Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+19°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
20 мая 2024 17:35

Возвращение в родную Авдеевку спустя 10 лет: чудом уцелевший храм среди руин, брошенные в спешке игрушки и моменты долгожданной тишины

Журналист «Комсомолки» вернулась в свою квартиру в Авдеевке спустя 10 лет... В город ее на УАЗике-«буханке» привезли штурмовики – его освободители
Настоящее авдеевское чудо – уцелевший храм среди руин.

Настоящее авдеевское чудо – уцелевший храм среди руин.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

10 лет я не была дома, мысленно успев попрощаться со своей авдеевской квартирой. В 2014 году Авдеевку заняли ВСУ. Не отсутствие воды, электричества и бесконечные обстрелы заставили меня покинуть дом. А флаги Украины повсюду и презрительные рожи «пришельцев», которые привозили воду в авдеевские дворы с видом благодетелей и надменно цедили: «Будэтэ знаты, як клыкаты Россию и проводыты рэфэрэндумы!» Моя семья ни разу не встала в очередь к этой бочке. Жить во всем этом было невыносимо. А сейчас, спустя 10 лет, понимаю, что мне, как организатору референдума, еще и смертельно опасно.

ВЫЕЗЖАЛА НА НЕДЕЛЮ, ОКАЗАЛОСЬ - НА ГОДЫ

Это был конец сентября 2014-го. Ранним утром я покидала свой притихший город с одним пакетиком в руке, в нем – халатик, тапочки, косметичка. Тогда казалось, что, максимум, через пару недель ополчение вернет город и можно будет вернуться.

Друзья выдали меня за железнодорожницу, посадив в рабочий автобус, и мы поехали в Донецк через поселок Спартак. Именно этому некогда цветущему поселку с богатыми домами было отведено стать буферной зоной между ДНР и Украиной. А везший меня автобус был последней лазейкой, вскоре не стало и его. Вот тогда я впервые увидела снесенные до фундамента постройки, толстые деревья, срезанные осколками снарядов, изрешеченные в сито заборы. Вспомнилось, как мы тут когда-то были на шашлыках у друзей, а утром нас будил горластый петух. Где этот дом?

Предупредили, ничего не фотографировать, но я смотрела в окно и записывала в память каждое мгновение. Сердце екнуло только один раз, когда вошел в автобус ВСУшник проверить документы. Но на «Миротворец» (сайт на котором украинские радикалы выкладывают данные «врагов нации». - Ред.) я попала спустя пару месяцев, а тогда нам просто вернули паспорта. Я еще не знала, что пройдут долгие 10 лет прежде, чем я смогу вернуться домой.

ГОРОД ПОКА ЗАКРЫТ

И вот 2024.

- Вас нет в списках, – заявляет мне военный, возвращая мой просроченный украинский паспорт с авдеевской пропиской. - А почему авдеевская прописка у вас в украинском паспорте, а не российском?

- Если бы Авдеевку вернули в 2014 году, то она бы стояла в российском, – как объяснить этому юнцу, что для получения российского паспорта нужно было сначала получить паспорт ДНР, а сделать это можно было только прописавшись на фактической территории республики, которая до спецоперации едва занимала 30% Донецкой области.

Сейчас не до объяснений. Мы стоим на пыльном блокпосту и создаем препятствие военным машинам, которые уже выстроились в хвост за нами. Вдруг становится смешно: сначала меня домой не пускала Украина, а теперь вот — свои что ли? Но ничего не поделаешь, город, освобожденный еще в марте, официально закрыт. Там еще частые «гости» - украинские беспилотники и до сих пор немало мин. Даже автобус, который пустили недавно из Донецка в Авдеевку, только для тех местных жителей, которые там остались.

«БУХАНКА» И «ЧЕБУРАШКА»

Но отступать не в характере дончан. Кидаю клич, кому только можно и выручают знакомые штурмовики.

- Ничего особо не обещаю, но давай попробуем, к 17.00 - полная готовность. Броник и каску мы тебе выдадим, - по-военному лаконично говорят мне.

А ровно в 17.00 я уже на окраине Донецка в пыльной «буханке», где под потолком болтается чебурашка, серый от гари боев, которые ему довелось повидать в своей непростой жизни. Мы мчимся по ухабам, машина тарахтит всем своим чревом и, как я не напрягаю слух, не слышно ни слова, что говорит рядом сидящий человек. Каска больно впивается в голову, но счастливее меня в этот момент нет.

Мы едем в Авдеевку через Спартак! Именно так, как 10 лет назад я уезжала оттуда. И с кем я туда возвращаюсь! Со «штурмами», которые освобождали мой город – кто из Челябинска, кто — из Краснодара, кто — из Питера. По пути разговорились — у каждого контузий и ранений целый букет. Казалось бы, что им та моя Авдеевка, приехавшим из разных уголков России? Есть что-то мистическое, что сейчас меня везут домой эти русские парни, которые сначала вернули Авдеевку в ее дом – Россию.

