Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+30°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
29 мая 2024 0:00

«Иначе как мы внукам в глаза посмотрим?»: Самое упрямое село России не дает чиновникам закрыть свою школу

Село Воздвиженье выступило против закрытия местной школы по решению властей
Село Воздвиженье выступило против закрытия местной школы по решению властей

Село Воздвиженье выступило против закрытия местной школы по решению властей

Фото: Владимир ВОРСОБИН. Перейти в Фотобанк КП

ПРИРОДУ НЕ ОБМАНЕШЬ?

Село с хорошим именем – Воздвиженье стоит недалеко от Кинешмы. Или скорее - спит. Растянулась на берегу, и дремлет сладко в объятиях красотки-Волги. А ты, вечный путешественник, готовишься к русскому современному обычаю. Постоять посреди улицы. Прислушаться. Поглядеть в темные деревенские окна, словно в глаза покойника. Пройтись до околицы. И не встретив не единого жителя, кивнуть: «мертвечина»…

Впервые, за много лет командировок я боялся разочарования, что захочу уехать сразу же. Вот с кем тут говорить? О чем? Все, казалось бы, ясно.

Местную школу с 18 учениками и 6 учителями – власти закрывают. Закончились ее мучения.

Местные чиновники удивлены – почему из-за ликвидации обычной сельской школы поднялся такой шум? Чего все всполошились?! Прокуроры, журналисты…

Село с хорошим именем – Воздвиженье стоит недалеко от Кинешмы. Или скорее - спит.

Село с хорошим именем – Воздвиженье стоит недалеко от Кинешмы. Или скорее - спит.

Фото: Владимир ВОРСОБИН. Перейти в Фотобанк КП

- Чего Воздвиженье скандалит? – гадали они. - Природу не обманешь. Время ему пришло.

И говорили они с сочувствием. Так в хосписе утешают родственников умирающего – нет, мол, смысла продлевать мучения. В 2021-м году в воздвиженской школе училось 28 учеников, в 2022-м — 25, в 2023-м - 21, в 2024 — 18…

- Из них только шестеро живут в этой деревне, - рассказывает зав. отделом образования Заволжского района Ольга Торгашова. - Остальных все равно подвозили из соседних сел. Поэтому для большинства ничего не изменится – те же 15-20 минут езды на школьном автобусе, только по другому маршруту - до городка Заволжье. А там не деревенское обучение с престарелыми учителями, совмещающими пять предметов, а большой современный лицей с отличным образованием.

Местную школу с 18 учениками и 6 учителями – власти закрывают. Закончились ее мучения.

Местную школу с 18 учениками и 6 учителями – власти закрывают. Закончились ее мучения.

Фото: Владимир ВОРСОБИН. Перейти в Фотобанк КП

«ДЕТЕЙ НАДО СПАСАТЬ!»

Вздыхаю.

Торгошова смотрит с удивлением… А я вспомнил сельскую школу, где когда-то сам служил учителем. Теперь в моем 11-м «А» вместо 15 человек, трое.

- Жалко – объясняю.

- Вы же бывший педагог, - покачала головой завотделом. - Вы же понимаете, что школа – это не просто здание, которое нужно во что бы не стало сохранить… Это дети. Мы должны работать в их интересах… Разве не очевидно?

Молчу.

- Хорошо. Вас, как учителя, это убедит… (Торгашева листает бумаги). В школе нет учителя биологии, химии, физкультуры. Написал заявление об увольнении учитель математики и физики. Смотрите оценки. Из шести выпускников Воздвиженья трое сдали выпускные тесты на двойки, хотя годовые оценки у них «четыре», «пять»… Детей надо спасать! Тех, кто там еще остался!

Единственное село в России, чьи местные жители не сдались безропотно – оптимизации. Они провели сельский референдум и постановили – школе быть!

Единственное село в России, чьи местные жители не сдались безропотно – оптимизации. Они провели сельский референдум и постановили – школе быть!

