ну и мои девчонки, конечно. Мы друг за друга держимся, верим. И очень хотим, чтобы и другие в нас поверили.

P.S. Пока материал готовился к печати, Наталья сумела закупить еще пару станков. А значит, число рабочих мест увеличится.