- ВСУ не только нас не щадили, они со своими, как со скотом, обращались. У раненых вырезали органы на продажу, а трупы бросали тут же, сколько мы их выпотрошенных находили, - рассказывают они мне.

Я смотрю в грязное окно «буханки» на обочины, усеянные сгоревшей украинской военной техникой и кажется, не было этих десяти лет. Каждый дом, забор, приметное здание будто проявляются из памяти, как на пленке. И не верится, что они были тут всегда, рукой подать.

Обочины буквально усеяны «западной помощью» ВСУ.

Обочины буквально усеяны «западной помощью» ВСУ.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

- Вот этот мост мы назвали «Чебурашкой», видите, как у него расходятся пути, как уши. А вот тут - выносили наших раненых. Здесь у нас был выход из трубы, по которой мы передвигались под землей, - рассказывает наш общительный водитель. И я, в самом деле, вспоминаю историю, как наши парни по подземной трубе вышли в тыл ВСУ и это стало полной неожиданностью для противника, сыграв роль в освобождении Авдеевки.

ТРИКОЛОР НА ВЪЕЗДЕ В ГОРОД

Возле стелы с указателем «Авдеевка» прошу притормозить. Наконец-то я могу сделать то, о чем мечтала столько времени! Достаю из сумки небольшой российский флаг, который в последний миг захватила с собой и устанавливаю его в родную землю. Представлялось все эти годы, конечно, грандиозно: мы с Юлей Чичериной под ее «На передовой» въезжаем в Авдеевку на БТР и водружаем огромный триколор над городским исполкомом. Так я мечтала в минуты особо острой тоски по дому. Нет, даже не тоски. А невыразимого чувства, что пришли какие-то чужаки и заняли мой дом, объявив меня там врагом. Все эти 10 лет даже во сне Авдеевка оставалась недосягаема - в шаге от дома меня регулярно брали в украинский плен, обнаружив в сумке «Комсомольскую правду».

И такой флаг будет во всех городах Донбасса.

И такой флаг будет во всех городах Донбасса.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

Парни будто чувствуют мое состояние, не торопят, но один - контролирует воздух (беспилотники тут не редкость), другой - держит наготове машину. Авдеевка встречает меня черными остовами домов, за которыми алеет закат. Сюда бы какого-нибудь режиссера на съемки апокалипсиса. Ни одного уцелевшего здания. Их будто покусал хищный зверь, питающийся кирпичом и бетоном.

Там — я училась, тут — прогуливала собаку, здесь — мне делал предложение муж, а вон - руины Дворца культуры, где заведующая библиотекой бережно собирала мои первые публикации в газетах.

Пытаюсь прислушаться к себе, что я чувствую. Но в душе — тихо и спокойно, ни надрыва слез, ни эйфории радости. Все-таки у меня есть хорошая прививка Мариуполем. Поэтому ахать от вида руин я точно не буду. Даже если это твой родной город. Больно не от вида разбитых домов, а от мысли, сколько ребят тут полегло, возвращая город России. Стены-то отстроим, а вот их не вернуть.

Среди всего этого настоящим чудом выглядит уцелевший храм Марии Магдалины. Особенно, если учесть, что он вынесен за поселок и не прикрыт ничем, кроме лесопосадки. Это буквально в шаге от моего дома. Колокола этого храма слышала я постоянно, а батюшка был сторонником России. К слову, не все священники в Авдеевке разделяли его взгляды. Были и такие, кто вывешивал молитвы «За еднисть Украины». Не знаю, уцелели ли те храмы. А вот этот, будто и правда укрыла Богоматерь.

ДОМ МЕНЯ ДОЖДАЛСЯ

А вот и мой двор. Один военный остается в машине, другие - охраняют меня. Чувствую себя какой-то важной персоной.

- Идите след в след, тут еще полно «сюрпризов», а мой товарищ будет замыкать, ничего не трогайте, не поднимайте, - военный указывает мне на торчащую проволоку с красной лентой, а под ней — мина. Еще вдалеке такой же лентой помечен хвостовик от ракеты. Работы предстоит немало и понятно почему сюда рано пускать мирных.

Соседнему дому не повезло, но он прикрыл мой.

Соседнему дому не повезло, но он прикрыл мой.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

Но настоящий сюрприз ждет меня возле подъезда. Дом мой примыкал к соседнему и как бы прятался за ним, это его спасло, если не считать крайнего рухнувшего подъезда. Мой подъезд устоял и в него даже можно войти. На двери надписи: «Тут живут глухие!» Подумалось, что если и могли тут в аду обстрелов выжить люди, то исключительно глухие. Если бы не мои провожатые, войти в подъезд я так бы и не смогла, вход был кем-то забаррикадирован. Парни глянули на мою растерянность и разбросали эти препятствия.