Фото: Владимир ВОРСОБИН. Перейти в Фотобанк КП

Поднимаю руки. Сдаюсь. Педагогически все верно. Да, и гимназия, ждущая воздвиженских детей, выглядела по-городски богато: три этажа, раздевалка, стадион, даже веселая вахтерша на входе. И директор, Елена Макурина – одна из самых сильных в районе. По иронии судьбы, когда-то именно она возглавляла несчастную школу Воздвиженья, отчаянно за нее сражалась. Но и ее «переманили» в город…

И вот что, странно… При вопросе – надо ли закрывать Воздвиженскую школу? – Елена Сергеевна почему-то молчала, и мученически смотрела на завотделом образования.

- Мы должны работать в интересах детей!– чеканила та...

«ПРИГОВОРЕННЫЕ»

И вот я в «приговоренном» Воздвиженье.

«Надо спасать тех, кто еще остался,» - вспоминал я золотые слова, слушая мертвецкую тишину.

И вдруг. Далекий звонок. Ф-р-р-р! стайка детей со школьными рюкзачками… Чумазый мужичок выполз из под трактора, рабочие высунулись из чердака соседней развалины. Запилили, застучали молотками. Из-за поворота показал морду рейсовый автобус. Зазвенели колокола старинной церкви. А у клуба обнаружилось странное объявление:

«В 18.00 прокурор района проводит встречу с гражданами».

И потянулись к клубу люди, куда срочно прибыл чем-то встревоженный прокурор. За ним приедет еще один, уже из области. Потом забегают чиновники, затревожатся телефоны…

А все потому что живо оказалось Воздвиженье. Единственное село в России, чьи местные жители не сдались безропотно – оптимизации. Они провели сельский референдум и постановили – школе быть!

И всем селом встали на защиту маленького, невзрачного здания, где совсем скоро прозвенит действительно Последний Звонок.

Фото: Владимир ВОРСОБИН. Перейти в Фотобанк КП

«ЗУБАСТЫЕ»

Воздвиженцы всегда этим славились… Соседние деревни смолчат, рукой махнут – «да, пропади, мол, все пропадом, моя хата с краю», а тут, что не случись – скандал, крики, суды и письма президенту. Говорят, это повелось еще с 90-х, когда местный колхоз резали на паи. Чиновники через посредников скупали за копейки, но когда Воздвиженье узнало настоящую цену, взбеленилось. Выбрало себе «зубастых» депутатов, чтоб держать оборону от жуликов. Депутаты их быстро нашли, и затеяли упорные войны с коммунальщиками за справедливые тарифы (правда, снизить-то они их, снизили - в два раза, но коммунальщики не согласились, и теперь село должно по суду миллионы перекупщице долгов, некоей даме из Краснодара).

Потом село увлеклось войной со строителями, построившими вместо нужного водопровода, ненужный клуб. Деревня долго ворчала – по поводу такой вопиющей бесхозяйственности (зачем, мол, старый, крепкий клуб снесли?), и подсчитала – сколько стоит новый. Восемь миллионов, оказалось, пропали при строительстве.

- Ну, разумеется, - вздохнули деревенские, и героически, через суд, выбили их со строителей назад…

Так и живет Воздвиженское в вечной обороне. То ли от воров, то ли от дураков.

Но заметил – даже «записные противники» колючих воздвиженцев – чиновники, говорят об этом селе с уважением. Мол, ясно-дело там люди странные, но стоят за Родину, за село, это, мол, у них не отнять…

Фото: Владимир ВОРСОБИН. Перейти в Фотобанк КП

ПОДУШЕВАЯ УДАВКА

И как символ деревенского патриотизма – Воздвиженская школа. Ей, одной из первых приходских школ Костромской губернии (в XVIII-XIX веках Воздвиженье относилось к Костроме), как минимум 200 лет, и этот факт - теперь последний спасительный аргумент. Не для чиновников. Для деревни. Воздвижье никак не может взять в толк, и смириться никак не может – 200 лет была школа, а 2024-м она исчезнет?! Это как?!

«Сотни лет ее предки сохраняли, а мы хотим ее уничтожить? - Как будем смотреть внукам в глаза? – возмущаются на лавочках одни.

- Каким внукам? - усмехаются другие. – Они и село скоро так оптимизируют. Не будет школы – это, считай, минус один рейсовый автобус из трех в день (сюда учителя же ездили), десять рабочих мест. Еще же и детсад закрывают (он в здании школы, так что — заодно с ней)… Медпункт, вон, уже пустой стоит — некому работать. Все забота о нас – как оптимизировать и закрыть, а не как развить. Ну, что давайте еще и церковь закроем?!

