Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+17°
Boom metrics
Наука21 мая 2024 4:00

Как и почему люди начали говорить друг с другом: Ученые нашли неожиданные причины возникновения языка

Филолог Бурлак рассказал о появлении речи у людей
Филолог Бурлак рассказа о появлении речи у людей

Филолог Бурлак рассказа о появлении речи у людей

Фото: Shutterstock.

Вначале было слово? Или крик? А может, красноречивый жест? Когда и почему люди начали говорить друг с другом - вопрос, который волнует лингвистов и антропологов уже сотни лет. Чтобы понять, как возник язык, учёные общаются с нашими дальними родственниками - шимпанзе и другими человекообразными обезьянами. С маленькими детьми, только-только начинающими лепетать. И даже залезают в ДНК к неандертальцам!

Однако точных ответов до сих пор нет. Зато есть много неожиданных гипотез и удивительных открытий. О них на форуме «Ученые против мифов» рассказала Светлана Бурлак - доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН, автор книги «Происхождение языка».

ПЕРВОЕ СЛОВО ПРОСТО ВЫРВАЛОСЬ?

Когда ребёнок произносит первое слово - будь то «мама», «дай» или что-то более оригинальное - умилению родителей нет предела. А было ли самое первое слово в истории человечества? От которого потом пошли все языки?

- Есть идея, что сперва протоязык состоял из одного слова. Что-то похожее мы можем видеть в детской речи. Например, ребёнок знает одно слово, и слово это «дям», которое значит или «да», или «дай». И с человеком уже можно прекрасно общаться! Кашу будешь? Молчит. А пюре будешь? Дям! Ребёнок сыт, мама довольна. При наличии ситуативной привязки такие системы вполне хорошо работают. Особенно когда рядом есть кто-нибудь взрослый и мудрый, кто лучше умеет понимать и знает больше слов, - говорит Светлана Бурлак.

Каким было первое слово (или протослово) в масштабах человечества, мы уже вряд ли узнаем. Но оно наверняка было сказано очень эмоционально!

- У нас до сих пор существует особый тип речевых актов - комментарии, - продолжает филолог. - Например, посмотрел человек в окно, и у него вырвалось - ничего себе ливень! Такие высказывания не обращены ни к кому конкретно. Практически всегда честны. У детей они встречаются чаще, дети очень любят все комментировать! А у взрослых обычно уходят во внутреннюю речь. И эти их свойства приводят меня к мысли, что такие речевые акты-комментарии, вероятно, очень древние. У нас может вырваться нечто, где членораздельность в общем-то роли не играет (вау, ой, ух и весь словарь Эллочки-Людоедочки - как раз из этой оперы. Можно двумя буквами выразить всю палитру эмоций, от ужаса и презрения до восторга. - Л. С.).

КОСТИ И ГЕНЫ

Активные коммуникации, скорее всего, начались еще в те времена, наши далёкие предки оказались в африканской саванне. Надо было ориентироваться на местности, замечать детали (о, еда!), изменения (холодает!) и обмениваться информацией. Постепенно сигналы становились сложнее: вот эта еда вкуснее, питательнее, добыть ее проще, бежать туда. Преимущество в эволюции оказалось у тех групп, где сообщения передавали друг другу лучше и чётче. И в какой-то момент даже научились соединять два сигнала в одну реплику. И пошло-поехало.

Но вот вопрос - говорить научились только Homo sapiens, от которых произошли мы с вами? А другие эволюционные ветви эволюции человечества оставались немыми и лишь эмоционально мычали? Похоже, что нет. У неандертальцев подъязычная кость (она участвует в движениях языка и поэтому важна для речи) испытывала те же нагрузки, что и у «говорящих» людей. Об этом говорит ее структура. И ген FOXP2, который называют геном речи, у нас и неандертальцев - с одинаковыми мутациями! Скорее всего, мы унаследовали эти мутации от общего предка.

- Адаптация к членораздельной звучащей речи появляется еще у гейдельбергского человека, - уточняет Светлана Бурлак.

Что это за человек такой? Один из древних и уже вымерших видов. Гейдельбергские люди появились в Европе примерно 800 тысяч лет назад, позже от них произошли неандертальцы.

- У них формируется так называемая вторая область лучшей слышимости - на тех частотах, где отличается слово «шесть» от слов «сесть», «тесть», «честь». Позвоночный канал у гейдельбергского человека толстый. Это значит, что работала диафрагма. Она очень важна, Потому что есть звуки громкие - например, «а». А есть тихие, как «т». Когда я произношу слоги «та» или «ка», мне надо двигать диафрагмой, совершать определенные тонкие движения. Для управления диафрагмой в грудном отделе позвоночника должен быть толстый канал, чтобы все нужные нервы туда влезли. Опять же и мозгов у гейдельбергского человека было больше, чем у предшествующих видов.

СНАЧАЛА БЫЛИ ЖЕСТЫ

Ещё одна версия: сперва люди придумали язык жестов, а потом уже научились говорить.

- Да, в некотором смысле предшественником речи является жестовая коммуникация, в которой звук играет вспомогательную роль. Обезьяны до сих пор так живут. И наши предки, вероятно, жили так же, - считает доктор наук Бурлак.

Почему люди променяли жесты на слова? Объяснение до смешного простое: они начали делать и активно использовать орудия труда, всякие рубила и каменные топоры. И руки у них резко стали заняты!

Ну вот представьте: сидит первобытная хозяйка очага, дубасит камушком шкуру по самой свежей палеолитической моде. И что теперь, откладывать камень и шубу, чтобы жестами сообщить мужчине: иди уже на охоту, а то без ужина останемся! Проще и логичнее сказать словами, правда же?

- Сделать из жестов настоящий язык с грамматикой и развесистым синтаксисом мы просто не успели бы. Пока руки были не заняты - мозги были обезьяньи, их бы не хватило, - объясняет филолог.

Но не случайно все мы «на автомате» жестикулируем в процессе общения! Даже если говорим по телефону и собеседник нас не видит.

ТЫ МЕНЯ УВАЖАЕШЬ?

В книге американского профессора-антрополога Джозефа Хенрика «Секрет нашего успеха» есть любопытная мысль, проливающая свет ещё на одну неожиданную грань происхождения языка:

- Удивительная вещь! Наши предки, в отличие от шимпанзе, впервые развели два понятия: бояться и уважать. Когда мы кого-то боимся - мы его избегаем, держимся поодаль. Потому что страшно, как бы он нам не навалял. Но мы ему не подражаем. А если мы кого-то уважаем, то ходим за ним, смотрим на него восторженным взглядом и подражаем во всем. Такая же маечка, такая же причесочка. Он верещит? Я тоже буду так верещать. Кажется, что это глупость, избыточное подражание. Но оно позволяет культурным практикам вступать в естественный отбор. Хорошие культурные практики его проходят, плохие вымирают. Иногда вместе со своими носителями, - описывает суть Светлана Бурлак.

Не исключено, что язык оказался той самой хорошей культурной практикой! И первыми его начали использовать самые уважаемые члены древних коллективов.