Соседнему дому не повезло, но он прикрыл мой.

Соседнему дому не повезло, но он прикрыл мой.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

У входа в подъезд даже тюльпаны!

У входа в подъезд даже тюльпаны!

Фото: Юлия АНДРИЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

- Юля! Вы десять лет не были дома и что же так вот и развернуться у подъезда и даже не подняться в свою квартиру? – за такое понимание хочется их расцеловать.

На лестнице — целый дровяной склад, полена сложены одно к другому, кто-то тут явно готовился дожидаться наших. С собой у меня связка ключей, но она не нужна - дверей в квартиру нет, они валяются на площадке, как и у соседей.

Кто-то готовился серьезно к зимовке, по подъезду едва пройдешь.

Кто-то готовился серьезно к зимовке, по подъезду едва пройдешь.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

- Добро пожаловать, парни. Извините, что не могу угостить вас кофе-чаем, - шучу я.

- Сказал бы - только после вас, но давайте все же я первым войду, мало ли. ВСУшники нередко оставляют минные ловушки в квартирах, - отвечает военный.

Хвостовики от ракет и мины – еще нередко тут встречаются.

Хвостовики от ракет и мины – еще нередко тут встречаются.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

ФОТОАЛЬБОМ И ЕЛОЧНЫЕ ИГРУШКИ

И вот - я дома. Кроме отсутствия дверей и вылетевших окон, тут особо ничего не пострадало. Мягкие игрушки сына валяются на полу, кругом - бедлам и цементная пыль, но в стенке - хрустальная посуда целая и невредимая.

Кроме отсутствия дверей и вылетевших окон, тут особо ничего не пострадало.

Кроме отсутствия дверей и вылетевших окон, тут особо ничего не пострадало.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

- Может быть вы бы хотели что-то забрать? - спрашивают мои помощники.

Помогают отыскать мой школьный фотоальбом с черно-белыми еще снимками и целый ящик старинных елочных игрушек, которые я собирала. Когда люди, спасаясь, в спешке покидают жилье, то фотографии и елочные украшения они берут с собой в последнюю очередь. Но именно по ним я тосковала больше всего. Вообще война отучает цепляться за материальные ценности и «нажитое непосильным трудом», начинаешь ценить что-то гораздо более важное в жизни.

Мягкие игрушки сына валяются на полу, кругом - бедлам и цементная пыль, но в стенке - хрустальная посуда целая и невредимая.

Мягкие игрушки сына валяются на полу, кругом - бедлам и цементная пыль, но в стенке - хрустальная посуда целая и невредимая.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

- Это ж как ювелирно парни освобождали город, что мои елочные игрушки уцелели, - шучу я.

Некоторые из них еще помнят меня маленькой.

Некоторые из них еще помнят меня маленькой.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

У нас не так много времени, военным предстоит еще боевой выезд. Мы проезжаем по Авдеевке. Домов моих родителей и сестры не осталось, заходить там некуда. Но главное - они живы, успели выехать. Об остальном вздыхать – глупо.

Самое страшное для них позади.

Самое страшное для них позади.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

Замечаю побеленные бордюры, чистый скверик – и это не показуха, это надо, чтобы людям хотелось жить. Сами местные и вышли на субботник. Подхожу к ним расспросить, стало ли тише. Говорят, что никакого сравнения с тем, что было раньше, даже непривычно спать в тишине.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

- А я вас знаю! Вы учились во второй школе, классом младше, у вас еще собака была - эрдельтерьер, - заявляет один, напоминая каким маленьким был мой город.

И хвастается, что он уже российский паспорт получил. Три дня всего понадобилось. Для сравнения, нам в ДНР, ждать пришлось куда больше. Помню, когда нужно было произносить присягу, мое горло перехватило от слез.

Все авдеевцы уже получили российские паспорта.

Все авдеевцы уже получили российские паспорта.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

Рассказывает, что в Авдеевке сейчас стало куда тише. Люди возвращаются и ждут восстановления. А еще продукты и воду им привозят, даже оборудовали пункт для стирки, местных всех обеспечили генераторами - жить можно. Тут слышим трескотню - сбивают очередной беспилотник. Понимаем, что нам пора, не стоит испытывать судьбу.

Возвращаемся той же дорогой и видим рядом с ней свежие следы прилетов. Как раз пока мы были в Авдеевке!

- Вот отгоним противника, чтобы не мог дотянуться, приглашайте тогда нас на чай, - шутят парни и мы прощаемся, став родными людьми.

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Военкор Александр Коц: Сейчас мы не готовы штурмовать Харьков (подробнее)