Воздвиженцы, надо сказать, очень ясно видят свое будущее. Когда, например, под крышу школы перевели детсад, в его прежнем здании сын главы района открыл швейный цех под обещание нанять местных. Но обещанных зарплат деревенские не дождались. Теперь ждут – мигрантов… И подозревает деревня, что с закрытой школой поступят также.

Фото: Владимир ВОРСОБИН. Перейти в Фотобанк КП

Но в школу упрямое Воздвижье «вцепилось», похоже, даже не из расчета…

Закрыть ее власти пытаются уже не одно десятилетие – особенно, когда российское образование перевели на «подушевое финансирование». Этот железный принцип оказания услуг: сколько детей в школе – столько и денег на зарплату учителям, для сельских школ – удавка. Словно специально для них придуманная. Учителя в деревне, бывает, получают меньше школьной уборщицы. И, конечно, бегут в города…

И Воздвиженская школа у отдела образования – давно на карандаше. Там уже лет 20 следят – сколько детей пришло? Какая успеваемость? Сколько учителей осталось? И не пора ли лавочку прикрыть?

И каждый раз деревня спасает школу. Однажды она пошла на отчаянный шаг…

КАК ДЕТЕЙ «РАЗДОБЫЛИ»

Весь район знает эту удивительную историю. В середине «нулевых», когда администрация уже готовила бумаги для закрытия, Воздвиженье спасли семьи – Красновых и Сашневых. По легенде, чиновники были поражены, когда в школу 1-го сентября вдруг явились 10 (!) новых учеников.

Сашневы из детдома усыновили сразу шестерых. Краснова двоих. Затем подтянулись Громовы, Сорокины… Школа была спасена! Всего в итоге 20 усыновлений!

Галина Краснова уже пенсионерка, вспоминает: «Вижу, бежит ко мне мальчик, ручки протягивает, у меня сердце переворачивается – понимаю, мой ребенок. А он обнимает меня и зовет куда-то, ведет за руку. И приводит к младшей сестре… Ну, какой у меня мог быть выбор,» – смеется.

К деревенской легенде о том, что Красновы-Сашневы так спасали Воздвижье, Галина относится с улыбкой – мол, хорошо, что так люди думают… И растроганная, бросилась звонить тому маленькому мальчику из детдома. На работу. Из трубки послышался бас: «Да, мам!».

Но сейчас в деревне настали другие времена. Многодетное семейство Слепко, которое могло спасти школу, учит детей в соседней Кинешме, и это для районных педагогов - сильный аргумент. Для детей, мол, важнее качественное образование, а не сельский патриотизм.

Фото: Владимир ВОРСОБИН. Перейти в Фотобанк КП

Да, и я в разговорах с мамами, бабушками, и, бывало, с отцами – вкрадчиво спрашивал: «Не главное ли для ваших детей – хорошее образование?»

И получал в ответ то, что пока не понятно не Минпросвещения, ни районным чиновникам…

Люди повторяли странную фразу: «мы одна семья».

Что это означает, я начал понимать, когда увидел эту удивительную Воздвиженскую школу…

«Я НЕ ПОЕДУ В МОСКВУ»

Последний директор двухвековой школы Наталья Попова, увидев на пороге журналиста, да еще из Москвы, горько всплеснула руками.

Она и директор, и математик, и химик, и учитель информатики. Она устала – и от безденежья, и от каторжного труда, и от ежегодного пересчета учеников – хватит, не хватит? Она рада уехать отсюда в город, в нормальную, сытую школу, к классам по 25-30 человек – она готова отключить эти маленькие классы по 3-5 учеников от «искусственного дыхания». Потому что сопротивляться «подушевому финансированию» выше сил человеческих…

И решимость ее была отчаянной, выстраданной.

Мы стояли перед классом старшеклассников. Я спрашивал – как они относятся к закрытию школы, зная ответ.

Эти ребята уже записали видео-обращение к губернатору.

«Пожалуйста, не закрывайте! – просили они. - Она для нас родная!»

Выпускник школы, воюющий в СВО, прислал «камуфляжное» видео-предупреждение – мол, вы там чего?!

Все село на прошлой неделе пришло на обязательный в таких случаях опрос: «Согласны ли вы с закрытием школы». И все, единогласно проголосовали: «Нет!»

И теперь директор Наталья Ивановна меж двух огней. И считает дни – когда это все закончится!

- Вы собираетесь жить в Воздвиженье? – спросил я учеников. - Кто готов – поднимите руки.

Как дрожащие ростки, они неуверенно стали подниматься вверх… И вдруг.

- Ну, что вы себя обманываете! – горько вскрикнула директор.

И мы все замолчали. И тут встает паренек:

- Я не поеду в Москву. Не хочу. Я буду работать в Кинешме, а жить здесь! Я так сказал!

Фото: Владимир ВОРСОБИН. Перейти в Фотобанк КП

ОДНА СЕМЬЯ

В столовой школы рыдали повара. Мрачными тенями ходили учителя. На первом этаже в зарослях школьного Зимнего сада, сидели девчонки и решали какие-то задачи… Четыре пацана на уроке и учитель. Странная, нешкольная тишина…

И учительская зависть! Не надо наводить порядок в классе, обуздывать Камчатку (задние парты), отбирать телефоны и взывать к детской совести…

Я тут, в уютных старых коридорах, понял, наконец, что это значит – «мы одна семья». Тут все родственники. Вместе учатся братья и двоюродные сестры, а учителя - их дяди, а то и бабушки…

И отправить их, деревенских в город, в класс-муравейник, может педагогически правильно, но по-человечески жестоко…

- И опять-таки тут же индивидуальное обучение, столько внимания каждому ученику… - размышляю я вслух. Но директор Попова только машет рукой – где, мол, учителей возьмешь…

- А я знаю где, – вдруг говорю.

Меня осенило!

На место неожиданного «восстания» прокурор приехал с организаторами закрытия школы - руководством отдела образования, и, видимо, собрание наэлектризовалась, выяснилось много интересного…

На место неожиданного «восстания» прокурор приехал с организаторами закрытия школы - руководством отдела образования, и, видимо, собрание наэлектризовалась, выяснилось много интересного…

Фото: Владимир ВОРСОБИН. Перейти в Фотобанк КП

ПРОКУРОР ПРИЕХАЛ

Появление федеральной прессы для сельских чиновников еще полбеды. А вот когда ты являешься в самый интимный момент - на встречу селян с прокурором, и наблюдаешь – решающую схватку… Тут бывают сюрпризы.

На место неожиданного «восстания» прокурор приехал с организаторами закрытия школы - руководством отдела образования, и, видимо, собрание наэлектризовалась, выяснилось много интересного…

Оказывается, многодетное семейство Слипко готово хоть завтра привести детей в школу, если чиновники перестанут ее терроризировать, угрожая закрытием. Родители не хотят травмировать психику ребенка, устраивая его в класс, который завтра-послезавтра закроют.

Оказывается, учителя не хотят уходить. И готовы учить даже за такую зарплату.

Оказывается, есть молодые учителя, которые готовы работать с сельскими учениками, и родители их уже нашли (включая, нового директора – чье имя пока скрывают «чтоб не съели»).

Прокурор слушал-слушал…

- А я сам родом из села Саратовской области, на границе с Казахстаном, там в школах очень мало учеников, - вдруг вздохнул он.

- И вам не больно? – спросил его зал.

Прокурор замолчал. Минут на десять.

Фото: Владимир ВОРСОБИН. Перейти в Фотобанк КП

ЧУДО

В момент подписания этого номера «Комсомольской правды» в печать, пришло сообщение - прокуратура выписала предписание администрации о невозможности закрытия школы.

Ее снова чудом спасли!

ОТ АВТОРА

Обозревателя KP.RU, бывшего сельского учителя, В. Ворсобина

У меня два предложения. Администрации Заволжского района Ивановской области предлагаю перевести школу села Воздвиженье в категорию малокомплектных. Закон позволяет защитить сельских детей от «подушевого финансирования», которое вредит российскому образованию.

И предлагаю педагогам приехать на работу в Воздвиженье. Здесь очень красивое место. Дружные и добрые люди. И прекрасные дети. Не пожалеете.